Чемпион легко не отделался

Замоскворецкий суд вернул дело Расула Мирзаева в прокуратуру



Расул Мирзаев с адвокатом Алексеем Гребенским

Расул Мирзаев с адвокатом Алексеем Гребенским

РИА «Новости»
Замоскворецкий суд со второй попытки продлил срок содержания под стражей чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева на два месяца. После этого адвокат потерпевших Оксана Михалкина потребовала вернуть дело в прокуратуру на досследование. Прокурор, а затем и суд с ее доводами согласились. Теперь дело Расула Мирзаева может быть переквалифицировано на более тяжкую статью.

В среду интерес к процессу чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева в Замоскворецком суде поубавился. Заседание вновь началось не вовремя. Судебный пристав рекомендовал журналистам держаться подальше от зала заседания. «У нас подсудимого поведут, собака на гражданских бросается», — объяснил он. Впрочем собака на этот раз на представителей прессы реагировала спокойно. Сначала в зал прошли телерепортеры. Подсудимому начали задавать вопросы — от «Расул, как у тебя настроение?» до «а сделал ли ты подарок своей девушке на День святого Валентина?». Последний вопрос вызвал возмущение у адвоката Алексея Гребенского: «Он же сидит! Совсем совести у вас нет!» Времени для съемки дали столько, что операторы устали стоять, а в помещении было слышно только дыхание пса. Один случайный зритель даже начал возмущаться: «Что здесь происходит? Когда уже начнется суд?» Поэтому, когда пресс-секретарь, наконец, попросила операторов удалиться, долго их уговаривать не пришлось. Сам Мирзаев вопросы прессы игнорировал, зато сам постоянно о чем-то спрашивал адвоката.

«Не мог я обжаловать решение: я постановление Мосгорсуда получил только 15 минут назад, они мне времени не дали, — объяснял Гребенской своему подзащитному. — Это, по сути, указание, какое решение следует вынести. Такой у нас суд».

«Самый гуманный суд», — грустно вздохнул чемпион.

Со стороны потерпевших на заседание пришел только отец погибшего студента Ивана Агафонова и представитель семейства Оксана Михалкина.

Наконец, в зал вошел судья Андрей Федин. Михалкина пояснила ему, что другие потерпевшие — мать Татьяна и сестра Ольга Агафоновы — не смогли появиться в связи с занятостью на работе.

Больше ни у кого никаких вопросов и сообщений не было, и прокурор Алексей Смирнов пояснил, что постановление Замоскворецкого суда от 13 февраля, освободившее Мирзаева под залог в 100 тысяч рублей, отклонено, поскольку тогда суд не учел, что подсудимый может скрыться от суда.

«Я просил бы суд в соответствии со ст. 255 УПК (решение вопроса о мере пресечения — «Газета.Ru») продлить содержание на три месяца», — сказал он.

Адвокат Михалкина его поддержала: «Он постоянного места жительства и работы в Москве не имеет. Семью не видел. Нет обстоятельств, которые могли бы удержать его в черте города». (Мирзаев имеет прописку в городе Кизляр республики Дагестан, временную прописку в Москве в военном общежитии, но фактически проживал на съемной квартире — «Газета.Ru»). Защитник Алексей Гребенской на этот раз выступил с длинной речью. «Мирзаев полностью признал свою вину, добровольно явился с повинной, — напомнил он. — Оснований полагать, что он может скрыться от суда, не имеется, поскольку все его поведение свидетельствовало об активном сотрудничестве со следствием и стремлении установить истину по данному уголовному делу. Никогда ранее он не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности. Это свидетельствует о его законопослушном поведении. Оснований полагать, что может оказать давление, также не имеется: ранее он заявлял о рассмотрении дела в особом порядке».

Гребенской отметил, что у Мирзаева есть постоянная регистрация на территории Российской Федерации. «Делать основанием отсутствие регистрации в Москве я считаю нелепым: ну не все родились в Москве, — сказал адвокат. — Он вынужден будет проживать в общежитии, несмотря на отсутствие там условий для проживания».

Также Гребенской добавил, что в соответствии со ст. 56 УК содержание под стражей не может быть назначено, поскольку преступление, в котором он обвиняется, нетяжкое, совершено впервые и отсутствуют какие-либо отягчающие обстоятельства. «Прошу отменить меру пресечения и избрать меру, не связанную с лишением свободы. Полагаю, что это может быть залог, его размер — по усмотрению суда, исходя из практики рассмотрения других аналогичных уголовных дел», — заключил он.

