Подсудимые выбросили теракт

Обвиняемые по делу о неудавшемся подрыве скоростного поезда «Сапсан» частично признали свою вину

Трое из четырех подсудимых по делу о попытке подрыва скоростного поезда «Сапсан» в прошлом году частично признали свою вину. По данным следствия, теракт не удался, так как оперативникам удалось найти и обезвредить спрятанную в московском парке бомбу. Защита утверждает, что взрывное устройство было не спрятано, а выброшено, тем самым фигуранты дела добровольно отказались от совершения преступления.

Во вторник Мосгорсуд приступил к рассмотрению дела о попытке подрыва скоростного пассажирского поезда «Сапсан» в 2011 году. На скамье подсудимых четверо уроженцев Северного Кавказа — Ислам Хамжуев, Фаиль Невлютов, Мансур Умаев и Мансур Эдильбиев. Они обвиняются в приготовлении террористического акта (ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 205 УК), бандитизме (ч. 2 ст. 209 УК) и незаконном хранении взрывчатых веществ (ч. 3 ст. 222 УК). Кроме того, Хамжуеву, Умаеву и Эдильбиеву инкриминируется незаконное изготовление взрывного устройства (ч. 3 ст. 223 УК), а Невлютову — участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК). Финансистом вооруженной группы был Хамжуев, считает следствие (помимо перечисленного ему предъявлены ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК).

Дело слушается тройкой судей в закрытом режиме — оно поступило в суд под грифом «секретно».

По данным следствия, Хамжуев вступил в банду в июне 2011 года, остальные немного позже. Все они вошли в ее состав добровольно.

Один из руководителей структурного подразделения террористической организации «Имарат Кавказ» поручил группе подорвать участок железной дороги Москва — Санкт-Петербург во время следования поезда «Сапсан».

По сообщению Генпрокуратуры, фигуранты дела арендовали в Москве квартиру и собрали там взрывное устройство мощностью более 10,5 кг в тротиловом эквиваленте (бомбу должны были привести в действие дистанционно). Затем все четверо выехали на автомобиле в Подмосковье, выбрали место для установки бомбы между Ленинградским и Пятницким шоссе и засекли время прохождения поезда. В другой день Хамжуев поручил соучастникам заложить взрывное устройство на рельсы, считает следствие.

Однако преступление не было доведено до конца «по независящим от злоумышленников обстоятельствам»: сотрудники ФСБ нашли и обезвредили бомбу, спрятанную в московском парке «Покровское-Стрешнево».

Теперь защитники подсудимых утверждают, что бомба была не спрятана, а просто выброшена. «Даже если бы они и готовили взрывное устройство, то, что они его выбросили, говорит о добровольном отказе от совершения преступления, поэтому о приготовлении к теракту и речи быть не может, — считает адвокат Умаева Абусупьян Гайтаев. — Его не прятали, оно было прикрыто парой веток, и все. Уголовное дело за отказ от преступления не заводят. Их решили задержать, когда поняли, что никакой теракт они устраивать не собираются. Обвинение в бандитизме — вообще абсурд. В действиях всех участников отсутствуют два состава преступления — терроризм и бандитизм».

Трое подсудимых частично признали вину.

Хамжуев, Невлютов и Эдильбиев признались, что хранили взрывчатку. Что касается обвинения в терроризме, то они согласились, что «совершали какие-то действия», но отметили, что потом добровольно отказались от преступления.

Умаев же отрицает вину в полном объеме.

По словам адвоката, его подзащитный дружил с Эдильбиевым, а с остальными подсудимыми он не знаком. «Он только видел их один-два раза, их знакомил Эдильбиев», — сказал Гайтаев. Родственники 24-летнего Умаева рассказали, что он жил в столице с 10 лет. На момент задержания он работал мерчендайзером, играл в футбол, имел незаконченное высшее образование.

Напомним, 18 июля 2011 года глава ФСБ Александр Бортников доложил президенту Дмитрию Медведеву о предотвращении крупного теракта на транспорте в столичном регионе и о задержании четверых подозреваемых. Он сообщил, что у них было изъято самодельное взрывное устройство, оружие и карта-схема готовившегося преступления.