«На других базах будет то же самое»

Арендаторы закрытой овощебазы в Бирюлеве авральными темпами пытаются вывезти свой товар

Скоропостижное закрытие овощебазы в Бирюлеве не решит проблемы криминального бизнеса и нелегальной миграции, уверены эксперты, — просто в силу того, что подобным образом работают все подобные предприятия и рынки. Городские власти уверяют, что с арендаторами базы решат вопросы цивилизованно — уже подобрали им новые площадки и окажут содействие при переезде.

Последние дни арендаторы плодоовощной базы «Покровская» в Западном Бирюлеве, закрытой после массовых беспорядков, пытаются вывезти свой товар в другие хранилища. Переехать быстро, в отведенные на это два дня, не получилось: закрытая база обеспечивала около 30% потребностей Москвы, и работали на ней около двух сотен предприятий. Сейчас основную нагрузку приняла на себя овощебаза в микрорайоне Хлебниково подмосковного Долгопрудного — из-за наплыва новых арендаторов ее даже пришлось закрывать в среду на санитарный день.

Городские власти заявляют, что оказывают предпринимателям полное содействие и дадут им для переезда столько времени, сколько потребуется. На сайте департамента торговли и услуг размещена вся информация о том, в каких хранилищах имеются вакантные арендные площади.

Как рассказал «Газете.Ru» глава департамента торговли и услуг столицы Алексей Немерюк, изначально для вывоза продукции Следственным комитетом действительно было дано 48 часов, но уже есть договоренность, что этот срок продлится на столько, сколько потребуется арендаторам, чтобы вывезти весь товар.

Третьи сутки на базе работает специальная рабочая группа, в состав которой вошли также представители Следственного комитета и ОБЭП. «Сегодня было вывезено порядка 120 фур, всего за три дня базу покинуло 670 грузовиков, — рассказал глава департамента. — Работа ведется, никто ее останавливать не планирует. Если потребуется, база проработает и завтра, и послезавтра. И я надеюсь, что до понедельника базу освободят».

Принадлежащее ЗАО «Вегетта» овощехранилище в Хлебниково было в среду закрыто на санитарный день, чтобы правильно спланировать прием товара, поступающего с закрытой «Покровской», а также тех грузов, которые туда шли, объяснил Немерюк. По его словам, из переговоров с арендаторами «Покровской» стало понятно, что многие из них имели площади и в Хлебниково. Около 140 крупных арендаторов, имеющих договоры с иностранными контрагентами, сообщили, что не нуждаются в помощи в подборе мест и знают, куда будут перенаправлять свои грузовики.

По словам Немерюка, часть арендаторов переедет на базы в Московской области, где «есть хорошие качественные площади, которые теперь будут востребованы». Однако Хлебниково на сегодняшний день станет основным пристанищем для большинства вынужденных переехать предпринимателей. «Это одна из старейших и самых востребованных баз, — рассказал Немерюк. – Она завоевала лидерство еще до появления «Покровской» и будет держать его, пока не появятся более сильные конкуренты, с более грамотно устроенной логистикой и удобными транспортными путями».

Овощебазу в Бирюлево Роспотребнадзор закрыл в понедельник на пять дней после внеплановой проверки. Как установило надзорное ведомство, там не соблюдалось законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. В среду деятельность компании-оператора овощебазы — ЗАО «Новые Черемушки» — была приостановлена на 90 суток уже Чертановским судом Москвы. Руководство ЗАО «Новые Черемушки» не согласно с решением суда и будет его обжаловать, об этом сообщил почетный президент компании Магомед Толбоев.

О необходимости закрытия базы заявил и мэр города Сергей Собянин.

По его словам, это «создаст определенные технические сложности», но другие овощехранилища «перехватят нагрузку и справятся». Мэр пояснил, что власти не вмешиваются в земельно-имущественные отношения, но могут изменить вид разрешенного использования участка. «Это объект оптовой торговли, и его закрытие или открытие не регулируется правом собственности. Есть нарушения — будет закрыто через суд», — заявил он журналистам в среду.

По словам вице-мэра Александра Горбенко, закрытие овощебазы никак не скажется на обеспечении москвичей продуктами и на их ценах, а все разговоры об этом не более чем «шантаж и попытки оказать давление на власти». По словам Горбенко, заинтересованные в сохранении базы силы во вторник «забросили информацию» о том, что у скопившихся здесь десятков фур заканчивается солярка и вскоре выключатся холодильники. Но на деле это оказалось неправдой. «Такие попытки будут повторяться, но мы постараемся информировать людей об истинном положении вещей», — сказал он.

