Колония открылась для посещения

Членов ОНК во вторник утром пустили в колонию № 6, родственники зэков не расходятся

,


Родственники заключенных остаются рядом с мятежной копейской колонией №6

Родственники заключенных остаются рядом с мятежной копейской колонией №6

Снимок с видео/РИА «Новости»
Совет по правам человека (СПЧ) проведет в Копейске выездное заседание с участием чиновников федеральной ФСИН и ее челябинского управления, руководства взбунтовавшейся колонии № 6 и членов ОНК. Утром во вторник правозащитников пропустили к осужденным. Но родственники зэков по-прежнему дежурят у входа в исправительное учреждение.

Совет по правам человека (СПЧ) при президенте начал подготовку выездного расширенного заседания рабочей группы, которое пройдет в Копейске, сообщил «Газете.Ru» в понедельник вечером глава СПЧ Михаил Федотов. По его словам, заседания состоятся в понедельник и вторник на следующей неделе. Помимо членов рабочей группы, на мероприятие будут приглашены представители ФСИН России, руководство ГУ ФСИН по Челябинской области, руководство ИК-6, члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и уполномоченный по правам человека по Челябинской области. В скором времени, до заседания, в Копейск отправятся эксперты СПЧ. «Совет, безусловно, должен реагировать на подобные события, и мы стараемся: с одной стороны, реагировать на них максимально быстро, а с другой стороны, чтобы от этой реакции была какая-то польза не только для разрешения данной ситуации, но и для предупреждения подобного конфликта в будущем», — сказал глава СПЧ.

Как отметил Федотов, по итогам заседания рабочей группы будет подготовлен доклад, сформулированы рекомендации, которые потом могут быть вынесены на рассмотрение СПЧ или переданы непосредственно президенту.

По его словам, заседание будет открытым, представители СМИ также смогут на нем присутствовать. «Кроме того, сегодня, например, мы пытались помочь членам ОНК попасть в колонию, но, к сожалению, не получилось. Я надеюсь, что завтра получится», — сказал Федотов. По его словам, в колонию пытались попасть три члена ОНК и один журналист. «Возможно, журналиста они и имеют право не пускать, но что касается членов ОНК – такого права у них нет, — отметил глава СПЧ. – Мне объяснили, что это делается для обеспечения их безопасности. Согласен, но было обещано, что завтра их точно пустят. Проконтролируем».

К вечеру понедельника возле исправительной колонии № 6 города Копейска Челябинской области, где в минувшие выходные заключенные устроили громкую акцию протеста, заявив о пытках и вымогательствах, все еще оставались родственники осужденных.

Тех, кто здесь находится постоянно, очень мало: большинство, сменяя друг друга, подъезжают к колонии днем. Автомобилисты оставляют машины за кордоном ДПС, в километре от колонии строгого режима. На продуваемом пятачке, дальше которого подойти не дает цепочка полицейских, сложно простоять больше пары часов. Полицейские периодически греются в теплых «УАЗиках», матери, жены и сестры заключенных — в ближайшем продуктовом магазине, иногда туда же за горячим кофе группами заходят и сотрудники ГУ ФСИН.

Одна из мерзнущих родственниц, выругавшись, кивает в сторону микроавтобуса съемочной группы телеканала «Россия». «Что говорить? Что рассказывать? А потом опять покажут про криминальных авторитетов, которые подняли бунт, — говорит она, остальные поддерживают ее кивками. — Какие авторитеты? Это «красный» лагерь, здесь нет смотрящих, никаких блатных. Здесь «режим», понимаете?» «Воры бы не допустили, чтобы над людьми так издевались», — добавляет мужчина кавказской внешности. Представляться он, как и многие другие, не хочет.

Успокаивающим заявлениям представителей ФСИН близкие зэков не верят. В понедельник они пересказывали друг другу, что накануне поздно вечером в колонию одна за другой въезжали машины «скорой помощи», которые вывозили людей в «тройку» — тюремную больницу УФСИН по Челябинской области. Никакой связи с заключенными у родных нет. Если раньше осужденные периодически звонили им с незаконных мобильных телефонов, то теперь, как предполагают родственники, в колонии включили «глушилки» сигнала сотовой связи. «Звонят, просят помочь деньгами на ремонт какой-нибудь. Мы все сами понимаем. Они же нам не говорят, чтобы не пугать лишний раз», — объясняет Анна, родному брату которой сидеть еще пять лет (за что, она не говорит).

Родственницы наперебой рассказывают о вымогательствах денег в колонии.

Некоторые, по их словам, вкладывали в ремонт учреждения по сто тысяч в обмен на безопасность близких, другие платили по пять тысяч рублей за положенное по закону свидание, а суммы за УДО разнятся в зависимости от срока и материального благосостояния.