Мирзаев сначала пробормотал заученную наизусть фразу о том, что он свою вину признал и раскаялся, а потом объяснил: «Я не проживал в общежитии, потому что там было все общее, из-за этого я снимал квартиру. Сейчас я не могу снимать, поэтому буду там проживать».

Судья Федин принялся дотошно допрашивать Мирзаева о том, когда и где он в последний раз проживал. Чемпион, путаясь, был вынужден несколько раз повторить, что на съемной квартире он в последний раз был 19 августа 2011 года, перед тем как пойти сдаваться полиции. По месту временной регистрации в Москве — в декабре 2010 года. А по месту постоянной прописки он был только в январе 2011 года. «У меня были тренировки — я не мог там постоянно находиться», — пояснил он. «Мне нужно кормить мать и дочь, мне не нужно скрываться, мне нужно искать работу», — заключил подсудимый.

Выслушав стороны, судья удалился на вынесение решения и принял его в два раза быстрее своей коллеги, отпустившей чемпиона под залог, за один час.

Журналистов вновь позвали в зал, и судья объявил, что продлевает Мирзаеву срок содержания под стражей на два месяца — до 1 апреля.

После этого, не выгоняя операторов из зала, судья Федин продолжил слушать дело по существу. При этом сидячих мест для пишущей прессы не было: чтобы освободить пространство, лавочки взгромоздили друг на друга.

Первой выступила адвокат Оксана Михалкина с требованием вернуть дело в прокуратуру для устранения недостатков.

По ее мнению, следствие было проведено небрежно, и дело нужно переквалифицировать обратно на более тяжкую статью — на ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего).

Эта статья предусматривает до 15 лет лишения свободы. Также она пожаловалась, что права потерпевших были нарушены: уведомление о проведении экспертизы приходило в один день с ее результатами. Прокурор Алексей Смирнов ее предложение поддержал, а защитник возразил и заявил отвод гособвинителю.

«Все время считал, что гособвинитель должен руководствоваться принципом законности и обоснованности, — сказал Гребенской. — Я полагаю, что гособвинитель сформировал свою позицию только во время процесса, тогда как должен был согласовать ее с тем прокурором, который подписал обвинительное заключение. Считаю, что он принял сторону потерпевших, тогда как формально должен быть независимым». При этом он отметил: он уверен, что дело будет направлено на дорасследование, но тем не менее попросил суд не делать этого.

Этим вопросом судья Федин озадачился сильнее и вернулся в зал через два часа. Алексей Смирнов в это время в коридоре кому-то по телефону докладывал о происходящем.

В результате судья отказал в отводе гособвинителя, потому что его «позиция не является основанием для отвода». А затем он распорядился направить дело в прокуратуру «для устранения препятствий рассмотрения судом».

Суд обосновал свое решение тем, что следствие допустило ряд «грубейших» нарушений — уведомляло о проведении экспертизы и присылало ее результаты в один день.

Адвокат Мирзаева намерен обжаловать это решение. В общей сложности ему предстоит написать три жалобы: на решение Мосгорсуда, на сегодняшнее решение Замоскворецкого суда по мере пресечения и по поводу возвращения дела на дорасследование. Следственный комитет России тем временем заявил, что «в связи с тем, что инициатива возвращения уголовного дела исходила от потерпевших, следствие намерено более тщательно изучить доводы, которые представят родственники погибшего Ивана Агафонова и их адвокаты». Следователи обещают при необходимости назначить дополнительные экспертизы и «уложиться в максимально сжатые сроки».

По данным следствия, инцидент произошел 15 августа, около 3.30, возле ночного клуба «Гараж». Между Агафоновым и Мирзаевым возник конфликт из-за девушки. Чемпион ударил студента «в область правой щеки». При падении Агафонов ударился головой об асфальт, получив «закрытую черепно-мозговую травму». Пострадавший был доставлен в больницу, впал в кому и спустя три дня скончался, не приходя в сознание. 19 августа, узнав о смерти Агафонова, Мирзаев явился в следственные органы с повинной и был задержан. Замоскворецкий суд отпустил чемпиона под залог в 5 млн рублей, но уже на следующий день это решение было обжаловано в Мосгорсуде. Судейская коллегия отменила постановление суда. 24 августа 2011 года судья Юлия Новичкова арестовала его на два месяца.