Торфяник, не гори!

Столичные чиновники уверены, что этим летом дым от торфяных пожаров Москве не угрожает



В Москве власти борются с загрязнениями воздуха, а в Подмосковье - с короедами

В Москве власти борются с загрязнениями воздуха, а в Подмосковье - с короедами

Станислав Шаклеин/РИА «Новости»
Торфяные пожары не угрожают Москве и области в этом году. По данным министерства экологии Подмосковья, в регионе практически завершены работы по обводнению болот. Однако остаются проблемы загазованности в столице и наступления вредителй на подмосковные леса.

Летом 2013 года торфяники в Подмосковье гореть не будут, заявил во вторник замминистра экологии и природопользования Московской области Сергей Гильденскиольд. Он пояснил, что программа обводнения торфяников, которая была разработана после затяжных пожаров 2010 года, почти полностью выполнена. «На эти цели была выделена огромная сумма, 3 миллиарда рублей, почти все они освоены.

Были обводнены торфяники Орехово-Зуевского района, Шатурского, Коломенского, Павловско-Посадского — они гореть не будут», — заявил Гильденскиольд.

Он не исключил, что локальные пожары могут произойти, но повторения 2010 года не будет.

Планируется восстановить болота, которые существовали в Подмосковье 80–90 лет назад. «Попытаемся возродить жизнь и биоразнообразие», — сказал замминистра. За ходом работ следят специалисты из Германии: на территории их страны тоже были осушены болота для расширения сельхозземель, а потом стало ясно, что надо все возвращать на свои места. Поэтому у немцев есть опыт по разведению болот. По прогнозам, в Подмосковье нарушенный биоценоз будет восстанавливаться еще 15–20 лет.

Угроза дымовой завесы от торфяных пожарищ снята, однако столичный воздух никто не назовет чистым.

Самый главный загрязнитель — автотранспорт, говорит руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский.

Среднегодовые концентрации загрязняющих веществ вблизи трасс превышают ПДК по диоксиду азота и формальдегиду. А 10% от загрязнений — это вклад промышленных предприятий. «Но если отойти от крупных трасс на 15–20 метров, то воздух уже гораздо чище», — сказал Кульбачевский.

Вырубка деревьев при строительстве пешеходных дорожек в городе, а также снижение скорости транспортных потоков из-за реконструкций только увеличивает концентрацию вредных веществ в воздухе. Однако в долгосрочной перспективе эти работы приведут к улучшению экологии, уверен глава департамента природопользования. «Уже сейчас на пешеходных зонах в центре Москвы хорошо дышится», — отметил чиновник. «Из-за невозможности посадить деревья там ведется контейнерное озеленение, — говорит Кульбачевский. — Летом — липа, дерн, спирея, бересклет, зимой — туя, ель, можжевельник». Контейнеры ставятся как эксперимент. Эксперты следят за тем, как себя чувствуют в них деревья, как часто их надо поливать. «Сейчас на три липы напали гусеницы. Неясно, откуда они взялись: рядом вроде других деревьев нет, — рассказал Кульбачевский. — Осенью поменяем деревья».

Он отметил, что департамент рассматривает другие виды городского озеленения — вертикальные композиции на стенах и газоны на крышах.

Меры, применяемые в настоящее время к автомобилям и водителям, также положительно влияют на экологию Москвы. Введение с 1 июня платы за все парковки внутри Садового кольца поможет снизить поток машин в центре столицы, уверены чиновники от экологии. В 2012 году появился запрет для въезда автомобилей грузоподъемностью более 1 тонны внутрь Третьего транспортного кольца, а с 1 мая 2013 года запрещено движение фур по Московской кольцевой автодороге. Городской автобусный парк избавляется от автобусов экологических классов 2 и ниже. А за последний год на треть увеличилось количество автобусов, соответствующих экологическим классам 4 и 5.

Говоря о промышленных предприятиях-загрязнителях, чиновники отмечают, что технологий по очистке производств много, другое дело, что они стоят больших денег.

В прошлом году департамент природопользования Москвы получил более тысячи обращений от горожан с жалобами на загрязнение воздуха предприятиями.

Было выявлено превышение нормативов качества воздуха в районах, прилегающих к территории «Газпромнефть-МНПЗ», «Москокса», Московского нефтемаслозавода, ДОК-3, «Полимерсбыта», Курьяновских очистных сооружений и Люберецкой станции аэрации. Запахи с очистных сооружений не наносят вреда здоровью, но вызывают дискомфорт, отмечают эпидемиологи. Необходимо закрыть комплексы, в которых под открытым небом механически перемешиваются отходы, однако в 2012 году начата реконструкция только первого блока Новокурьяновских очистных сооружений.

На Московском нефтеперерабатывающем заводе (МНПЗ), вносящем существенный вклад в загрязнение атмосферы Капотни, идет реконструкция, которая в этом году завершится, и тогда запахи углеводородов и сероводорода уменьшатся, обещают в департаменте природопользования. «Сильнее всего пахло во время перегрузки битума, но недавно там была смонтирована новая битумная установка, оборудованная системой герметичного налива, поэтому пахнуть уже не будет, — заявил Кульбачевский. — Начало строительство новой установки сероочистки, предусматривающей полную очистку газовых потоков от сернистых соединений». Кульбачевский отметил, что о выведении завода за пределы города речи не идет.

Говоря о «зеленых легких» Подмосковья, замминистра экологии пояснил, что 70 тыс. га лесов повреждены короедом.

«Это ужасно, но процент от общей площади лесов небольшой», — заявил Гильденскиольд. По его словам, леса покрывают 41% территории области — это два миллиона га. «Лес за последнее время сильно постарел. 20 лет он не имел хозяина, сейчас им занимается Мособллесхоз. У него большой штат сотрудников, есть финансирование. Проблемой остается утилизация леса, поврежденного короедом: его никто не берет, он пригоден только на дрова, но и на дрова его не берут», — отмечает замминистра. Он говорит, что в области активно идут посадки новых деревьев: «На десятках и сотнях гектаров сажаем много-много тысяч деревьев. Главное, чтобы саженцев хватило».