Забравшиеся в субботу на крышу одного из бараков осужденные требовали в том числе прекратить поборы — они растянули самодельный транспарант с надписью «Администрация вымогает $». С того места, где в понедельник топтались родственники зеков, вышки не видно. «Вечером в воскресенье, часов в одиннадцать, ребята стали кричать: «Не бросайте нас, нас будут убивать!» — говорит мать одного из осужденных, Анна Сергеевна. — Тогда мы стали кричать им, что не бросим. На нас пошел ОМОН с щитами и отогнал сюда». Она приехала из Екатеринбурга, как только услышала про бунт от родственников в Челябинске, и теперь, обутая в валенки и закутанная, третьи сутки не отходит от ворот ИК-6. За это время возле колонии на ее глазах уже дважды пытались разогнать родственников зэков. Те собирались вновь. Но чиновники так и не решились пустить в лагерь членов ОНК со списком осужденных, на котором ее 35-летний сын мог бы в присутствии правозащитников поставить подпись, чтобы мать удостоверилась, что он жив и здоров.

Когда из-за цепи полицейских с расчехленными резиновыми дубинками каждый час в понедельник появлялся представитель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Николай Щур, его обступали с вопросами.

В ответ на большую часть из них он молча разводил руками: после очередного звонка омбудсмену Владимиру Лукину или главе СПЧ Михаилу Федотову, которые обещали разобраться, начинались затяжные переговоры с высокопоставленными чиновниками ФСИН — каждый раз безрезультатные. Сотрудники ФСИН в конечном счете ссылались на то, что не могут обеспечить безопасность общественников.

Как позже рассказал Щур «Газете.Ru», поняв, что сами правозащитники никуда не уйдут, вечером в понедельник их «хитростью выманили в Челябинск, где пообещали встречу с начальником региональной УФСИН», которая так и не состоялась — члены ОНК на нее якобы опоздали.

Зато за время их отсутствия выяснилось, что в колонию пропустили председателя челябинской ОНК Анатолия Тарасюка – бывшего начальника одной из колоний. «Тарасюк даже на наши звонки не отвечает, а нам теперь говорят, что представитель ОНК побывал внутри и нас пускать нет необходимости», — возмущается Щур.

Днем пообщаться с родственниками от лица тюремного ведомства вышел замначальника УФСИН по Челябинской области по кадровой и воспитательной работе Сергей Очкаров. Полковник в очках снисходительно улыбался, слушая вопросы родственников о пытках и вводе спецназа на территорию колонии, и просил не нагнетать обстановку.

По его словам, пропустить представителей ОНК невозможно потому, что в колонии «и так слишком много гостей»: прокурор области, следователи СК и представители российского уполномоченного по правам человека Владимира Лукина опрашивают заключенных на предмет жалоб.

— Никто там не голодает, ночью все заключенные добровольно слезли с крыш бараков. Сегодня у них подъем сделали на час позже, чтобы дать всем поспать, и завтрак перенесли, — говорил Очкаров.

— Все ели? — спросила женщина.

— Все, все, конечно, все. Порядок есть порядок, — говорил добродушным тоном полковник.

— А почему вы нарушаете закон, не пуская членов ОНК уже второй день под разными предлогами? — два раза повторила координатор Gulagu.net Оксана Труфанова.

— Так, хватит, это провокационные вопросы, я уже отвечал на них, — рассердился Очкаров и в сопровождении полицейских с дубинками направился к съемочной группе федерального телеканала давать комментарии в прямом эфире.

Во вторник родственники заключенных, как и члены ОНК, снова вернулись ко входу в ИК-6. Накануне к ним собирались присоединиться некоторые из тех 39 человек, которых в субботу задержал ОМОН, обвинив в провокациях и нахождении в нетрезвом виде (родственники осужденных не отрицают, что покупали и пили крепкий алкоголь, чтобы не замерзнуть – но говорят, что провокаторов среди них нет). На всякий случай несколько человек остались дежурить у колонии и ночью.

Утром членов ОНК, как и обещал Федотов, действительно пропустили в колонию.

Телефоны у них выключены, связаться с правозащитниками можно будет только вечером. Около 20 родственников съехались к входу в ИК-6. Так как оцепление возле колонии убрали, теперь близкие зэков сидят в машинах — на улице холодно.

Утром во вторник о своем вчерашнем визите в ИК-6 «Газете.Ru» рассказал сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в России Виктор Немченков, который вновь прибыл в колонию, чтобы продолжить общение с заключенными. По его словам, представителям омбудсмена удалось пообщаться с четырьмя десятками осужденных, в том числе с теми, кто содержится в камерах ШИЗО. Избитых он среди них не видел, на пытки никто не жаловался. Правда, Немченкову не удалось посетить санчасть, где находится как минимум один осужденный, который, по данным родственников, во время издевательств разбил окно и порезал себя стеклом. «Пока я бы не стал говорить о причинах происшедшего, надо еще разбираться, беседовать с остальными заключенными, восстановить объективную картину», — подчеркнул Немченков.