«Приговор считаю победой»

Виктора Бута в США приговорили к 25 годам тюрьмы и штрафу в $15 млн

__is_photorep_included4130225: 1
Приговор Виктору Буту оглашен: судья Шира Шейндлин приговорила российского торговца оружием к 25 годам лишения свободы и штрафу в $15 млн, также он заплатит $400 за государственные издержки. Поскольку у Бута, по всей вероятности, нет американского банковского счета, правосудие США, возможно, будет добиваться списания штрафа с иностранных счетов осужденного. МИД России заявил, что будет добиваться возвращения Бута на родину, приговор в ведомстве назвали «необоснованным и ангажированным».

Заседание в федеральном суде Нью-Йорка, на котором был оглашен приговор Виктору Буту, началось с десятиминутным опозданием. Подсудимого завели в зал в 16.35. Были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Агенты судебной охраны в бронежилетах очистили зал от всех присутствующих, оставшихся после предыдущего процесса «Гуччи против Гесс», а затем по одному начали впускать в зал репортеров, представителей российской дипмиссии и других желающих присутствовать на последнем заседании по делу Бута.

В числе первых в зал зашли жена и восемнадцатилетняя дочь подсудимого — Алла и Лиза Бут. Семья заняла центральную часть второго ряда. В первом ряду сидели участники процесса, в том числе три специальных агента Администрации по борьбе с наркотиками (The Drug Enforcement Administration), которые ранее руководили операцией по «обработке» и аресту Виктора Бута. Подставные испаноязычные агенты, которые лично вели переговоры с Бутом в Таиланде, в зале так и не появились.

В день оглашения приговора Бут выглядел еще более потерявшим в весе.

Он так похудел, что казалось, что Бут до ареста и Бут в день оглашения приговора — это два абсолютно разных человека. После того как осужденного подвели к его месту, он, как обычно, повернулся назад, помахал рукой присутствующим и тепло поздоровался с семьей. Жена и дочь Бута тем временем старались сдерживать свои чувства. Через пять минут в зал заседаний вошла судья Шира Шейндлин. Она поименно поздоровалась со сторонами и сразу же начала заседание. Судья перечислила все письма, которые она в последние дни получила от сторон: письмо из российского МИДа, от прокуратуры США и двухстраничное письмо от дочери Бута.

После этого судья вкратце пересказала вердикт присяжных и пункты, по которым Бут был признан виновным.

Судья Шейндлин подчеркнула, что из всех вменяемых Буту статей только одна предусматривает минимальный срок заключения в 25 лет.

Когда судья перечисляла пункты обвинения, Бут показательно ухмыльнулся. Судья сказала также, что она решила два вопроса, связанных с этим делом. Первый — что Бут подлежал экстрадиции в США и был подсудимым США, и теперь, по словам судьи, этот вопрос закрыт, и второй — что, как только она узнала про условия одиночного содержания осужденного, она «приказала» департаменту по исправлениям перевести Бута из одиночной камеры в камеру общего режима, что и было сделано. Тут неожиданно судью перебил адвокат Бута Альберт Даян и попросил ее распорядиться занести в протокол слово «посоветовала», а не «приказала», с чем судья согласилась (по закону судья не имеет права предписать тюремному департаменту изменить режим содержания).

После этого судья передала слово адвокату Даяну. Защитник явно хорошо готовился к выступлению, говорил он красочно. Даян начал с того, что, по его мнению, доказательства вины Бута были очень слабыми. На это судья ответила: «Доказательства — это аудиозаписи».

Даян заявил, что во время процесса прокуратура намеренно использовала очень сильные слова и выражения: например, прокуроры называли «захватывающим дух» количество оружия, которое якобы хотел продать Бут, говорили про терроризм и убийство американцев, этим намереваясь воздействовать на присяжных.

По мнению Даяна, единственное доказательство вины Бута — его же слова — никак не тянут на пожизненное заключение, о котором в своем последнем письме просила прокуратура. Даян считает, что для человека, который не знает законов США, согласно которым даже слова о потенциальном убийстве американцев и обсуждение темы ракет являются федеральным преступлением, требование пожизненного заключения — это драконовская мера, которая никак не обоснована. Даян напомнил, что конгресс недавно принял закон, который делает преступлением обсуждение темы военных ракет, и не все могут об этом знать.

«В обвинении Бута действовал принцип, по которому мы, как американцы, являемся справедливой нацией и можем осудить даже людей, которые нам не нравятся или являются «плохими парнями». Но мы, будучи величайшей страной в мировой истории, не имеем права осудить безвинного человека, человека, который ничего не совершал», — возмутился Даян.

