Следователи не поняли обвинения

Начался процесс по делу экс-следователей Алексея Малкова и Ивана Кожевникова

Мосгорсуд начал рассматривать дело двух бывших следователей — Ивана Кожевникова и Алексея Малкова. Они обвиняются в получении взятки $1,5 млн. Основной свидетель по делу, их бывший подчиненный Григорий Домовец, спрятался от подсудимых в зале суда и попросил допросить его за закрытыми дверями. Хотя Домовец так и не объяснил, кого и чего он боится, его слова услышат исключительно участники процесса.

Мосгорсуд в понедельник приступил к рассмотрению дела экс-начальника отдела по расследованию особо важных дел Московского межрегионального следственного управления на транспорте (ММСУТ) СКП РФ Ивана Кожевникова и замглавы ММСУТ Алексея Малкова. Двух молодых людей ввели в зал в наручниках, при этом Малков сел спиной к телекамерам, а Кожевников скрылся за широкой спиной конвойного, который к тому же запретил задавать подсудимым вопросы.

Кожевников и Малков обвиняются по ч. 4 ст. 290 (получение взятки лицом, занимающим государственную должность).

Выяснять, брали бывшие следователи взятки или нет, будут присяжные заседатели, дело слушается в открытом режиме, но еще на предварительной стадии стороны договорились, что потерпевший — заместитель генерального директора ОАО «Наро-Фоминский хладокомбинат» Дмитрий Мостман — будет давать показания за закрытыми дверями.

Председательствующий судья Андрей Расновский в самом начале заседания сообщил, что от Следственного комитета России по Центральному федеральному округу поступило извещение о том, что 30 декабря 2011 года было прекращено уголовное дело в отношении гражданина США Михаила Гинзбурга и других фигурантов в связи с декриминализацией статьи «контрабанда». Именно за обещание закрыть это дело, по данным следствия, получили взятку Малков и Кожевников.

Поступивший документ был приобщен к материалам дела, после чего адвокат Виктор Паршуткин выступил с ходатайством, чтобы в Мосгорсуде была проведена служебная проверка. Он заявил, что среди кандидатов в присяжные был сотрудник правоохранительных органов под именем Александр Белых. «Это сотрудник спецслужб под другим именем», — сообщил адвокат. По его словам, Белых провел в совещательной комнате вместе с другими кандидатами около четырех часов и за это время мог собрать у них номера телефонов, чтобы в последующем оказывать на них давление. «В процессе мы предоставим тому доказательства», — пообещал Паршуткин. Кроме того, защитник пожаловался, что председательствующий запрещал ему спрашивать у кандидатов, каким образом их пригласили в Мосгорсуд. Прокурор Сергей Котов назвал такое ходатайство необоснованным и немотивированным и сообщил, что председательствующий не запрещал задавать подобные вопросы.

— У нас есть аудиозапись, — возразил Паршуткин.

— А кто вам разрешил ее вести? Вы уведомляли председательствующего о том, что ведете запись? — начал было возмущаться Котов, но судья Расновский его перебил:

— Аудиозапись можно вести без согласования с председательствующим.

Прокурор замялся и после нескольких слабых попыток оправдаться заключил: «Но ведь вполне возможен и монтаж». В итоге судья отказал адвокату в ходатайстве.

В дальнейшем одно ходатайство последовало за другим. Паршуткин заявил возражение на действия судьи — мол, он призывал присяжных к общению с ним в неслужебное время по любому вопросу. «Председательствующий выказывает творческое отношение к нормам УПК», — говорил защитник. Прокурор возмущался: «Присяжные поняли слова судьи верно, иначе мы ставим под сомнение их умственные способности».

После этого у гособвинителя также нашлась просьба: он заявил, что основной свидетель по делу экс-следователь ММСУТ Григорий Домовец (ранее осужденный за вымогательство в сговоре с начальством) должен быть допрошен в закрытом режиме, поскольку находится под программой о госзащите свидетеля.

Защита возражала: Домовец не просто свидетель, а основной исполнитель преступления, и закрытый допрос нарушает принцип гласности. «Судебное заседание — это что? Сходняк бандитов?» — не разделял страхи свидетеля Паршуткин. Однако судья отложил этот вопрос на потом и пригласил коллегию в зал. Тут же выяснилось, что на первое заседания в связи с состоянием здоровья не явился присяжный № 1, таким образом в составе жюри осталось 17 человек.

