Киргизы бунтуют за решеткой

Заключенные Киргизии голодают в поддержку пострадавших во время бунта в СИЗО Бишкека



«Во время бунта заключенных били ногами и дубинками»

«Во время бунта заключенных били ногами и дубинками»

knews.kg
По всей Киргизии проходят бунты и голодовки заключенных в СИЗО и колониях. По одной из версий, ситуацию раскачивают криминальные авторитеты, пытаясь удержать власть. Правозащитники говорят, что волнения выгодны МВД, которое пытается вернуть себе тюремную систему.

В большинстве колоний и СИЗО Киргизии идет бессрочная голодовка. Заключенные выступают в поддержку арестантов из СИЗО-1 Бишкека, в котором в начале недели произошел бунт, жестоко подавленный спецназом. Как подтвердил РИА «Новости» пресс-секретарь госслужбы исполнения наказаний республики (ГСИН) Жолдошбек Бусурманкулов, только четыре спецучреждения из более чем полутора десятка не присоединились к акции.

По данным ГСИН, причиной волнений стала «борьба с криминалом» в исправительных учреждениях, объявленная властями Киргизии.

В некоторых изоляторах появились видеокамеры, спецаппаратура для глушения сигнала мобильных телефонов. Лидеры криминального мира — так называемые смотрящие, ранее свободно разгуливавшие по территории, — были переведены на общие условия содержания.

Однако попытка навести порядок в крупнейшем изоляторе страны — СИЗО-1 в Бишкеке — обернулась для властей республики кровавой бойней.

В понедельник планировалось вывезти оттуда «смотрящего» Дамира Сапарбаева. Также было решено провести плановый обыск. «По данным ГСИН, сначала сотрудники изолятора осмотрели камеры, что вызвало яростное неудовольствие заключенных, после чего в СИЗО был введен спецназ. По информации, пришедшей к нам от родственников заключенных, досмотр был начал с участием спецназа, и именно его жестокое обращение заставило людей взбунтоваться», — рассказал «Газете.Ru» директор общественного фонда «Голос свободы» Сардар Багишбеков.

Бунт начался во время обыска на третьем этаже СИЗО. «Были привлечены силы личного состава и сотрудники сводного отряда ГСИН — всего 126 человек, — завил ИА 24.kg председатель ГСИН Шейшенбек Байзаков. — Мы владели информацией, что у заключенных имеются оружие и наркотики. В ходе обыска обнаружено 50 граммов героина, несколько сотен ножей и мобильных телефонов. Обыск был завершен в 11 утра, когда в последней камере сотрудников облили кипятком, четверо получили ожоги, после чего арестанты стали избивать их». Заключенные вырвались из камер. По информации новостных агентств Киргизии, они буквально выломали двери.

Оставшиеся в камерах жгли матрасы и резали себе руки и животы.

Усмирять бунтарей пришлось спецназу. В бою пострадали 34 человека, из них шесть — сотрудники учреждения. «Семь или восемь человек находятся в больнице изолятора, настолько серьезны их травмы», — говорит Багишбеков. Сколько всего заключенных участвовало в бунте, не сообщается.

Один 25-летний заключенный скончался.

Первоначально говорилось, что он умер от сердечной недостаточности. «При проведении судмедэкспертизы выяснилось, что у него на голове и теле есть следы травм, откуда они — неизвестно, также его рубашка была сильно запачкана кровью», — пояснил правозащитник Багишбеков. Однако медики пришли к выводу, что молодой человек умер от передозировки наркотиков: на руках были свежие следы инъекций.

Правозащитников возмущает отношение властей к родственникам заключенных: узнав о происходящем, люди вышли к СИЗО и стали требовать от его руководства объяснения.

«Но вместо начальника СИЗО к ним подъехали автобусы с милицией, около 100 человек были задержаны, — говорит Багишбеков. — Половина из них были привлечены к административной ответственности, из них 25 человек проведут в СИЗО от одного до трех суток. Еще трое — два парня и девушка — обвиняются в хулиганстве, это уже уголовная ответственность. Один разбил окошечко в СИЗО, другой пинал входную дверь, а девушка вела себя слишком активно, размахивала руками. Власть считает, что именно через них бунтари собрали родственников на митинг».

Комментируя происходящее в киргизских колониях, правозащитники отмечают, что по большей части виноваты сами представители ГСИН. «Если говорить о запрещенных вещах, то их — наркотики, сотовые, деньги, алкоголь — в камеры приносят сами работники учреждения. Потом во время обысков все это отбирается, и затем сотрудники опять предлагают свои услуги», — говорит Багишбеков.

С другой стороны, добавляет правозащитник, нельзя не согласиться с тем, что контроль криминалитета в СИЗО и колониях порой гораздо сильнее контроля правоохранительных органов.

Руководство пенитенциарной системы не спешит предоставлять арестованным нормальные условия содержания. «Камеры старые, холодные. Время от времени заключенные поднимают бунты, требуя обеспечить их элементарными вещами — мылом, туалетной бумагой, чистой постелью, — говорит Багишбеков. — Только 12 и 13 декабря в СИЗО-1 заключенные объявили голодовку с такими требованиями, власти вроде пообещали им».

Более того, по словам правозащитника, руководство ГСИН Киргизии отказывается сообщать им, сколько денег выделяется в бюджет СИЗО.

«Нам говорят, что эта информация засекречена в целях обеспечения безопасности государства, — продолжает Багишбеков. — Мы говорим, что, пока не рассекретите, мы будем заявлять о том, что деньги, выделяемые на мыло, разворовывают».

У правозащитников есть своя версия причин бунтов: волнения в СИЗО выгодны местному МВД. «Глава ГСИН — бывший полковник милиции, и его действия направлены на дискредитирование исправительной системы и ее возвращение в структуру МВД, как это было во время СССР и как недавно было сделано в Казахстане», — уверяет Багишбеков.

В качестве подтверждения своих слов он привел рабочее совещание у премьер-министра Киргизии Омурбека Бабанова. После выступления главы ГСИН Байзакова слово взял министр внутренних дел Зарылбек Рысалиев, который обвинил сотрудников СИЗО в раскачивании ситуации. «Я считаю, что вчерашние мероприятия ГСИН по обыску в камерах СИЗО № 1 не были спланированы тщательным образом», — подчеркнул Рысалиев. Он призвал создать межведомственную следственную группу, чтобы «выявить зачинщиков инцидента и принять самые жесткие меры в их отношении для недопущения повторения таких событий». «На такое обвинение глава ГСИН ничего не ответил», — подчеркнул Багишбеков.

В итоге премьер-министр Киргизии Бабанов потребовал от Байзакова «усиливать взаимодействие правоохранительных органов и силовых структур», установить во всех спецучрежениях глушилки мобильных телефонов и видеокамеры. Параллельно глава правительство подчеркнул необходимость наведения порядка в СИЗО и колониях и обеспечения режима содержания для заключенных.