Pussy Riot закрыли от оскорбленных

Суд продлил арест для участниц панк-группы Pussy Riot

,
__is_photorep_included4556849: 1
Таганский суд Москвы продлил арест предполагаемым участницам панк-группы Pussy Riot. Обвиняемым в хулиганстве предстоит провести в СИЗО еще два месяца — до 24 июня. Судья проигнорировала доводы адвокатов и речи арестанток, которые просили выпустить их на свободу. Перед заседанием несколько десятков человек были задержаны.

В четверг Таганский районный суд оставил под стражей участниц группы Pussy Riot Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич, обвиняемым по ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса (хулиганство, совершенное организованной группой лиц) за участие в скандальной акции в храме Христа Спасителя 21 февраля. Они спели в храме «панк-молебен» «Богородица, Путина прогони». Акция вызвала широкий общественный резонанс. За нее арестанткам грозит до семи лет лишения свободы.

Заседание было назначено на 15.00. Сторонники Pussy Riot и те, кого оскорбила их акция в храме Христа Спасителя, начали подходить к суду с раннего утра.

К полудню у здания Таганского районного суда собралось около 150 человек.

Собравшиеся у здания суда выкрикивали лозунги, пытались поддержать или, напротив, оскорбить подсудимых. Две женщины в возрасте вышли с одиночными пикетами, одна из них держала плакат с цитатой из 5-й главы Евангелия от Матфея: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся». «Мы верующие, но не представляем РПЦ, — сказала пикетчица. — Они ничего такого не сделали, их должны простить».

Приехавший поддержать девушек музыкальный критик Артемий Троицкий заявил, что панк-молебен «Богородица, Путина прогони» нравится ему с музыкальной точки зрения: «Песня хорошая и боевая, но она не оправдывает поступка исполнительниц — выступления на амвоне». «Идеальный исход этого дела был бы, если бы они покаялись. Но для этого нужно, чтобы с ними пошли на диалог. Однако ни церковь, ни государство на это не идут», — сказал он, назвав позицию властей «держимордовской». Троицкий должен был выступить в качестве ведущего специального «Судебного фестиваля», на который были приглашены в том числе Александр Липницкий, Ольга Романова и «Свободный десант». При выходе из станции метро «Марксистская» раздавали листовки с приглашением на этот фестиваль. Но вместо фестиваля у суда состоялись стихийные акции, которые закончились задержаниями.

Сначала у суда был задержан православный активист, устроивший одиночный пикет с плакатом «Толоконникову, Самуцевич и Алехину покарайте!».

Чуть позже один из его соратников распылил порошковый огнетушитель, его моментально скрутили и отвели в автозак. Затем ОМОН увел еще троих: двое подожгли файеры, один также распылил огнетушитель. Задерживали и сторонников Pussy Riot. Всего в этот день были задержаны примерно три десятка человек.

К половине второго к Таганскому суду подошел муж Нади Толоконниковой, активист группы «Война» Петр Верзилов. Он предложил перенести акцию в защиту Pussy Riot в парк — «где можно было спокойно пообщаться». Но ему не дали спокойно уйти за ограду: один из «православных» запустил в Верзилова сырым яйцом и попал ему в голову. Верзилов только улыбнулся. Как пояснил «Газете.Ru» атаковавший активиста Алексей, нынешние арестантки оскорбили его чувства, когда, «стоя задницей к амвону», исполняли свою песню. «Бросок яйца в Верзилова он назвал «пасхальной шуткой». Когда он давал комментарии о мотивах своего поступка, кто-то из сторонников Pussy Riot отомстил за товарища, разбив яйцо прямо об макушку Алексея.

Само заседание началось с задержкой. Журналисты никак не могли поместиться в тесном зале суда. Когда родственники попытались попасть на процесс, выяснилось, что им не хватает места. В конце концов отца Самуцевич, гражданского мужа Алехиной и Верзилова усадили в дальнем углу.

Первой в зал суда завели Надежду Толоконникову. Она выглядела бледной и уставшей, но держалась она хорошо: четко отвечала на вопросы и иногда улыбалась.

Адвокаты участницы Pussy Riot Марк Фейгин и Виолетта Волкова настаивали на том, чтобы их подзащитная была освобождена из зала суда и участвовала в следственных действиях, находясь под подпиской о невыезде. В ходатайстве об изменении меры пресечения для своей подзащитной Фейгин, в частности, указал на данные проверки условий содержания Толоконниковой, которую провела в СИЗО член Общественной наблюдательной комиссии по Москве (ОНК) Зоя Светова. В своем заключении Светова отметила, что за время пребывания в изоляторе у Толоконниковой ухудшилось состояние здоровья — у подследственной развились головные боли. По мнению адвокатов, в пользу изменения меры пресечения говорит и то, что у Толоконниковой есть поручители. В числе поручителей Толоконниковой два представителя общественного совета при ГУ МВД по Москве, правозащитники, члены ОНК Александр Бабушкин и Александр Куликовский. Работа следователей, по мнению адвокатов, оставляет желать лучшего. За полтора месяца нахождения в СИЗО с Толоконниковой не проводилось следственных действий — следователь ни разу ее не допросил.