Между тем сами предприниматели пребывают в растерянности.

Одни рассказывают СМИ, что не знают, куда разгружать привезенный из регионов товар, другие — что на арендованных на базе складах у них портятся тонны овощей и фруктов.

Председатель движения «За честный рынок» Илья Хандриков считает, что предприниматели понесли большие потери, помимо непосредственно испортившейся продукции. «Во-первых, любой переезд предприятия связан с риском потери партнеров и требует выстраивания новой логистики, — говорит эксперт. – На старой точке у людей были выстроены отношения с поставщиками, с потребителями — это нарабатывается годами. Кроме того, очень важна комплексность, когда потребители приезжают и берут сразу все, что им нужно.

Эта база на 70% обеспечивала Москву огурцами, помидорами и зеленью, у нее была связь с ресторанами и магазинами.

А теперь представьте, что какой-то предприниматель, который занимается только зеленью, переедет туда, где рядом с ним не будет овощей. Станут с ним сотрудничать? Во-вторых, у предприятий были какие-то инструменты, оборудование для переработки. Все это можно запустить и на новом месте, но на все нужно время».

По словам Хандрикова, первое сравнение, которое в нынешней ситуации приходит в голову, – разгон Черкизовского рынка.

«Там тоже была достаточно криминальная система сбора аренды, деньги каждый день чемоданами отправляли наверх, в том числе, как говорят, и в мэрию. А когда начали громить Черкизон, полетели «щепки» — реально пострадавшие московские и российские производители. Простые люди оказались просто приложением к происходившим процессам», — говорит эксперт.

Еще одна аналогия – переселение рынков со стадионов. «На всех этих рынках полумафиозные ребята сколотили себе колоссальные состояния. Было нормой, что у помещения была номинальная и реальная цена, разница между которыми клалась в карман. Платилась с нее и коррупционная дань. И когда рынки переехали со стадионов за МКАД, этот механизм остался неизменным. И все те же полукриминальные элементы используют предпринимателей, заставляют их платить нелегально».

По словам Хандрикова, предпринимательское сообщество долгие годы говорит о том, что нужно создавать «народные торговые комплексы», где малый бизнес являлся бы его дольщиком. Были и проекты создания цивилизованных оптово-логистических центров с частичной переработкой продукции. «Создание таких центров могло бы нормализовать обстановку. Но ничего не меняется, и мы снова наступаем на те же грабли», — сетует эксперт.

Председатель комиссии Мосгордумы по экономической политике, науке и промышленности Игорь Протопопов также сравнил нынешнюю ситуацию с разгоном Черкизона.

«Рынок закрыли, все переехали на другие площадки, а принципы ведения бизнеса остались те же, — напомнил эксперт. — Сейчас взялись за эту базу, но на других будет то же самое. Надо менять всю структуру работы этих центров».

При этом, считает Протопопов, когда предприниматель ведет бизнес на грани, а то и за гранью закона (платит «серую» аренду, уходит от налогов), он должен понимать, что когда-то все это может плохо кончиться. «Любая аренда должна быть зарегистрирована в Росреестре, а в договоре должна стоять его реальная стоимость, — напоминает Протопопов. – И в случае форс-мажора, возникшего по вине арендодателя, арендаторы, бизнесу которых был нанесен урон, могут потребовать компенсации через суд. А если арендодатель не выплачивает эту компенсацию, суд может наложить арест на имущество – саму эту базу. Вот нормальное решение для бизнеса — так происходит во всем цивилизованном мире.

Но мне представляется, что здесь никто ничего не регистрировал, договоры заключались на срок менее 12 месяцев или вообще не заключались, площади сдавались за черный нал и в суд идти не с чем».

Точно так же не с чем было идти в суд предпринимателям, заявлявшим, что они пострадали при закрытии ларьков, отмечает Протопопов. «Что из себя представляли эти ларьки? Какой-то бизнесмен получал привилегии от управы, устанавливал павильон и сдавал его в «черную» аренду. Арендатор продавал там что-то — тоже за нал. Город не получал ни копейки, налоги не платились. Деньги шли только в управы, милицию и контролирующие органы. И поэтому сейчас никто из пострадавших в суды по поводу убытков или незаконного сноса не обращается. И здесь будет такая же история», — полагает эксперт.