Вместо взятки получилось мошенничество

Бывшему сотруднику МВД Максиму Каганскому предъявлено обвинение в мошенничестве



Бывшему сотруднику МВД Максиму Каганскому предъявлено обвинение в мошенничестве

Бывшему сотруднику МВД Максиму Каганскому предъявлено обвинение в мошенничестве

Александр Щербак/Коммерсантъ
Расследование дела экс-сотрудника МВД Максима Каганского подошло к концу. Следователи переквалифицировали обвинение в «посредничестве во взятке» на «покушение на мошенничество». Теперь обвиняемому грозит менее суровое наказание, но он не сможет настаивать на суде присяжных.

Следователи переквалифицировали дело бывшего сотрудника МВД Максима Каганского — фигуранта дела о взятке, которую, по данным следствия, получила бывший старший следователь ГСУ ГУ МВД по Москве Нелли Дмитриева. Об этом «Газете.Ru» сообщил его адвокат Владимир Жеребенков.

Ранее Каганскому вменялось «посредничество при получении взятки» (ч. 4 ст. 291.1 УК), теперь он обвиняется в «покушении на мошенничество в особо крупном размере группой лиц» (ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК).

Подельникам Каганского — его водителям и охраннику Роману Емельянову, Дмитрию Чуприну и Владимиру Кириллову — также изменили статью: теперь им инкриминируется посредничество в покушении на мошенничество (через ст. 33 УК). Как пояснил Жеребенков, следователи решили, что его подзащитный, Дмитриева и водители с охранником «сорганизовались для получения денег мошенническим путем».

Самой Нелли Дмитриевой, скорее всего, также было предъявлено новое обвинение. Однако подтвердить или опровергнуть это корреспонденту «Газете.Ru» отказались как сотрудники пресс-службы Следственного комитета России, так и адвокат основной фигурантки дела Алексей Акимов.

С одной стороны, следователи смягчили обвинение фигурантам дела, с другой — теперь защита не сможет настаивать на суде присяжных: по статье «мошенничество», в отличие от «взятки», участие жюри в процессе не предусмотрено.

Адвокат Каганского считает, что вывод дела из-под юрисдикции присяжных — основная причина переквалификации дела. «Нас это не очень радует, так как в суде присяжных мы бы могли доказать, что в основе обвинения моего подзащитного лежат провокационные действия его делового партнера, — жалуется Жеребенков. — В суде общей юрисдикции это практически невозможно: обычно судьи идут на поводу у оперативных сотрудников».

Впрочем если раньше Каганскому грозило наказание до 12 лет лишения свободы, то теперь 5–6 лет (его водителям и охраннику еще меньше). Также следователи должны снять арест на имущество обвиняемого и его супруги Анастасии Каганской, который был наложен по статье «взятка».

Что касается Нелли Дмитриевой, то в феврале этого года официальный представитель СК Владимир Маркин в заявил, что она «активно сотрудничает со следствием и полностью признала свою вину». С учетом переквалификации (которая, возможно, стала условием сделки со следствием), Дмитриева также может «отделаться» сравнительно небольшим сроком или вовсе получить условное наказание.

Закончить предварительное расследование следователи планируют через две недели, отметил адвокат Жеребенков.

После этого стороны начнут знакомиться с материалами дела. По словам адвоката, объем дела составил около 20 томов.

Нелли Дмитриева была задержана в октябре 2011 года по подозрению во взяточничестве на сумму в $3 млн. В том же месяце Пресненский суд санкционировал заочный арест Каганского. 17 января 2012 года он был пойман в Новосибирской области. По версии следствия, Дмитриева, расследуя уголовное дело о контрабанде, фигурантом которого были директор компании «Медкор» Алексей Царьков и его партнер Борис Юдин, предложила избавить их от преследования, попросив за это $3 млн. Юдин обратился в ФСБ с жалобой на вымогательство. Посредником при передаче взятки, как раньше полагали следователи, был Максим Каганский. Передача денег состоялась 23 сентября 2011 года, тогда были задержаны два водителя и охранник супругов Каганских. Самому подозреваемому тогда удалось скрыться, но ненадолго.

Каганский свою вину не признает. По словам Жеребенкова, дело было сфабриковано благодаря стараниям его коммерческого партнера Андрея Козбанова (защитник называет его «штатным провокатором»). «Козбанов провоцировал Юдина, чтобы тот принес деньги Каганскому, а затем и Дмитриевой, — сказал адвокат. — У них совместный бизнес в Волгограде, 12 автозаправочных станций и сервисный цех. Имеется корыстный мотив». Защитник напомнил, что недавно присяжные оправдали бывших следователей Московского межрегионального следственного управления на транспорте СКП Ивана Кожевникова и Алексея Малкова, которых также обвиняли во взяточничестве. Одним из «посредников» при передаче денег следователям был тот же Козбанов.