Также Волкова обратила внимание суда на то, что организация Amnesty International считает фигуранток дела «узницами совести». Судья усмехнулась.

Сама Толоконникова также напирала на состояние своего здоровья: «Все замечательно, за исключением медобслуживания. У меня постоянно болит голова».

По словам участницы Pussy Riot, ей не предоставляют необходимые лекарства: помощь оказывает лишь один фельдшер, в арсенале которого только таблетки анальгина. «У меня хорошие сокамерницы, я постоянно получаю письма поддержки, правда, приходит лишь маленькая их часть, поскольку письма подвергаются цензуре. В тюрьме тоже неплохо для думающих людей», — добавила Толоконникова. К этой мысли арестантку привел роман Солженицына «В круге первом», который она сейчас читает. Но, по мнению подозреваемой, ей нужно быть на свободе, чтобы пройти медобследование и увидеться со своей четырехлетней дочерью, которая в последнее время рисует «маму за решеткой».

Следователь, в свою очередь, отметил, что Толоконникова должна оставаться под стражей, так как в случае выхода на свободу на нее может быть совершено нападение со стороны оскорбленных представителей православной общественности.

К тому же, выйдя из СИЗО, она может скрыться от суда, уверен следователь: у Толоконниковой есть «социальная карта» Канады.

Судья Елена Иванова отклонила ходатайства защиты Толоконниковой и проигнорировала просьбы самой подозреваемой. Иванова посчитала, что участница Pussy Riot должна остаться под стражей, поскольку в ее отношении нужно провести «ряд следственных действий». В частности, напомнила Иванова, следствие должно получить итоги заказанных экспертиз, допросить потерпевших и очевидцев, а также получить ответы на некие «запросы». Пояснять, какие запросы отправляли следователи и какие экспертизы заказывали, Иванова не стала.

По схожему сценарию проходили слушания по поводу избрания меры пресечения в отношении другой участницы Pussy Riot — Марии Алехиной, которая сидела в клетке книжкой Мандельштама в руках..

Обосновывая свое требование оставить Алехину за решеткой еще на два месяца, следователь отметил, что та, оказавшись на свободе, может скрыться. Кроме того, следствию, по его словам, нужно установить иных участников акции и ее организаторов, а также опросить свидетелей. При этом, сказал он, Алехина «обвиняется в тяжком преступлении в особо циничной форме», тем самым противопоставив себя обществу.

В то же время следователь отметил, что «оскорбленные верующие требуют жесткого наказания» для арестанток и, если те выйдут из изолятора, они могут стать «жертвами».

Адвокат Алехиной Николай Полозов парировал, что ее подзащитная не сможет скрыться от суда, поскольку не имеет постоянного заработка. Волкова напомнила, что Алехина имеет положительные характеристики с места учебы. Алехину хвалят и в общественных организациях — в частности, в «Гринпис России» и православного общества «Даниловцы», с которыми Алехина сотрудничала до суда. Сама Алехина пожаловалась на условия содержания в СИЗО. Она подготовила речь, тезисы которой записала на листке, чтобы не сбиваться.

По ее словам, за участницами Pussy Riot постоянно ведется видеонаблюдение: сотрудники СИЗО № 6 снимают на видео каждое передвижение в камерах и коридорах.

Алехина сказала, что обращалась за объяснением к главе изолятора, который, продолжая снимать ее на камеру, сообщил ей, что съемка ведется для контроля над сотрудниками.

Доводы следователя о том, что, если она окажется на свободе, то на нее может быть совершено нападение, Алехина отвергла. «Если меня оберегают от радикалов, то лучше всего меня уберегут настоящие верующие», — заявила она. Алехина считает, попытка защитить ее от верующих — это «возврат в 37-й год». В отличие от Толоконниковой Алехина отметила, что на нее оказывается давление со стороны правоохранительных органов. К ней в СИЗО приходят люди в погонах и требуют от нее сознаться или пойти на сотрудничество со следствием, заявила она. «Ну что ж, я извиняюсь, но в глубине не изменяюсь», — прочитала она с листа.

Судью все это не убедило, она удовлетворила ходатайство следствия.

Последним было принято решение о продлении ареста до 24 июня Екатерине Самуцевич.

Адвокаты подсудимых категорически не согласны с решением суда. Они пообещали в течение ближайших дней обжаловать арест и если потребуется, то дойти до Европейского суда по правам человека. В пятницу Николай Полозов намерен навестить Толоконникову в изоляторе и передать ей разрешенные лекарства от головной боли. Он хочет подать заявление в УФСИН по Москве, чтобы фигурантке разрешили пройти медобследование.