Группа замедленного реагирования

Бывшие патрульные с Матвеевского рынка, допустившие избиение коллеги, не признали свою вину

В Москве начались слушания дела в отношении бывших полицейских, которые участвовали в инциденте на Матвеевском рынке в июле этого года. По версии следствия, подсудимые Владимир Черезов и Юрий Луньков не приняли достаточных мер, чтобы задержать Магомеда Расулова, проломившего голову оперативному сотруднику Антону Кудряшову. Якобы из-за их халатности тот беспрепятственно скрылся с места преступления. Задержать его удалось только благодаря супружеской паре, запомнившей номера автомобиля, на котором уехал Расулов.

В четверг Никулинский райсуд Москвы приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении бывших сотрудников патрульно-постовой службы ОМВД по району Очаково-Матвеевское — старшего лейтенанта Владимира Черезова и старшего сержанта Юрия Лунькова. По данным следствия, они проявили халатность во время инцидента на Матвеевском рынке 27 июля этого года.

Заседание было назначено на 13.00 и началось с 40-минутным опозданием: конвой не доставил подсудимых вовремя. Прессы было много, но всем в зале хватило места. Более того, в помещении удалось поместиться и довольно внушительной группе поддержки подсудимых. Судья Валентина Комарова начала процесс с того, что перечислила фамилии свидетелей, значащихся в списке обвинения. «Попрошу названных свидетелей покинуть зал», — сказала она. Однако никто с места не сдвинулся: судебные приставы заранее удалили их из зала. Затем Комарова сообщила, что потерпевший (его имени она не назвала, но, судя по всему, это оперативник Кудряшов) по делу на данный момент находится в санатории, но никто не возражал против начала процесса в его отсутствие.

Ходатайств у сторон не оказалось, и прокурор приступил к оглашению обвинительного заключения. Он сообщил, что Черезов и Луньков обвиняются в халатности, повлекшей по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 2 ст. 293 УК). Далее прокурор перечислил их должностные обязанности и «широкий круг полномочий».

По данным следствия, оба 27 июня 2013 года в составе группы немедленного реагирования около 17.00 прибыли на Матвеевский рынок после поступления сообщения о помощи коллегам из УВД по ЗАО.

Черезов был руководителем наряда, а Луньков — водителем патрульной машины. При них были спецсредства, в частности огнестрельное оружие и наручники. Прибыв на место, они увидели агрессивную группу граждан, которая мешала сотрудникам полиции задержать Магомеда Магомедова, подозреваемого в изнасиловании несовершеннолетней. «Черезов и Луньков не дали правильную оценку происходящему и не приняли самостоятельно меры для пресечения противоправных действий группы граждан», — отметил прокурор.

По его словам, патрульно-постовые ограничились лишь отстранением агрессивно настроенных людей от полицейских, а должны были «применить физическую силу и наручники». Тем самым, по мнению обвинения, подсудимые «предоставили возможность продолжить противоправные действия». По версии следствия, из-за такой халатности Магомед Расулов смог ударить сотрудника УВД по ЗАО Антона Кудряшова. В результате тот получил закрытую черепно-мозговую травму и травму глаза. Кроме того, из-за их бездействия Расулов беспрепятственно скрылся с места преступления, завершил свою речь гособвинитель.

Черезов и Луньков заявили, что не признают вину. Выразить отношение к обвинению они отказались и пожелали дать показания в конце судебного следствия.

После этого в зал пригласили первого свидетеля — заместителя начальника первого отдела оперативно-разыскной части УВД по ЗАО Александра Березового. По его словам, с подсудимыми он познакомился 27 июля, хотя, может быть, и виделся с ними ранее.

В тот день он и двое его подчиненных, Антон Кудряшов и Максим Герасимов, выехали в район Матвеевского рынка, чтобы задержать подозреваемого в изнасиловании. По словам их источников, тот спал в припаркованной «Газели». Увидев нужный автомобиль, они остановились. Березовой и Герасимов вышли и направились к подозреваемому, а Кудряшов, который сидел за рулем их Renault Logan, стал разворачиваться, чтобы припарковаться поближе к «Газели». В разыскиваемом автомобиле на водительском сидении действительно спал подозреваемый. По словам свидетеля, он открыл водительскую дверь и схватил Магомедова, а Герасимов проник с противоположной стороны и сунул задержанному в лицо свое удостоверение (оперативники были в гражданской одежде).

Они вытащили Магомедова из машины, уложили на капот «Газели» и надели на него наручники, как вдруг к ним подбежала женщина «неславянской внешности» и начала кричать, требуя отпустить задержанного.

