«Это может произойти снова»

Мощное наводнение после ливневых дождей — характерное явление для черноморского побережья, говорит директор Гидрологического института



Директор Государственного гидрологического института Владимир Георгиевский

Директор Государственного гидрологического института Владимир Георгиевский

hydrology.ru
Директор Государственного гидрологического института доктор географических наук Владимир Георгиевский рассказал «Газете.Ru», как из-за дождя в горах мог возникнуть мощный поток воды, затопивший город Крымск, за какое время и по каким признакам можно предсказать паводок и что делать, чтобы предотвратить разрушительные последствия.

— Владимир Юрьевич, насколько наводнения, подобные тому, что затопило Крымск, характерны для той местности?

— Подобные наводнения в бассейне реки Кубани, на черноморском побережье, к сожалению, бывают. В 2002 году подобное было на Верхней Кубани — дождевой паводок, большой ущерб и гибель людей. Тогда погибло более ста человек. Такие явления возникают после ливневых дождей, когда за короткое время выпадает большое количество осадков. В горной части очень крутые уклоны. Вода моментально скатывается, практически не впитывается в почву, с большой скоростью спускается в предгорье, и там происходят такие катастрофические паводки.

— Каким образом из дождя, который выпадает более или менее равномерно, может внезапно образоваться высокая волна?

— В горах может выпасть очень большое количество осадков. А там очень много ручейков, маленьких речек. Большую часть года они стоят сухими. А вот во время ливневых дождей они собирают воду и превращаются в ревущие потоки. Все эти речки и ручейки одновременно стекают вниз и сливаются — в данном случае в реку Адагум, проходящую через Крымск, — и формируют большую волну. Это характерно для всех черноморских рек, в том числе в верхней части реки Кубань, где горы.

— Можно ли было предсказать такое наводнение?

— В принципе, можно, конечно. Но, понимаете, невозможно предсказать за сутки конкретное место, где пройдет наводнение, и его силу. Можно сказать, что есть потенциальная угроза. В Краснодарском крае давали такое предупреждение. И Гидрометцентр, и местное краснодарское управление гидрометеослужбы еще пятого числа сообщали, что есть такая угроза. А вот в каком конкретном месте выпадут осадки и какой будет паводок, спрогнозировать можно только за несколько часов. Я связывался с нашими специалистами в Краснодаре — они говорили, что 6 июля к 22.00 было ясно, что будет очень большая вода. И они дали штормовое предупреждение. Есть жестко регламентированная система, как передавать информацию о штормовом предупреждении. Они сообщают сразу в местные администрации, в МЧС. Сначала дается прогноз об угрозе осадков и паводков, а уже затем штормовое предупреждение.

— А по каким данным им было понятно, что выпадет много осадков?

— Была кучево-дождевая облачность мощностью до 10–12 километров (в метеорологии мощностью называют толщину облака. — «Газета.Ru») — это столб воды. Специалисты говорят, что в горной части выпало 300 мм осадков — это колоссальные осадки.

— Звучало предположение, что поток формировался не только из дождевой воды. Якобы он вобрал в себя еще слой почвы, из-за чего объем потока увеличился.

— Это селевой поток — страшное явление, с грязью, камнями, но в Краснодарском крае этого не было. Там был просто паводок. Однако поток такой силы вырывает деревья и кустарники, а они забивают проходы под мостами, и тогда возникают искусственные плотины: вода поднимается, а потом прорывает эти дамбы, вызывая новые волны. В настоящее время наши коллеги с местными жителями обследуют все горные реки, полностью проходят их сверху вниз, замеряют по отметкам, какой высоты была вода, чтобы описать и понять это явление.

— А какой высоты была вода в Крымске?

— У нас есть пост в Крымске — на нем было отмечено, что за один час вода поднялась почти на четыре метра. А в целом, конечно, больше — метров пять было.

— Что можно сделать, чтобы предотвратить подобные паводки, c точки зрения гидрологии?

— В мировой практике есть два варианта. Понятно, что люди живут в потенциальной зоне затопления. Это может произойти снова — через пять лет, через десять. Поэтому надо либо переселять людей, либо защищать. Есть различные гидротехнические варианты защиты. В верхах строят водохранилища для перехвата паводков. Либо строят систему гидротехнической защиты — дамбы.

— Так ведь там, в горах, уже есть одно водохранилище — Неберджайское. Оно должно было перехватить паводок?

— Оно построено наверху, но на водоразделе, и оно очень маленькое. Оно не противопаводковое. Его целевое назначение — это питьевое водоснабжение Новороссийска.

— А теоретически в этих горах есть место, где можно было бы построить перехватывающее водохранилище?

— Чтобы это выяснить, необходимо специально проводить изыскания, а это дорогостоящее мероприятие. Но есть еще один вариант — делать пустые противопаводковые водохранилища. Таких много в Китае. Строят дамбу, но заблокированная территория стоит сухой. А когда идет мощный паводок, такие водохранилища перехватывают воду. Их строят там, где есть опасность затопления, где внизу у реки стоят поселения. В Китае редко бывают подобные паводки, но когда такое происходит, то такие плотины спасают людей.

— В России есть сухие водохранилища?

— У нас таких нет. В России есть противопаводковые водохранилища и есть другие, комплексного назначения.