«Да, меня вынудили уйти в отставку»

Судья из Волгограда рассказала, как на нее оказывали давление



Судья Дзержинского районного суда Волгограда Татьяна Мирошникова

Судья Дзержинского районного суда Волгограда Татьяна Мирошникова

«Газета.Ru»
В судебной системе разгорается очередной скандал. В распоряжении «Газеты.Ru» оказалось видеообращение судьи Дзержинского райсуда Волгограда, которая говорит, что ушла в отставку из-за давления. В суде заявили, что озвученные ею данные не соответствуют действительности, отметив, что она не подавала жалоб. Сама судья при этом считает, что практика давления на судей не носит массового характера, а это «одноразовые ситуации».

Судья Татьяна Мирошникова ушла в отставку в начале октября этого года. Общий стаж ее работы в судебной системе превышает 20 лет: начинала с секретаря судебного заседания, затем была помощником председателя суда, мировым судьей и закончила карьеру в статусе федерального судьи Дзержинского райсуда Волгограда.

«В течение нескольких последних лет моей работы на меня пытались несколько раз оказать давление,

вмешиваясь в мою деятельность при отправлении правосудия», — говорит судья. По мнению Мирошниковой, среди прочих инициировалось такое вмешательство будто бы заместителем Волгоградского областного суда Чаркиным Сергеем Анатольевичем.

Затем она рассказывает об одном эпизоде и обстоятельствах, в которых, на ее взгляд, ее принуждали изменить приговор. Осенью 2012 года она рассматривала дело в отношении группы лиц о незаконной организации азартных игр. 1 ноября дело было окончательно рассмотрено по существу и проведены судебные прения. Последнее слово и вынесение приговора были назначены на 26 ноября.

И во время этой длинной паузы, по ее словам, к ней обратился бывший судья Александр Мешков, который предложил Татьяне Мирошниковой сделку. «Мешков оказывал на меня давление», — полагает судья в отставке в своем обращении. По ее словам, бывший коллега пояснил, что действует якобы от имени заместителя председателя суда Чаркина.

«Сказал, что мне необходимо в день постановления приговора назначить подсудимым наказание с применением статьи 73 УК РФ (условное наказание. — «Газета.Ru») без штрафа по данному делу,

— поясняет судья. — При этом пояснил, что если я не выполню данное указание, в ближайшее время мои полномочия как судьи будут прекращены».

Татьяна Мирошникова уточняет, что в этот период в совете судей Волгоградской области находилось представление о ненадлежащем исполнении ею своих обязанностей, а Сергей Чаркин — председатель этого совета.

«Они просто собрали частные определения в мой адрес за мои последние три года, — сообщила Татьяна Мирошникова «Газете.Ru». — В основном это общие слова – например, «чрезмерно мягкие приговоры», хотя у меня только один приговор за шесть лет судейства отменили за мягкость.

Мне сказали, что могут просто погрозить пальчиком».

Смысл предложенной сделки, по мнению Мирошниковой, заключался в том, что, если судья принимает нужное решение, рассмотрение закончится для нее благоприятно. Татьяна Мирошникова отмечает, что рассмотрение ее вопроса было назначено на 23 ноября, но вопрос был неожиданно снят с повестки и перенесен на следующее заседание, которое должно было состояться уже после того, как она озвучит приговор по «азартному» делу.

Перед вынесением приговора, утверждает Мирошникова, к ней обращались и другие действующие сотрудники судебной системы, которые также ссылались на указание Чаркина. «Тем не менее 26 ноября подсудимым было назначено реальное наказание», — подчеркивает судья в отставке.

Мирошникова рассказала «Газете.Ru», что

после этого начались разговоры о том, что она якобы взяла деньги за «мягкий» приговор, но слова не сдержала.

После этого судья была вынуждена обратиться за госзащитой, потому что, по ее мнению, ей и ее семье могла угрожать опасность. «Могли начать требовать сумму, которую я якобы взяла, но, естественно, не брала и взять не могла, — отмечает Мирошникова. — А какие деньги там крутились и кто их брал, могу только догадываться».

Пресс-секретарь Волгоградского областного суда Владимир Шевченко заявил, что заявление судьи Мирошниковой не соответствует действительности. «Подобное заявление вызывает по меньшей мере недоумение, — сообщил он «Газете.Ru». —

Пресс-служба Волгоградского суда не может судить о мотивах, по которым Мирошникова распространяет информацию, не соответствующую действительности и статусу судьи. Она не обращалась в совет судей и Следственный комитет, хотя имеет на это право.

Примечательно, что ранее в связи с многочисленными нарушениями закона при отправлении правосудия ей вынесено более десяти частных определений. По инициативе совета судей Мирошникова привлекалась к дисциплинарной ответственности. Очень много фактов нарушений по разным делам, самых разных, в том числе в первой половине 2013 года».

«Это началось с весны, — рассказала Мирошникова «Газете.Ru». — По уголовным делам мои приговоры устраивали. Но любые постановления, рассмотренные по УДО или по применению нового закона об изменении приговора, отменяются и изменяются, и мне выносятся частные определения. Их выносят не только в мой адрес, но и в адрес председателя. Чтобы он обратил внимание, что у него судья неграмотная. Так что, по сути, да — меня вынудили уйти в отставку», — считает судья.

«К дисциплинарной ответственности она привлекалась и до, и в 2012 году,

— отметил Владимир Шевченко. — Привлекалась через частные определения. С 2011 года появились претензии на постоянные нарушения. Вопрос об очередном представлении к дисциплинарной ответственности недавно рассматривался в Дзержинском райсуде. Но в связи с тем, что она ушла в отставку, ограничились обсуждением».

В беседе с «Газетой.Ru» Татьяна Мирошникова отметила, что случаи давления на судей — явление не единичное.

«Это одноразовые такие ситуации, но по очень громким, резонансным делам, которые в принципе интересуют общественность,

— считает она. — Но повседневная работа не складывается из громких дел, они бывают нечасто».

Сообщать, насколько это явление системно и как часто судьям приходится терпеть вмешательство в свою работу, бывшая судья не стала, сославшись на корпоративную солидарность. «Мне об этом судить не дано – не хотелось бы подводить наших коллег и нарушать судейскую этику, — сообщила она. — Это редкие, разовые случаи. Я просто так попала именно по стечению обстоятельств. А наша повседневная работа складывается из повседневных дел».