Подкуп в Росбанке разошелся по домам

Председатель правления Росбанка Владимир Голубков помещен под домашний арест

Пресненский суд Москвы отказался помещать в СИЗО председателя правления Росбанка Владимира Голубкова, обвиняемого в коммерческом подкупе. Отказав следствию в соответствующем ходатайстве, судья определила отправить банкира под домашний арест в его московскую квартиру. Аналогичная мера пресечения была выбрана и для его предполагаемой соучастницы, старшего вице-президента банка Тамары Поляницыной.

В пятницу Пресненский районный суд Москвы рассмотрел ходатайство следствия об избрании меры пресечения председателю правления Росбанка Владимиру Голубкову и старшему вице-президенту банка Тамаре Поляницыной, которые двумя днями ранее были задержаны по подозрению в коммерческом подкупе. Арест соучастников ожидался накануне, но в суд их доставили только после 22.00. Из-за этого процесс был перенесен на 17 мая на 15.30. Однако начало заседания задержалось на полчаса.

К 16.00 судебные приставы, некоторые из которых были прикомандированы из других судов, установили из скамеек баррикады, огородив проход к залу заседания. Спустя несколько минут по нему провели Поляницыну: в сопровождении нескольких мужчин в штатском, по-видимому оперативников, прошла женщина небольшого роста с короткой стрижкой и огромными темными очками на глазах. В зале она заняла место рядом с адвокатом.

В начале процесса следователь попросила «удалить из зала лиц, которые не являются участниками процесса», так как из-за этого им могут стать известны некие сведения, имеющие значение для расследования. При этом на оглашении решения суда журналисты могут присутствовать, отметила она.

Судья Татьяна Васюченко объяснила следователю, что заседание может быть либо открытым, либо закрытым, никаких полузакрытых вариантов не бывает. После этого следователь отказалась от своего ходатайства. Однако тот же вопрос поднял адвокат обвиняемой Юрий Ельмашев: они собираются огласить данные о состоянии здоровья родственников Поляницыной, что является «врачебной тайной, охраняемой законом». «Будут озвучены вопросы, касаемые личных вещей, которые являются очень личными, болезненными», — поддержала адвоката Поляницына. Следователь и прокурор не возражали против предложения адвоката, но судья через 15 минут опять отказала, отметив, что защитник не привел ни одного законного основания для того, чтобы закрыть процесс.

После этого следователь огласила свое ходатайство. Официально Поляницына была задержана утром 16 мая, в тот же день было возбуждено уголовное дело. Ей предъявлено обвинение в пособничестве в коммерческом подкупе (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 204 УК).

По словам следователя, Поляницына полностью признала свою вину и «показала, что получила денежные средства для себя и Голубкова».

Однако, учитывая, что она «обладает информацией об анкетных данных свидетелей», может оказать на них давление, скрыться от следствия и уничтожить доказательства по делу, следствие считает необходимым избрать меру пресечения, связанную с лишением свободы.

Так как у нее на иждивении находится дочь-инвалид с детства, страдающая синдромом Прадера — Вилли, следователь попросила избрать меру пресечения в виде домашнего ареста.

После этого Ельмашев попросил уточнить, какие ограничения собирается вводить следователь. Она ответила, что оставляет этот вопрос на усмотрение суда. «Я считаю, что ходатайство следователя не соответствует УПК в части его обоснованности», — заявил адвокат. По его словам, загранпаспорт Поляницыной был выдан следствию «в добровольном порядке», о чем есть сведения в материалах дела. Так как она признала свою вину и «принимает участие в следственных действиях, изобличая вину Голубкова», то она не имеет умысла, чтобы уничтожить доказательства. Он также добавил, что помимо дочери-инвалида у нее на иждивении находятся престарелые родители: отец не ходит, у него рак кишечника, а мать страдает сахарным диабетом. В случае если суд сочтет нужным избрать домашний арест, Ельмашев предложил запретить Поляницыной лишь общение с фигурантами дела, разрешить ей посещать родителей не менее трех раз в неделю, а также в исключительных случаях. Также он попросил позволить подзащитной встречаться с адвокатом не менее одного раза в неделю, гулять на участке, прилегающем к дому (для прогулок с дочерью), посещать поликлиники как для себя, так и в интересах родственников, а также супермаркет в деревне не менее двух раз в неделю.

«Я не собираюсь скрываться, на моем иждивении находятся трое взрослых людей, — обратилась к суду обвиняемая. — У моей дочери тяжелое заболевание, которое выражается в отклонениях физического и умственного развития».

После этого судья Васюченко удалилась в совещательную комнату, а через полчаса удовлетворила ходатайство следствия, поместив Поляницыну под арест до 16 июля.

Домашний арест она будет отбывать в деревне Палицы Одинцовского района Московской области. Судья учла предложения адвоката, но разрешила обвиняемой лишь прогулки на придомовой территории и посещения медицинских учреждений. После заседания адвокат пояснил журналистам, что Поляницына пока не заключала сделки со следствием, но такое предложение поступило. По его словам, она не брала деньги «для себя».

