Собрание против сочинений

Возврат выпускного сочинения поставил экспертов в тупик



Дмитрий Ливанов на заседании Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской...

Дмитрий Ливанов на заседании Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской Федерации

Минобрнауки России
Зачем нужно вводить сочинение в итоговую аттестацию и каким образом это можно сделать, размышляли на Общественном совете при Минобрнауки. Поручение президента поставило экспертов в тупик. Большинство учителей-словесников и школьников отрицательно относятся к сочинению как форме экзаменационной работы. Но сказать президенту о том, что возврат к сочинению — плохая идея, никто не решится.

«Давайте мы в первую очередь о детях подумаем, а о президенте и своей карьере уже потом, — кричал член Общественного совета при Минобрнауки, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. — Обратите внимание, что обязательный экзамен по иностранному языку вводят только в 2020 году. Семь лет будет на его проработку и внедрение! Почему же обязательный экзамен по литературе должны вводить в таком экстренном порядке?» Накал страстей на заседании Общественного совета при Минобрнауки, где обсуждалось совершенствование процедуры итоговой и промежуточной аттестации в школе, превысил допустимую норму.

«Президент сказал: проработать вопрос о внедрении сочинения в итоговую аттестацию к 1 марта следующего года. Что это значит? Какие результаты должны быть к этому числу?» — спрашивал у замминистра образования и науки Натальи Третьяк член совета, учитель литературы московской 57-й школы Сергей Волков. «Не берусь трактовать слова президента. В любом случае работать надо начинать быстро», — сказала Третьяк.

«Предложения по изменению образовательных программ, экзаменов должно готовить министерство, а затем уже их озвучивать «наверх». А сейчас все происходит в обратном порядке — министерству спускают сверху предложения по совершенствованию выпускного экзамена.

Непонятно, откуда была вброшена идея сочинения, потом ее подхватил президент, а мы пытаемся понять, что он имел в виду. Может, просто спросим?» — заметил профессор Михаил Гельфанд.

Однако спросить президента, зачем нужно возвращать школьное сочинение, вряд ли кто-то осмелится. Алексей Венедиктов обвинил учителей-словесников в том, что это они сказали президенту на литературном собрании в ноябре этого года о низком статусе литературы в школе. Однако кто конкретно предложил вернуть сочинение в итоговую аттестацию, остается загадкой. «Так там же писатели были. И учителей разных на это собрание пригласили», — пытался оправдаться учитель Волков, который на литературном собрании был и учителей-словесников представлял, но о сочинении ничего с трибуны президенту не говорил.

На самом деле предложение сделать литературу и историю, а также «основы духовного и патриотического воспитания» такими же обязательными предметами, как математика и русский язык, на президентском Совете по культуре и искусству в начале октября заявил глава Музея Михаила Шолохова, внук писателя Александр Шолохов.

«Возврат сочинения вызвал очень сложную реакцию. Понятно, что цель поручения президента — возродить интерес к литературе. Но надо помнить, что даже хорошая идея, если она технологически никак не отработана, может привести к тяжелым последствиям»,

— сказал председатель совета, директор школы №109 Евгений Ямбург.

Сергей Волков, на плечи которого легло задание разобраться в поручении президента и найти пути решения, подготовил доклад, опросив большое количество педагогов. Главным предложением, с которым выступил Волков, стало создание двух рабочих групп, которые могли бы внести свои предложения по внедрению сочинения, на основе которых можно будет выработать единое решение.

В качестве примера дискредитации поручения президента, которую необходимо избежать, Волков привел хитрую идею московского департамента образования, который уже с этого года ввел сочинение для десятиклассников. Школьники должны будут писать работу, используя список 100 книг, которые «рекомендованы к прочтению Путиным», однако на результаты ЕГЭ оценка за сочинение влиять никак не сможет.

По словам Волкова, сочинение нужно вводить не раньше 2015 года.

«Введение сочинения не повысит культурный уровень общества и не заставит подростков читать, а, наоборот, вызовет протесты со стороны и учителей, и родителей, и школьников.

Большинство выступает против идеи возвращении сочинения. Учителя начинают кричать благим матом, когда слышат слово «сочинение». Сейчас школьники сдают два обязательных экзамена — математику и русский язык. Если вводят сочинение, то на одного учителя-словесника приходится подготовка к двум экзаменам. А учителя других предметов готовят только к одному необязательному экзамену. Если взвалить на учителей два обязательных экзамена, то часть из них просто уволится», — говорит учитель.