Прокурор Котов сообщил в своем выступлении, что в феврале 2010 года было возбуждено дело о контрабанде мясной продукции в отношении предпринимателя Гинзбурга и других лиц. Однако уже в марте Кожевников, Малков и первый заместитель руководителя ММСУТ Константин Зотов решили на этом деле нажиться. «Зотов скрылся и находится в розыске, — отметил гособвинитель. — Малков, Зотов и Кожевников предложили Домовцу стать пособником. Домовец согласился». Следователи предложили потерпевшему Мостману непривлечение к уголовной ответственности, изменение меры пресечения другим обвиняемым по делу на подписку о невыезде (после этого Гинзбург скрылся от следствия) и переквалификацию дела со статьи «контрабанда» на «пособничество в контрабанде». При этом Зотов, по его словам, координировал все действия и забирал деньги. Малков передавал деньги Зотову. Функция Кожевникова как руководителя следственной группы, которая расследовала дело о контрабанде, заключалась в передаче денег Малкову, которые он получал от Домовца. «Домовец не мог самостоятельно принимать решения», — подчеркнул Котов.

В три этапа Мостман выплатил злоумышленникам $1,5 млн.

Но потерпевший обратился в правоохранительные органы, и при передаче последних $500 тысяч 25 мая 2010 года Домовец был задержан. Он пошел на досудебное соглашение со следствием, выдал своих начальников. Осенью 2010 года Домовец был приговорен Мосгорсудом к трем годам колонии строгого режима, но Верховный суд заменил этот срок на условный.

Адвокат Паршуткин в своем выступлении был краток. «Домовец действительно получил взятку и ввел Мостмана в заблуждение, — сказал он. — Но наши подзащитные организации никакого отношения к взятке не имеют. Все обвинение построено только на показаниях этого недобросовестного человека, Домовца». После чего защитник предложил допросить подсудимых первыми. Когда присяжные заседатели покинули зал (решение процессуальных вопросов происходит в отсутствие коллегии), прокурор стал возражать: первым должен выступить Домовец. Судья согласился с прокурором и получил от адвокатов отвод: по их мнению, лишил подсудимых права выступить на той стадии, на которой они сочтут нужным. С полчаса поразмышляв над этим вопросом, Расновский все-таки решил остаться в процессе.

После этого адвокат Паршуткин заявил, что ему и подсудимым и вовсе непонятно обвинение: то их обвиняют в получении взятки при посредничестве Домовца, то в посредничестве при получении взятки Зотовым.

«В чем моя корыстная заинтересованность, если я ни копейки не получил?» — поддержал защитника Кожевников. Прокурор погрозил в его сторону пальцем: «Не нужно тут что-то говорить», — и заметил, что адвокаты обращаются к судье, который не обладает функциями прокурора. Поэтому, по его мнению, в ходатайстве нужно отказать. «А если вам что-то непонятно, сейчас пойдем покурим, я вам все расскажу», — сказал он. После отказа судьи стороны какое-то время спорили о статусе Домовца: кто он — пособник или посредник, затем принялись решать, как его допрашивать. В итоге Григорий Домовец все-таки появился в зале в отсутствие присяжных. Трибуна, за которую он встал, оказалась закрыта белым экраном от подсудимых, что вызвало их возмущение. После вопроса судьи свидетель сообщил, что у него есть опасения за свою жизнь и здоровье, и попросил о допросе в закрытом режиме. Подробнее узнать о страхах свидетеля защите не удалось, и в знак протеста она отказалась высказываться по этому поводу, пригрозив вторым отводом судье. Судья постановил допросить свидетеля за закрытыми дверями, но на следующий день, и приготовился выслушать отвод. Однако адвокаты передумали его заявлять.

В беседе с «Газетой.Ru» после окончания заседания адвокаты отметили, что в деле фигурирует бывший следователь МВД Андрей Козбанов, которого фигурант другого громкого дела о взятках, бывший сотрудник МВД Маким Каганский, обвиняет в своих злоключениях, утверждая, что они были коммерческими партнерами. «Он фигурировал во многих делах, его тоже хотели посадить, вот он и сотрудничает со следствием», — сказал «Газете.Ru» адвокат Владимир Жеребенков. В деле Кожевникова и Малкова, отмечают юристы, Козбанов является посредником в сложной цепочке передачи взятки, которую описал следствию Домовец.