«Решение преследовать Бута и разобраться с ним было принято еще при администрации Джорджа Буша, и мы не намеревались его проверять, а просто хотели поймать. Вы не найдете никого, кто мог бы сказать или доказать, что Виктор Бут торговал оружием после 2000 года. Установлено, что Бут даже помогал США во время печально известной войны в Ираке. Вы не найдете в США ни одного дела, которое может является прецедентом для дела Бута. Есть только один прецедент, и то во Франции, где в 1898 году «дело Дрейфуса» было сфабриковано по политическим мотивам и в процессе которого, как и сейчас, были использованы «сильнодействующие» слова. Но Дрейфус в конце концов был оправдан, и правосудие восторжествовало над политикой. Для меня, как для отца троих детей и американца, нет ничего важнее, чем здоровье и безопасность наших солдат за рубежом. Но Бут не угрожал их безопасности. Я не прошу вас приговорить Бута к минимуму — 25 годам, а говорю вам, что даже это много, и ходатайствую о назначении нового слушания. Закон конгресса написан для тех, кто реально борется против этой страны, кто хочет разрушить эту страну. Этот закон создан, чтобы судить настоящих террористов, а не таких людей, как Бут. Если Бут получит больше, чем 25 лет, это для него будет означать пожизненное заключение. Несмотря на это, Бут уверен, что он вскоре выйдет на свободу», — произнес Альберт Даян.

После этого судья предоставила слово самому Буту, чтобы тот сказал последнее слово. Бут, который очень редко пользовался услугами судебного переводчика, на этот раз, поскольку должен был выступать сам, прибегнул к его помощи. Он говорил по-русски. «Я не виновен, я не виновен, я не виновен, — громко сказал подсудимый. — Все, что здесь говорилось обо мне, — ложь! Я не собирался никого убивать, я не собирался никому продавать оружие! Эту правду знает Бог, знают эти люди», — заявил Бут, повернувшись к сидящим за ним правительственным агентам. «С этой правдой им придется жить всю оставшуюся жизнь, растить своих детей! — крикнул Бут. — Но я благодарен Америке. Американцам, которые боролись за правду, за справедливость! Я благодарен Кену Каплану (своему субадвокату. — «Газета.Ru».), благодарен Альберту Даяну, благодарен этим двум парням, имена которых мне неизвестны».

И, опять повернувшись лицом к троим агентам DEA, Бут указал на них пальцем правой руки и крикнул: «Пусть простит вам Господь, вы ответите перед ним! А я отвечу перед своей Родиной, и Россия ответит за меня!».

После последнего слова Бута судья дала слово представителю прокуратуры США Брендану Макгуаеру. «Мы здесь, потому что преступление доказано», — начал свою речь прокурор. «Это ложь!» — по-английски с места крикнул Бут. Прокурор, не обращая внимания на реакцию Бута, продолжил: «Все это задокументировано его же голосом, имейлами, перепиской, текстовыми сообщениями и личными переговорами. Бут мог отказаться от сделки, сказать Эндрю Смульяну, что не хочет вмешиваться в это дело, но он не только не сдержался, но и всеми способами добивался того, чтобы сделка состоялась. Даян очерняет прокуратуру, американское правительство, Белый дом и сегодня уже нас, двух прокуроров этого дела, но его обвинения необоснованны. Первый факт: Бут сам предлагал подставным агентам оружие. В своем рабочем кабинете у себя дома Бут сам предлагал Смульяну сто ракет. Когда секретные подставные агенты в Таиланде в лобби отеля попросили продать им взрывчатку С-4, Бут спросил, сколько тонн, и ему ответили — одну. Тогда Бут сказал, что он может снабдить их пятью тоннами этой взрывчатки. Это была его идея — замаскировать под грузом фруктов партию оружия, купить маленький банк, чтобы отмыть деньги, и т. д. Он сам признался нам, что совершал около пяти тысяч таких сделок! От того, что он делал и как делал, застывает кровь в венах! Не мы должны были отправлять на экран его компьютера все международные конвенции, чтобы он не совершал эти преступления. Что касается прецедента, то в деле «США против Алкасара» Алкасар в момент оглашения своего приговора был на 18 лет старше Бута и получил 30 лет, что точно равносильно пожизненному сроку. Он пытался продать всего 15 ракет, а Бут говорил о продаже сотен! Бут выражал большую готовность помогать подставным агентам ФАРК убивать американцев», — сказал прокурор.

«Исходя из всего этого, генеральная прокуратура США просит суд приговорить Виктора Бута к пожизненному заключению», — завершил свою речь Макгуаер.

Последней выступила судья. Речь Шейндлин не была похожа на стандартный приговор. Судья воздержалась от критики и наставления осужденному, а обратилась к фактам. «Виктор Бут родился в Таджикистане. Он был офицером Советской армии, а потом известным во всем мире продавцом оружия, — сказала судья. — Он продавал оружие очень многим кровавым режимам мира. Он снабжал Анголу, Конго, Уганду, Руанду во время вооруженных конфликтов. Возможно, он снабжал и Ирак, и Ливию. Не исключаю, что он продавал оружие и нам, США».