Все эксперты согласны, что в последние годы своего существования сочинение потеряло всякий смысл из-за многочисленных сборников готовых сочинений.

«Сочинение умерло, потому что устарело морально,

— говорит Волков. — Поэтому, если его возвращать, это нужно делать в новом виде. Сначала надо договориться о том, что имеется в виду под формулировками в поручении президента. Неясно, нужно ли вводить обязательный экзамен по литературе в итоговую аттестацию или сочинение может быть допуском к ней. Если это итоговая аттестация, то она может проводиться только в формате ЕГЭ, а значит, надо будет вносить изменения в законодательство. Если сочинение рассматривать как допуск до ЕГЭ, то это внутреннее дело школы, а значит, она не решит те меры, которые якобы призвано решить сочинение, — повысить интерес к чтению».

Также Волков предлагает определить, в каком жанре проводить сочинение.

«В формулировке президента столкнулись три жанра — устный экзамен, защита проекта и сочинение.

По-видимому, это сведенные в одну фразу предложения, которые поступали от разных участников процесса. Потому что о необходимости введения экзамена президенту говорили и писатели, и киноактеры, и режиссеры, каждый на свой лад. Мне кажется, эта формулировка дает нам свободу, и мы можем выбрать, в каком виде вводить сочинение», — отметил учитель.

Чтобы в адекватной форме выполнить поручение президента, Волков предлагает нетривиальное решение — перенести ЕГЭ по русскому языку в 9-й класс, в 10-м классе проводить обязательный внутришкольный устный экзамен по литературе, а в 11-м — писать итоговое сочинение по русскому языку и литературе, но не в том виде, в котором оно было раньше.

«Сначала нужно определить, что мы преподаем и для чего мы преподаем, а уже потом искать форму экзамена.

У нас же происходит все наоборот — содержание экзамена диктует характер учебной программы. Уже звучит опасение, что интерес государства к этому предмету означает перевод предмета на идеологическую основу, что позволит расставить правильные акценты и узнать, правильно ли думают ученики», — говорит Волков. Если принимать такое предложение, то придется пересматривать образовательную программу.

Второй выход — ничего не менять, поскольку сочинение, по сути, есть в части С ЕГЭ, и потому можно назвать экзамен по русскому языку «экзаменом по русскому языку и литературе». Правда, тогда цель возврата сочинения будет подменена — никакого интереса к чтению у школьников не появится. Хотя Волков сам согласен с тем, что введение сочинения никакого интереса к чтению не вызовет.

Слова, которые на совете так никто и не озвучил, но которые явно напрашивались:

вернуть сочинение в итоговую аттестацию предложили люди, которые понятия не имеют, как школьники сдают нынешние экзамены,

и которые не знают, что часть С в ЕГЭ как раз и представляет собой пресловутое сочинение — это несколько эссе на разные темы.

«Вспомним, как проходило сочинение раньше: 1 июня с 9.00 до 15.00 ко всем должно было прийти вдохновение. Это очень проблематично. В таком виде, в каком он был, сочинение возвращать нельзя, — считает директор санкт-петербургской гимназии №56 Майя Пильдес. — Нужно разговаривать об этом с педагогическим сообществом, чтобы подумать над тем, каким может быть экзамен».

Замминистра Наталья Третьяк отметила, что после того, как будет принято решение, каким образом внедрить сочинение в итоговую аттестацию, будет понятно, потребуется ли вносить какие-то изменения в законодательство.

К концу заседания в итоге было принято только одно решение — о создании двух рабочих групп, которые займутся проработкой того, каким образом можно ввести сочинение в итоговую аттестацию.

«Все изменения в экзаменах произойдут не раньше следующего учебного года.

Менять в течение учебного года правила было бы некорректно. Рабочие группы должны будут представить всю аргументацию за и против обоснованности введения сочинения до апреля», — заявил министр образования и науки Дмитрий Ливанов.

«Вы нас успокоили, что с этого года сочинение не вводится. С точки зрения разумности это правильно», — с облегчением вздохнул Евгений Ямбург. «С точки зрения разумности и со следующего года сочинение вводить нельзя, потому что это означает пересмотр всей программы старших классов», — добавил Алексей Венедиктов. «Я с вами согласен, но

создание рабочих групп позволит вступить в диалог, может быть, даже с администрацией президента, это такие же люди.

Если мы будем с ними вести диалог, объясним, что разумно, а что неразумно, то все будет нормально», — считает Ямбург.