Судебная волокита наказуема и без виновных

Конституционный суд признал обоснованными требования компенсации за процессуальную волокиту



Во вторник КС РФ признал, что потерпевшие вправе обратиться в суд с жалобой на волокиту, даже если...

Во вторник КС РФ признал, что потерпевшие вправе обратиться в суд с жалобой на волокиту, даже если по делу не был установлен виновный в преступлении

Вадим Жернов/ИТАР-ТАСС
Конституционный суд постановил, что потерпевший имеет право на денежную компенсацию за волокиту при вынесении процессуальных решений даже тогда, когда по делу не был установлен подозреваемый. Правда, в этом случае пострадавшему придется доказать необоснованность волокиты — например, бездействие следователя или многократное прекращение уголовного дела.

Во вторник Конституционный суд (КС) России признал, что потерпевшие вправе обратиться в суд с жалобой на процессуальную волокиту, даже если по делу не был установлен виновный в преступлении. Суд признал противоречащими Конституции России ч. 1 ст. 1 и ст. 3 закона № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», а также ч. 1 и ч. 4 ст. 244.1 и п. 1 ч. 1 ст. 244.6 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) России.

Таким образом КС выразил свое мнение по делу жительницы города Братска Иркутской области Агриппины Поповой, которая пожаловалась на 23-летнюю волокиту.

Она рассказала, что в 1986 году в братской больнице ей сделали полостную операцию на желудке, пищеводе и кишечнике, в результате которой она стала инвалидом II группы и получила полную нетрудоспособность. Сначала Попова пыталась добиться исправления ошибок врачей, но у нее ничего не получилось. «Одна из моих попыток все-таки получить надлежащую медпомощь закончилась тем, что 26.08.1986 я была незаконно (не будучи психически больной) врачами помещена в психоневрологический диспансер г. Братска со всеми вытекающими из этого для меня тяжелыми последствиями», — писала она в своей жалобе. Затем пострадавшая обратилась в прокуратуру, требуя возбудить уголовное дело за причинение тяжкого вреда здоровью, неоказание медицинской помощи и незаконное помещение в психоневрологическую больницу. Однако добиться уголовного преследования ей удалось только в апреле 1999 года — тогда прокуратура города Братска возбудила дело, но только по факту неоказания медицинской помощи.

Однако ее мытарства на этом не закончились. По словам Поповой, на протяжении следующих 12 лет прокуратурой было вынесено 26 постановлений о приостановлении производства по делу и 26 — о его прекращении.

Каждый раз потерпевшей приходилось через суд добиваться продолжения расследования. Но 27-е постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное осенью 2010 года, отменить не удалось. За все 12 лет расследования прокуратуре не удалось найти ни одного подозреваемого. С момента обращения заявительницы в прокуратуру в 1987 году до прекращения дела в 2010 году прошло более 23 лет.

Получив отказ в возобновлении расследования, весной 2011 года Попова обратилась в Иркутский областной суд, пытаясь получить денежную компенсацию за волокиту. Это право и закреплено ст. 244.1 ГПК и законом № 68-ФЗ. Однако в июне судья отказала ей в этом праве, так как компенсацию могут получить только пострадавшие по делам, где были установлены обвиняемые или хотя бы подозреваемые. При принятии решения судья руководствовалась совместным постановлением пленумов Верховного суда России и Арбитражного суда России от 23.12.2010 № 30/64, которым и устанавливается правило об обязательном наличии подозреваемого или обвиняемого.

После этого Попова обратилась в КС, считая, что действующие законы нарушают ее конституционные права. В частности, она усмотрела противоречие с двумя статьями Конституции: 52-я (права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба) и 53-я (каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц).

«Лица, не имеющие формального уголовно-процессуального статуса потерпевшего, не могут быть лишены права на судебную защиту, — постановил КС. — Также граждане не должны быть лишены права на доступ к правосудию, если по уголовному делу не установлены подозреваемые или обвиняемые лица».

При этом КС отмечает, что в заявлении о компенсации заявитель должен указать обстоятельства, повлиявшие на длительность расследования. Это могут быть бездействие дознавателя, следователя или прокурора, многократная отмена решений об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу, о прекращении уголовного дела, незаконность которых подтверждена решениями прокурора, руководителя следственного органа или суда. Если следователь не принял все необходимые меры для своевременного установления подозреваемых, суд может проверить, были ли допущены нарушения, и дать им оценку. «При подтверждении этих обстоятельств суд вправе присудить заявителю компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок», — поясняет КС. Однако если доказательства необоснованной волокиты отсутствуют, то сама по себе значительная продолжительность расследования дела не может рассматриваться как нарушение права потерпевшего. В таких случаях заявитель не сможет обратиться в суд с требованием компенсации за длительное судопроизводство.

КС постановил пересмотреть дело Поповой, а федеральному законодателю предписал уточнить порядок и условия подачи соответствующих заявлений.

«Я приветствую это решение, это очень актуально на сегодняшний день, — прокомментировал «Газете.Ru» решение КС адвокат Владимир Жеребенков. — Государство должно создать такие условия, в которых госаппарат будет работать объективно, тщательно и будет в разумные сроки устанавливать все обстоятельства и выявлять преступников. За это граждане платят налоги. Естественно, если госорганы начинают уклоняться от работы, то гражданам должны возместить причиненный ущерб».