«Бута познакомил с подставными агентами американского правительства его бизнес-партнер Эндрю Смульян. У Бута есть 48-летняя жена Алла и 18-летняя дочь Лиза. Бут говорит по-русски, по-английски, по-испански и на некоторых других языках. Высоко интеллектуален.

Виктор Бут приговаривается к 25 годам заключения. Я думаю, что это достаточный срок, потому что Бут ранее не был осужден в США, не нарушал законы США.

Секретная операция была задумана спецслужбами, а именно управлением по борьбе с наркотиками. Однако нет никаких фактов, которые бы указали на то, что Бут был замешан в торговле наркотиками. Возможно, он продавал оружие Танзании, Кении и Ливии, но нет ни одного факта, указывающего на это. Его вина доказана только в том, что он встретился с предполагаемыми террористами и согласился на сделку. Нет других фактов о том, что он совершал преступление против законов США. Возможно, он совершал преступления по законам других стран и против других стран, но не США. Как недавно сказал один из членов Верховного суда по делу, не связанному с этим: «США не должны делать из себя вершителя мирового правосудия». Так, несмотря на то что Бут продавал оружие преступным режимам других государств, он не был вовлечен в терроризм, и обвинять этого подсудимого в терроризме несправедливо. Подсудимый откликнулся на возможность сделки с террористической организацией, но сам никогда не связывался ни с ФАРК, ни с «Аль-Каидой», ни с какой-либо другой организацией. По другим делам, относящимся к терроризму, которые проходили через мой суд, осужденные сами искали способы навредить США. Это не тот случай. А сравнение с Алкасаром неуместно. Во-первых, все дела разные, и, во-вторых, Алкасар был сам вовлечен в терроризм и еще торговал наркотиками. Так что 30 лет и тем более пожизненный срок я считаю неуместными», — заявила Шира Шейндлин.

«Основываясь на всех этих обстоятельствах и фактах, по третьему пункту обвинения приговариваю Виктора Бута к 25 годам, по остальным трем пунктам к 15 годам заключения по каждому пункту. 25-летнее лишение свободы должно включить себя все остальные сроки. Предписывается взыскание с осужденного $400 и $15 млн. Последние пять лет заключения осужденный должен провести на свободе под государственным присмотром. Приговор подлежит обжалованию в течение 14 дней», — заключила судья.

Адвокат Даян попросил судью Шейндлин опять порекомендовать тюремному департаменту содержать Бута в камере общего режима и, если возможно, поближе к Нью-Йорку. Судья ответила, что несмотря на то, что она уверена, что из-за размера наказания Бута переведут в тюрьму особого режима, она порекомендует, чтобы тюрьма была недалеко от Нью-Йорка и чтобы он содержался в камере общего режима. На этом заседание закончилось. Когда Бута выводили из зала суда, он опять повернулся к агентам правительства и в последний раз крикнул им: «Врагу не сдается наш гордый Варяг!»

Уже вне здания суда жена Бута Алла сообщила журналистам, что адвокаты Бута удивлены тем фактом, что судья Шейндлин не только не приговорила Бута к пожизненному сроку и даже 30 годам тюрьмы, к чему была готова защита, а установила для него минимальный срок, требуемый законом.

«Приговор считаю победой Бута», — сказала Алла Бут. На вопрос, какими будут следующие шаги, Алла Бут сообщила, что защита намерена обжаловать приговор. Алла Бут также сказала, что ожидает конкретных действий со стороны президента России и официальных шагов российского МИДа.

В пятницу утром МИД России заявил, что «предпримет все необходимые усилия» для возвращения Бута на родину и этот вопрос будет приоритетным «в российско-американской повестке дня».

«МИД России рассматривает вердикт американского суда, приговорившего Виктора Бута к 25-летнему тюремному заключению, как необоснованный и ангажированный, — говорится в сообщении внешнеполитического ведомства. — Несмотря на шаткость доказательной базы, незаконный характер его ареста с участием агентов спецслужб США в Таиланде и последующей экстрадиции, американское правосудие, выполняя явный политический заказ, проигнорировало доводы адвокатов и многочисленные обращения на самых различных уровнях в защиту гражданина России». В МИДе отметили, что американские власти объявили Бута «торговцем смертью» и чуть ли не «международным террористом» еще до приговора, «а само обвинение строилось исключительно на приписываемом ему «преступном умысле». «Отсюда попытки выбить признание вины путем создания невыносимых условий заключения, физического и психологического воздействия. Абсолютно неприемлема и развязанная в американских СМИ кампания травли, имевшая целью повлиять на присяжных и в целом на ход судебного процесса в «нужном направлении», — заявили в МИДе.