«Меня схватили за шею и уложили на капот»

В Мосгорсуде допросили таксиста, из машины которого был похищен обвиняемый в убийстве Буданова

На заседании по делу об убийстве экс-полковника Юрия Буданова допросили таксиста, из машины которого якобы был похищен подсудимый Юсуп-Хаджи Темерханов. Как утверждал сам обвиняемый, после похищения его несколько дней пытали силовики, которые требовали от него признания в убийстве Буданова по заказу главы Чечни Рамзана Кадырова и вице-президента Магомеда Даудова по кличке Лорд. Свидетель подтвердил слова обвиняемого про похищение, хотя следствие это до сих пор не признает.

Во вторник в Мосгорсуде продолжились слушания по делу об убийстве экс-полковника Юрия Буданова. Бывший командир 160-го гвардейского танкового полка был убит 10 июня 2011 года в центре столицы. На скамье подсудимых уроженец Чечни Юсуп-Хаджи Темерханов, который также известен под именем Магомед Сулейманов.

Основная часть процесса прошла без участия присяжных заседателей. Защита привела своего первого свидетеля — таксиста Валерия Лазарева.

Как отмечал ранее адвокат Мурад Мусаев, именно из его автомобиля 19 августа 2011 года был похищен подсудимый. Официально Темерханов был задержан 26 августа.

«Когда выполнял заказ — тогда и увидел этого человека», — подтвердил Лазарев в суде на вопрос, знаком ли он с подсудимым. По его словам, заказ поступил вечером 19 августа на имя пассажира Магомеда на улицу Пырьева. Это был его первый рабочий день после отпуска. Таксист приехал на 15 минут раньше назначенного времени и задремал в ожидании пассажира. Он проснулся, когда открылась задняя дверца справа, и в машину сел клиент. «Я уточнил, будет ли поездка в дальнейшем, он сказал, что нет. Я принял следующий заказ на Лубянке, и мы поехали», — сказал свидетель. Они свернули на улицу Пудовкина, но перед выездом на Мосфильмовскую улицу их остановил сотрудник ДПС и велел прижаться к обочине. Сотрудник попросил документы, которые у таксиста лежали в багажнике. Лазарев вышел, открыл багажник, отдал сотруднику документы и вспомнил, что водительское удостоверение лежит у него в бардачке. «Пока я ходил за водительским, он окликнул — подождите, у вас тут что-то непонятное, — рассказал Лазарев. — Я вернулся. Мои документы были в файле, он указал куда-то пальцем.

Я нагнулся, и тут мне на шею легла рука. Там была парковка, стоял автомобиль типа джипа, меня схватили за шею и уложили на капот».

Некий человек, которого таксист не смог разглядеть, представился «агентом по борьбе с организованной преступностью». По голосам Лазарев определил, что рядом с ним стояли два «агента». Один был «грубым», а второй «говорил мягко и вежливо». Они стали задавать вопросы о пассажире — как долго знаком, откуда знает. «Хороший агент» просил не переживать и говорил, что все будет нормально, что проходит спецоперация, что его отпустят. «Я вошел в шок», — признался свидетель. Они приказали ему десять минут подождать на улице после того, как его отпустят, потом еще десять минут в машине, и только потом двигаться дальше. Когда его отпустили, пассажира в автомобиле не было. Было заметно, что машину обыскали, его документы лежали внутри. Лазарев сел в машину и поехал на следующий заказ.

О похищении человека в полицию он сообщать не стал.

«Я смотрю — стоят несколько автомобилей сотрудников ГИБДД и проверяют все автомобили, — сказал он. — Я не стал обращаться в организацию об этом случае, никому это не интересно». Заказ на 60 рублей таксист оплатил из собственных средств. Через неделю, по его словам, ему позвонили из службы безопасности компании и сказали, что с ним хотят поговорить «сотрудники» об этом инциденте. «Сотрудники» перезвонили, и они договорились о встрече на улице Пырьева. Когда Лазарев приехал, «сотрудников» было четверо, они расспрашивали о том, что произошло. Он им все подробно рассказал. Еще через несколько дней его нашел адвокат Руслан (Хасанов, представлял интересы Темерханова на стадии следствия. — «Газета.Ru»). «Мы встретились, он сказал, что хотел бы взять письменное объяснение, я дал, и мы разъехались», — отметил он. Еще через некоторое время он дал те же показания в Следственном комитете. Свидетель заверил, что и этот заказ, и его передвижения можно проверить в его компании.

— Так почему вы не обратились в полицию или хотя бы службу безопасности компании? У вас в машине похитили человека! — отметила прокурор Мария Семененко.

— Никому это не интересно. Они сказали, что из отдела по борьбе с организованной преступностью, сказали, никому об этом не сообщать.

— Почему вы решили, что они из правоохранительных органов? Какая у них была форма? Их лица видели?