Далее настала очередь Голубкова, обвиняемого в коммерческом подкупе, ему грозит до семи лет лишения свободы. Банкира, одетого в деловой костюм и спортивные ботинки, в отличие от Поляницыной проводил конвой и поместил в клетку. Следователь повторила свое ходатайство, аналогичное прежнему: она считает, что Голубков может скрыться от следствия, оказать давление на свидетелей и уничтожить доказательства по делу. Далее она озвучила рапорт некоего оперативника, который поступил буквально за пять минут до начала заседания. Тот докладывал, что Росбанк, председателем правления которого является Голубков, обладает большой службой безопасности, которая состоит в основном из бывших сотрудников правоохранительных органов, обладающими навыками слежки. Также обвиняемый имеет «связи с высокопоставленными лицами» среди чиновничества.

Затем следователь сообщила, что сразу после задержания Голубкова некое доверенное лицо сняло с его расчетного счета более $17 млн, на которые следствие хотело наложить арест.

Защита, в свою очередь, приобщила к материалам дела различные положительные характеристики Голубкова. В частности, о том, что банкир оказывает помощь благотворительному фонду, помогающему детям с синдромом Дауна. Также было приобщено несколько поручительств, среди которых оказались обращения от лидера партии «Гражданская платформа» Михаила Прохорова и президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна.

Адвокат Тимофей Гриднев отметил, что следствие лишь перечислило основания УПК, не приведя ни одного доказательства. «Нигде в УПК не сказано, что обширные связи могут влиять на меру пресечения», — сказал он. По его словам, потерпевший по делу — заместитель гендиректора ООО «Авто-Престиж» Андрей Ковалев — уже допрошен, как и гендиректор компании, и его супруга Татьяна Ковалева. «Ковалев занимает активную, я бы даже сказал, агрессивную позицию по этому делу, в связи с чем Голубков не может иметь возможность влиять на него», — заявил Гриднев. Загранпаспорт обвиняемого был изъят.

Адвокат также добавил, что Голубков имеет некие «серьезные заболевания», но не уточнил какие именно.

Также защитник пояснил, что на иждивении его клиента находится несовершеннолетний 13-летний ребенок и мать второй группы инвалидности. На этом он предложил суду не избирать меру пресечение и предоставить следствию право выбрать ее самому (без санкции суда следователь может отпустить обвиняемого под подписку о невыезде или под личное поручительство авторитетных лиц). Также Гриднев добавил, что банк МФК может внести за него залог в размере 45 млн рублей, но если суд посчитает это недостаточным, то защита согласна и на домашний арест.

Голубков свое выступление начал с извинений, что не смог согласовать документы с адвокатами, поскольку не успел с ними пообщаться. «Преступление, в котором меня обвиняют, не является ни насильственным, ни общественно опасным, ни особо тяжким, — заявил он. — Статья предусматривает наказание в виде штрафа без какого-либо лишения свободы. Это спор между двумя коммерческими организациями. С точки зрения общества опасности я не представляю». По мнению банкира, его задержали «с целью получения показаний в интересах следствия, а не установления истины».

«Я считаю, что непризнание вины не мешает установлению истины», — сказал Голубков.

Он добавил, что следствие изъяло не только загранпаспорт, но и российский паспорт, из-за чего он не имеет возможности скрыться. «Я не имею никакой недвижимости за пределом Московского региона, что свидетельствует о том, что я никогда не планировал изменить место жительства», — сказал он. Что касается угроз свидетелям, Голубков отметил, что «никогда не прибегал к угрозам».

Банкир согласился с залогом, предложенным банком МФК, и, со своей стороны, выразил готовность внести залог в виде 50 млн рублей.

Выслушав стороны, Васюченко удалилась в совещательную комнату. Свое решение она писала более 40 минут. Вернувшись в зал, она отметила, что Голубков задержан по подозрению в вымогательстве $1,5 млн у Ковалева за пролонгацию кредита и заключение дополнительного соглашение по заниженной процентной ставке. Посредником в передаче выступила Поляницына. В сентябре 2012 года Ковалев выплатил $1,2 млн, и Голубков выполнил договоренность. При передаче очередной суммы в 5 млн рублей Поляницына была задержана.

Судья сочла ходатайство следствия о заключении Голубкова под стражу необоснованным и избрала ему меру пресечения в виде домашнего ареста.

Денежные средства, снятые доверенным лицом, по мнению суда, являются личными средствами банкира, которыми он может распоряжаться по своему усмотрению. До 16 июля Голубков будет находиться дома под арестом в своей московской квартире в Филипповском переулке. Ему запрещено выходить из дома, пользоваться интернетом и почтой и общаться с фигурантами. Группа поддержки банкира ликовала. «Вот тебе и гуманный суд!» — радовались они. После заседания адвокат Гриднев заявил журналистам, что доволен решением судьи. По его словам, из суда Голубкова повезут в ИВС, откуда сотрудники ФСИН будут обязаны доставить его домой. «Я надеюсь, что сегодня вечером он будет уже доме», — отметил он.