Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
СПРАВКА

Развитие отношений Китая и Тибета. Комментарий эксперта Александра Койбагарова

«За всю древнюю историю отношений Китая и Тибета независимость страны оценивалась по-разному Китаем и Тибетом. Тибет считал себя независимым и был долгое время закрытой страной, куда не пускали иностранцев. При этом с Китаем у Тибета были политические отношения и там присутствовали китайские представители.
Китайские власти же, напротив, считали, что Тибет принадлежит Китаю. В конце XIX и начале XX века, после развала правящей династии Цинь, в Китае начался хаос — гражданская война и революция, и руководству было не до внешних дел. Тогда Тибет попытался формально закрепить свою независимость, собрать представителей нескольких стран, чтобы на международном уровне признать независимость Тибета. В основном из-за саботажа Китая соглашение не было принято.
Потом, в 1959 году, когда Китай окреп, он аннексировал Тибет. Китай считает, что это всегда была его территория и у них есть этому юридическое обоснование, но также и у Тибета есть основания — юридические, но больше практические, житейские, чтобы стремиться к независимости и свободе.
В результате в Тибет вошла китайская армия и была насаждена китайская администрация, и это стало катастрофой для Тибета и его буддийской культуры. Во время культурной революции большинство храмов в Тибете было разрушено. Из трех тысяч монастырей, храмов и мест отшельничеств осталось три полуразрушенных монастыря. Сколь миролюбивыми ни стали тибетцы за века буддизма, китайский произвол в Тибете спровоцировал восстание монахов. Однако восставший монах, который никогда не брал в руки оружие и первый раз видел винтовку, это довольно печальное зрелище: протест был жестоко подавлен, практиковать буддизм в Тибете стало невозможно, и главы школ сбежали оттуда, расселившись в Индии и Непале. Индия дала тибетцам политическое убежище. А Китай до сих пор считает, что это его подданные, и требует их возвращения. Любая встреча далай-ламы с политическим лидером любой страны до сих пор вызывает раздражение Китая, они подают ноты протеста, всячески выражает свое недовольство. Для России Китай является крупнейшим торговым партнером, и поэтому Россия, руководствуясь прагматическими мотивами, не дает визы далай-ламе, зная, что это вызовет раздражение Китая.
За прошедшие полвека политика Китая в отношении Тибета не раз менялась. В Тибете было 6 млн тибетцев, сейчас осталось 3 млн. В настоящее время при поддержке правительства идет эмиграция китайцев в Тибет, и сейчас в Тибете китайцев больше, чем тибетцев. Как говорят сами китайцы, они стараются цивилизовать Тибет, строят ГЭС, заводы, автомобильные и железные дороги. Но с цивилизацией приходят не только инновации, технологии, но и ее пороки. Так, например, в Тибете появились наркотики, проституция, открылись стрип-бары.
Далай-лама какое-то время размышлял, что должно являться целью борьбы за независимость Тибета и в конце концов решил, что не нужно отделяться от Китая политически, потому что Китай — это великая страна, у которой можно многое взять в технологическом и материальном плане. При этом он продолжает настаивать на полной культурной автономии, чтобы у тибетской нации была возможность делать то, чем она занималась тысячу лет, — развивать буддизм, являть миру великих аскетов, подвижников, чудотворцев.
Тибет всегда был отсталой в материальном плане страной, но, с другой стороны, в Тибете считалось, что духовная практика — это самое важное и самое ценное, чем может заниматься человек. Все жители страны хотели отдать своего лучшего ребенка в монастырь, чтобы он мог там практиковать буддизм. Христианские проповедники не имели успеха в Тибете, потому что поблизости от каждой тибетской деревне жил йог, который ходил по воде, мог летать или делать что-то удивительное и чудесное, и рассказы о том, что кто-то делал то же самое 2 тыс. лет назад, на тибетцев особого впечатления не производили».


ВЕРНУТЬСЯ К СТАТЬЕ