Сразу же появились «другие женщины кавказской национальности», которые «стали вести себя агрессивно», потом подошли и мужчины. Затем появилась красная «четверка», чуть не сбившая одного из сотрудников, из которой вышел мужчина и «начал оказывать воздействие словами и физически». «Мы пытались снизить агрессию, но мужчина не успокаивался, — рассказывал Березовой. — Он хватал нас за руки, пытался оттеснить от задержанного». По его словам, толпа не давала усадить Магомедова в Renault. В итоге Герасимов вызвал подмогу, и через 10–15 минут подъехала машина ППС, из которой вышли подсудимые. «Герасимов пояснил им, в чем проблема, они нам помогли, стали оттеснять толпу, я стал сажать задержанного в машину, и тогда на нас набросились», — отметил свидетель. По его словам, Луньков открыл заднюю пассажирскую дверь Renault, а он толкнул на сиденье Магомедова, уселся с ним рядом и придавил своим телом, чтобы тот не сопротивлялся. Все последующие события он видел из машины. Березовой не успел заблокировать все двери, и на переднее пассажирское сиденье села женщина и начала кричать. Через какое-то время Луньков ее оттуда вытащил.

Как рассказал свидетель, затем на Кудряшова напала женщина, стала бить его руками по голове. «Кудряшов деликатно пытался объяснить, что они нарушают закон», — сказал Березовой. И, разведя руками, добавил: «Ну бить женщину...» По его словам, Луньков и Черезов в это время беседовали с Расуловым. Через мгновение последний отбежал, замахиваясь кулаком, в сторону Кудряшова, ударил его, и тот упал. Охранник рынка и Черезов оттеснили Расулова. Кудряшов встал: на его лбу была вмятина. Затем он сделал несколько шагов в сторону машины и снова упал. Больше он не вставал. Луньков вызвал «скорую». Как уверял свидетель, в это время он отдал полицейским приказ задерживать всех, но этого сделано не было.

Далее к опросу приступила защита, свидетеля допрашивали почти два часа. В ходе опроса он подтвердил, что был старшим по должностным обязанностям на месте происшествия. Березовой также заверил, что никто из сотрудников не применял оружие: при скоплении народа это категорически запрещено. Кроме того, оперативник признался, что подкрепление вызывал через своего руководителя, которому звонил и докладывал обстановку. «Оперативному дежурному бесполезно звонить, потому что с первого раза не дозвонишься», — сказал он.

Когда вопросы иссякли, свидетеля попросили остаться в зале. Следующим на допрос был вызван Дмитрий Янтор. По его словам, 27 июля он с женой стал очевидцем произошедшего. В тот день они увидели толпу людей неславянской внешности и нескольких мужчин-славян. Там же был человек в наручниках кавказской внешности, поэтому они решили, что мужчины-славяне — полицейские в гражданской одежде. Как отметил свидетель, среди толпы особенно выделялся Расулов, который вступал в активный диалог с оперативниками, кричал и «в целом вел себя очень шумно». По его словам, «шумный» гражданин пытался выяснить, за что был задержан его знакомый. «До момента приезда группы никто никого не пытался ударить», — утверждал Янтор. Но когда прибыли патрульные, а задержанного стали сажать в машину, ситуация изменилась. На Кудряшова набросилась женщина, а затем его ударил Расулов, и полицейский упал. После инцидента Расулова какое-то время удерживали, а затем свидетель переключил внимание на Кудряшова, которому оказывали медицинскую помощь.

Через несколько минут он увидел, как Расулов спокойно перешел дорогу, сел в автомобиль и уехал. Свидетеля удивило, что никто не пытался его задержать. Номера уезжающего автомобиля они с женой запомнили и записали.

Впоследствии они узнали из СМИ, что полиция разыскивает Расулова, позвонили в ОМВД «Очаково-Матвеевское» и сообщили номера авто. Затем они позвонили в УСБ МВД и рассказали, что видели. Супруга Янтора оставила соответствующую жалобу. Во время суматохи также прозвучал один выстрел, утверждал свидетель. Он не видел, кто стрелял, но решил, что это был один из полицейских. Кроме того, позже супруги передали в МВД диск с записью инцидента, которую нашли в интернете.

Жена свидетеля Наталья Хафизова подтвердила слова мужа. Она также опознала в Березовом полицейского, который стрелял в воздух. Первый свидетель этот факт отрицал. «Может, вы слышали выстрелы?» — поинтересовалась судья. «Если и были какие шумы, то я не прислушивался», — ответил Березовой.

Далее выступил бывший замначальника ОМВД «Очаково-Матвеевское» Александр Бородин, который был уволен после служебной проверки. Черезов и Луньков были его непосредственными подчиненными. Он уверял судью, что проводил с ними ежедневный инструктаж о том, как они должны вести себя в чрезвычайных ситуациях.

По его словам, подсудимые после инцидента утверждали, что не видели, кто нанес удар Кудряшову.

В завершение суд заслушал еще пятерых свидетелей — рядовых сотрудников того же ОМВД. Все они прибыли на место после Черезова и Лунькова, поэтому не были очевидцами, знали о произошедшем лишь с чужих слов и ничего существенного сообщить суду не смогли.