«Мы люди. Это все»

Суд снял два из четырех взысканий Алехиной и потребовал от колонии устранить нарушения



Суд снял взыскания с заключенной активистки Pussy Riot Марии Алехиной

Суд снял взыскания с заключенной активистки Pussy Riot Марии Алехиной

Максим Кимерлинг/ИТАР-ТАСС
Суд снял два взыскания с заключенной активистки Pussy Riot Марии Алехиной — за невежливое поведение и несвоевременный подъем. Кроме этого судья Лидия Лимпинская вынесла частное определение в адрес администрации колонии. Адвокат Алехиной Оксана Дарова утверждает, что не надеялась на такую победу. Тем не менее она будет обжаловать решение судьи и требовать отменить два взыскания, которые та оставила в силе.

Городской суд Березников снял с заключенной активистки Pussy Riot Марии Алехиной два взыскания из четырех, наложенных на нее руководством колонии. Судья Лидия Лимпинская отменила Алехиной выговор за невежливое обращение с сотрудниками ИК № 28 и за несвоевременный подъем.

В суде защита Алехиной обжаловала четыре из шести наложенных на заключенную взысканий: два за поздний подъем, одно за отказ свидетельствовать против себя и одно за неподтвержденную попытку передать письмо из колонии. «Признать незаконными и отменить выговор Марии Алехиной от 20 декабря (невежливое поведение) и выговор от 24 декабря (подъем), — цитирует муж другой активистки, Надежды Толоконниковой, Петр Верзилов решение судьи. — Вынести частное определение в адрес ИК-28 и ГУФСИН Пермского края и обязать устранить допущенные нарушения».

«Мы ожидали другого решения, думали, что ничего не изменится, — заявила адвокат Алехиной Оксана Дарова. — И то, что на сегодняшний день принято такое решение, пусть оно и половинчатое, — это определенная победа».

Дарова отметила, что, несмотря на то что решение судьи Лимпинской — приятный сюрприз, она намерена подать апелляцию и по возможности попробовать добиться отмены двух других взысканий. Одно из них также касалось несвоевременного подъема, а второе было наложено за попытку передать письмо. «По закону у нас есть месяц, чтобы подать апелляцию на решение судьи, и мы этим правом воспользуемся», — сообщила защитница Марии Алехиной.

После того как судья сняла взыскания с активистки, она вынесла частное определение в адрес администрации колонии, предписав устранить допущенные нарушения в отношении Алехиной. «Таким образом, администрации указали на ее ошибки», — заявила адвокат.

Муж подельницы Алехиной, Надежды Толоконниковой, Петр Верзилов отметил: «Суд фактически признал, что Алехина имеет законное право публично, громко и открыто, и в каком-то плане брутально по отношении к администрации себя вести в колонии. Они должны стремиться сгладить отношения с Машей, понимая, что у нынешней команды есть все санкции для ее защиты».

Рассмотрение жалобы заключенной на руководство колонии продолжалось больше недели. Алехина «присутствовала» на заседаниях посредством видеоконференции, вместе с ней была ее адвокат.

Сначала активистка ходатайствовала о своем личном участии в суде и, когда судья Лимпинская отклонила заявление, традиционно заявила отвод суду. Судья так же традиционно не поддержала отвод, но регулярно объявляла перерывы, чтобы дать возможность защитникам пообщаться с заключенной, а потом и вовсе позволила адвокату Оксане Даровой перебраться на время процесса в колонию и оттуда общаться с судом.

Основным яблоком раздора в суде стал несвоевременный подъем. Алехина утверждала, что из-за железной двери не слышала сигнала, а руководство колонии настаивало, что команду должно быть слышно, и говорило, что Алехина вообще плохо воспитана.

«Не проснуться от команды «подъем» — это безалаберность, упущение в воспитании», — заявлял на суде заместитель начальника колонии Роман Игнатов.

Когда судья спросила, нельзя ли было понастойчивее будить Алехину, представители колонии заявили ей, что у них так не принято.

Накануне вынесения окончательного решения Мария Алехина обратилась к суду, пояснив, что стремится к справедливости. «В колонии мы окружены приказами или обязанностями — в зависимости от того, носим мы мундир или халат с биркой. Внутри обычная усталость и тоска по справедливости, — сказала она. — Здесь, в колонии, есть много осужденных, которые очень хотели бы сказать свое слово, которые очень хотели бы заявить о своем несогласии с теми действиями, которые производит администрация учреждения относительно них, а эти действия носят систематический характер. Но эти осужденные, во-первых, боятся это сделать, а во-вторых, они просто не знают, каким образом это делается».

Также участница Pussy Riot коснулась Правил внутреннего распорядка учреждения. «Они (правила) не направлены на развитие и созидание личности. Они, напротив, являются бюрократической процедурой, бюрократическим клубком, в котором запутаны абсолютно все участвующие. В этом клубке человек увязает, и, по сути, он вынужден не жить, а выживать и терпеть», — заявила Мария Алехина.

По словам Алехиной, она подала пример другим заключенным, что действия администрации ИК можно успешно обжаловать в суде.

«Я пошла в суд за всех, кто бесправен, за всех, кто не имеет слова, за всех, кто просто лишен этого слова теми, кому дана власть. И верю, что этот поступок как-то увенчается победой и что мы победим на этом процессе. Потому что насилие, которое совершается над созидательным началом человека, не может продолжаться бесконечно», — сообщила Мария Алехина.

В конце активистка выразила надежду, что процесс поможет понять сотрудникам колонии, что заключенные — такие же люди, как и они сами, и что «халат с биркой ничего не решает»: «Мы люди. Это все».