— Они так представились. Я не видел их, меня уложили за шею на капот, я не мог разглядеть, — ответил свидетель, не сумевший также припомнить их званий.

На этом Семененко попросила огласить отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению в правоохранительные органы Мусаева. Адвокат требовал возбудить уголовное дело по статьям «превышение должностных полномочий» и «похищение человека». В заявлении описывается вышеизложенная история, а также отмечено, что коллегам Мусаева удалось установить одного из оперативников — Кузьмина Афиногена Афиногеновича, который представлялся Темерхавнову Вениамином.

В ходе опроса на предварительном следствии Сулейманов (в 2011 году Темерханов значился в материалах дела под этой фамилией) пояснил, что 19 августа находился на улице Пырьева, на которой проживал с марта 2010 года. В гостинице «Украина» он собирался попить чай со знакомым по имени Рахматулла, для чего вызвал такси. Приехала Kia серебристого цвета. В дальнейшем рассказ мало отличается от слов Лазарева. Когда водитель вышел из автомобиля, его «выдернули» из машины люди в масках, которые натянули ему на голову «шапку из эластичного материала черного цвета» и уложили в микроавтобус. По ощущениям подсудимого, с ним в машине были еще пять человек. Обвиняемый предположил, что его вывезли в Подмосковье, так как около двух часов машина ехала, никуда не сворачивая. Наконец, его привели в какой-то дом, в подвале которого приковали наручниками к трубе и в течение четырех дней пытали электрическим током.

Люди в масках, по его словам, требовали признания в убийстве Буданова и в том, что оно было организовано Рамзаном Кадыровым и приближенным к нему человеком по кличке Лорд (судя по открытым источникам, так называют вице-премьера Чечни Магомеда Даудова. — «Газета.Ru»).

На пятый день пытки прекратились, его кормили, поили чаем, вежливо разговаривали. Похитители представились «белой стрелой». 26 августа его привезли в парк Тропарево-Никулино, приковали к дереву и ушли. Через несколько минут приехали другие оперативники, забрали его и привезли домой, где к этому времени вовсю проходили следственные действия.

О том, что Сулейманов не появлялся дома с 20 по 26 августа, рассказал и консьерж дома. То же самое подтверждается видеозаписью с камер у подъезда. Но в компании такси сообщили, что клиент зарегистрировался под именем Юсуп.

Следователь, проводивший расследование, отметил, что сообщение о похищении 19 и 20 августа в Москве не поступало, каких-либо происшествий на улице Пудовкина сотрудниками ДПС не зарегистрировано. Во всех силовых структурах сообщили, что оперативно-разыскных и следственных мероприятий в этом районе также не проводили. Следователь опросил всех сотрудников ДПС, работавших в этом районе в вечернее время 19 августа: никто из них не останавливал такси. Старший оперуполномоченный Афиноген Кузьмин в ходе опроса пояснил, что за Сулеймановым 19 августа 2011 года уже велась слежка.

Оперативник подтвердил, что в тот день Сулейманов выпал из поля зрения правоохранительных органов.

Начался его розыск, в ходе которого отрабатывались работники такси, но результатов это не принесло. Неожиданно 26 августа удалось установить его местонахождение в парке Тропарево-Никулино — был зарегистрирован звонок с его мобильного телефона. Кузьмин и его коллеги выехали в лесопарк, где и обнаружили Сулейманова (через шесть минут после звонка, как отметил после заседания Мусаев). Подозреваемый пытался убежать, но его задержали и надели наручники. Сулейманов говорил, что все эти дни был дома и болел.

В день задержания у Сулейманова были зафиксированы ссадины в области запястий — врачи пришли к выводу, что это аллергическая реакция на наручники, ссадина на переносице, которую, как признался обвиняемый, он «расчесал сам», а также «инфицированные ссадины» в области голеностопного сустава. Экспертиза через месяц определила, что следы от наручников вовсе не ссадины, а самые настоящие раны, так как после заживления ссадин рубцы не остаются.

Следователь пришел к выводу, что похищение было инсценировано «для создания алиби и дискредитации органов», а заявление адвоката Мусаева «воспринимается как тактика защиты».

Поэтому было отказано в возбуждении уголовного дела и по «превышению должностных полномочий», и по «похищению человека». Правда, за «заведомо ложный донос» Сулейманова и адвоката Мусаева следователь также возбуждать дело не стал.

«Этот документ является монументальным, — прокомментировал постановление Мусаев. — Это памятник бесславия СК. Им было передано фактически готовое дело, которое оставалось только задокументировать».

На этом заседание окончилось. В присутствии присяжных Мусаев лишь зачитал некоторые материалы дела. Так, он огласил экспертизу, согласно которой, на куртке, в которой подсудимый якобы совершил убийство, не обнаружили «продуктов выстрела». В другой же экспертизе говорится, что не найдено следов подделки в паспорте на имя Сулейманова. Следователями также был получен ответ, что данный паспорт зарегистрирован и утраченным не числится.