Перестрелка депешами

Нидерланды раскрыли дипломатическую переписку с Россией в связи с ситуацией вокруг ледокола Arctic Sunrise

,
Нидерланды раскрыли дипломатическую переписку с Россией в связи с ситуацией вокруг ледокола Arctic Sunrise. Документы были представлены в приложениях к иску в Международный трибунал ООН по морскому праву. Дату рассмотрения дела трибунал объявит в ближайшие дни.

Правительство Нидерландов выполнило свое обещание и подало иск на Россию в Международный трибунал ООН по морскому праву. На сайте трибунала тут же была создана страница для дела и выложены документы, которые прислала голландская сторона. Как оказалось, голландцы раскрыли дипломатическую переписку с российскими посольствами, МИД, ФСБ и Следственным комитетом. Кроме того, в приложениях к иску есть протоколы задержаний и изъятия имущества экипажа ледокола.

В своем иске голландцы требуют от России немедленно освободить ледокол, отпустить моряков и экологов и дать им возможность покинуть территорию России, приостановить все судебные и административные процедуры вокруг ледокола, его команды и владельцев, а также не предпринимать никаких других действий, которые могли бы осложнить или затянуть спор.

Представители трибунала сообщили в информационном письме, направленном «Газете.Ru», что дата начала слушаний будет объявлена в ближайшие дни.

Перечень приложений начинается с письма российского МИДа в посольство Нидерландов в России — как страны, под флагом которой плыл ледокол. Документ датирован 18 сентября, в этот день в 4.20 мск активисты Greenpeace спустили на воду катера и направили их к платформе. А в 7.15 мск с пограничного корабля «Ладога» был дан артиллерийский залп в воздух, а затем пограничники начали преследование судна.

В письме российские дипломаты информируют голландцев об этих событиях, называют действия экипажа судна провокационными и схожими с действиями террористов.

Российские власти предполагали, что на ледоколе находятся экологи.

«После того как в СМИ было объявлено о планах активистов организации Greenpeace, направленных на подрыв деятельности ОАО «Роснефть» и других русских компаний, судно береговой охраны «Ладога» было дислоцировано в районе, в котором находился ледокол», — говорится в письме.

Описав захват двух активистов, взобравшихся на платформу, дальнейший отход ледокола и отказ капитана на просьбу пограничников остановиться, дипломаты потребовали от властей Нидерландов немедленно принять надлежащие меры, направленные на недопущение повторения таких действий. Впрочем, уже на следующий день пограничники на вертолете высадились на ледокол.

23 сентября, когда ледокол буксировали к Мурманску, а следователи заявили, что действия экологов квалифицированы как пиратство, МИД Нидерландов направил в посольство России в Гааге письмо с перечнем вопросов.

Голландцев интересовало, почему пограничники высадились на ледоколе, не сделав запрос у Нидерландов, какие реальные координаты места дислоцирования ледокола, был ли ледокол и его команда арестованы или задержаны, граждане каких стран находятся на судне, какие правовые основания были у российских органов для их действий с ледоколом, была ли у пограничников альтернатива их действиям, не столь чрезмерная.

Ответы на эти вопросы голландцы ждали неделю. Еще одно письмо было направлено в посольство России в Гааге 26 сентября, а на следующий день голландцы получили ответ, но от представителя Следственного комитета России, который пригласил представителей консульства Нидерландов прибыть к ним для участия в следственных действиях. В очередном письме к России голландцы напомнили, что ждут ответа на предыдущие два письма, что захват судна и начало расследования может идти только с согласия Нидерландов, однако обо всех действиях голландский МИД узнал только 28 сентября от Greenpeace.

Только 1 октября, после того как все 30 задержанных на ледоколе были отправлены под арест на время следствия, от посольства России в Гааге в МИД Нидерландов было направлено письмо с ответами на вопросы.

В частности, было сообщено, что 19 сентября в 21.50 ледокол располагался в точке с координатами 69°20,5'N, 57°17,9'Е, которая находится внутри особой экономической зоны России.

В ответ 3 октября голландский МИД заявил, что не считает это положение оправдывающим действия против ледокола и его команды. «Похоже, что Россия и Нидерланды имеют расходящиеся взгляды на права и обязательства России как прибрежного государства в ее особой экономической зоне. Поэтому этот диспут заслуживает рассмотрения в трибунале ООН по морскому праву», — заявили голландцы и направили документы в суд.

Среди русскоязычных документов, поступивших в трибунал, есть письмо от 19 сентября за подписью врио начальника управления ФСБ по Мурманской области Михаила Карпенко к председателю местной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ирине Пайкачевой. Карпенко говорит о судьбе снятых с платформы активистов Марко Вебера и Сини Саарелы — у них были признаки переохлаждения, им оказали медпомощь и выдали сменную одежду.

Есть протокол о доставлении судна в порт Мурманска от 20 сентября, заполненный командиром пограничного сторожевого корабля.

В протоколе указано, что на месте невозможно составить протокол об административном правонарушении, поэтому судно будет доставлено в Мурманск.

Вероятно, речь идет об отказе капитана ледокола Питера Уилкокса остановиться. Позже в отношении него действительно был составлен протокол об административном нарушении, а капитан был оштрафован.

В приложенном к жалобе постановлении Ленинского райсуда Мурманска об аресте судна судья ссылается на ст. 19 Конвенции об открытом море 1958 года, согласно которой любое государство может «захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат», а также «судно, находящееся во власти пиратов», и арестовать находящихся на нем лиц и имущество.

В постановлении суда о разрешении осмотра Arctic Sunrise утверждается, что активисты Greenpeace cовершили «нападение» на платформу «Приразломная» «в целях принятия самовольных управленческих решений в составе организованной группы, угрожая применением насилия».

«Последовательные, умышленные и технически оснащенные действия членов преступной группы свидетельствуют о тщательной спланированности, подготовке и распределении ролей внутри группы», — говорится в тексте документа. По мнению следователей, перечисленные признаки свидетельствуют о «повышенной социальной опасности данной группы для жизни и здоровья граждан и безопасности функционирования объектов топливно-энергетического комплекса».