Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Он спокойный был, как мышка»

На суде в Минске во вторник изучали личность главного белорусского террориста.

Денис Лавникевич (Минск) 21.09.2011, 11:22
Дмитрий Коновалов в зале суда ИТАР-ТАСС
Дмитрий Коновалов в зале суда

Главный обвиняемый в терактах в Минске и Витебске Дмитрий Коновалов отказался давать показания в суде. Тогда суд постановил огласить два протокола допроса от 13 апреля и показать их видеозаписи.

Во вторник в Минске продолжилось судебное заседание по делу о взрыве в городском метро 11 апреля, а также по другим взрывам в столице и Витебске. В этот день должны были допрашивать главного обвиняемого – Дмитрия Коновалова. Однако тот отказался давать показания, сославшись на то, что имеет такое право.

Видеозаписи допросов, продемонстрированные в зале суда, не были цельными, а показывались частями. На одной из записей время и дата отсутствовали.

На первом допросе Коновалов весьма лаконично рассказал о своих действиях. «Приехал в Минск 10 апреля с большой спортивной сумкой, в которой была бомба. 11 апреля я спустился в метро на станции метро «Фрунзенская», доехал до «Октябрьской», положил сумку возле скамейки, которая находилась ближе к выходу, и произвел взрыв. Нажал на кнопку», — так описывал те события на допросе Коновалов.

Также во время допроса он рассказал, что изготавливал бомбу на протяжении трех дней в своей витебской квартире. Для этого купил в магазине пять пакетов аммиачной селитры, уротропин, металлические шарики, арматуру и гвозди. По его словам, подельник Владислав Ковалев действительно не знал о целях его приезда в Минск.

Излагая подробности теракта, Коновалов рассказал также: «Вечером 11 апреля я взял сумку и вышел из квартиры. С чем я вышел, ни Яна (девушка, которая находилась в квартире), ни Ковалев не видели. Сел в метро, доехал до «Купаловской», перешел на «Октябрьскую». Ехал с целью взрывать бомбу. Выбрал «Октябрьскую», потому что на ней было больше людей, чем на остальных станциях. Схему изготовления бомбы нашел в интернете два-три месяца назад».

Главный вопрос, который чаще всего на видео задавали Коновалову следователи: «Для чего вы это делали?» Практически всегда ответ был один и тот же: «Для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь». Следователи пытались все-таки уточнить причину, на что Коновалов пояснял, что никаких личных обид у него нет. Было заметно, что Коновалов на допросе выражается странными штампами. Он ни разу не сказал, что «пил», а только «распивал спиртные напитки». Было видно, что такого рода фразы в его лексикон обычно не входят. Более того, даже слово «дестабилизация» Коновалову удавалось выговаривать не всегда. Во время допросов, как и на нынешнем суде, Коновалов большую часть времени смотрел в пол, иногда потирал лицо, говорил монотонным голосом.

— Ничего личного, – пояснил Коновалов.
— Нет, ну вы могли взорвать столб, афишу или машину. Но зачем взрывать людей? – спрашивали следователи.
— На этот вопрос я отвечать не буду.
— Но для чего вам это было нужно?
— Для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь.
— Об этом вы уже говорили. Но зачем?
— Посеять страх, панику.
— С какой целью?
— Для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь.

Отвечая на вопрос, могла ли бомба взорваться раньше, т. е. в том состоянии, в котором Коновалов нес сумку, взрывник ответил положительно. Эту опасность он, по его словам, осознавал. Момент взрыва выбирал, по его словам, такой, чтобы он произошел в час пик и тогда, когда подъедет поезд.

Также на предварительном допросе Коновалов рассказал, что приезжал в Минск, чтобы совершить взрывы в ночь с 3 на 4 июля 2008 года. «С собой привез два взрывных устройства, для создания которых использовал перекись ацетона. Изготавливал устройства один, в действие приводил также один», – говорил Коновалов.

Он рассказал, что эти взрывные устройства были начинены гайками, которые были помещены вокруг взрывчатого вещества с использованием будильника. Поместил он все в пачки из-под сока. Инструкции по изготовлению этих взрывных устройств также, по его словам, нашел в интернете – в марте 2008-го. Эти взрывы, как сказал он на допросе, также были им произведены «с целью дестабилизации обстановки в республике». По его словам, тогда он приехал в Минск 3 июля на поезде Витебск--Минск. Снял квартиру, а вечером, около 23.00, пошел на праздник (в Минске праздновали День независимости). Уходя из квартиры, он «взял с собой только одну взрывчатку, которую заложил напротив гостиницы «Планета», поставил будильник и отошел в сторону». Взрывное устройство должно было сработать через 10 минут, но оно не сработало.

Тогда Коновалов вернулся в квартиру, взял второе взрывное устройство, снова пришел на праздник и заложил взрывчатку на этот раз напротив сцены. «Я желал, чтобы пострадали люди», – говорил на допросе террорист.

Затем он рассказал о совершенных им в 2005 году двух взрывах в Витебске. По его словам, тогда он помещал взрывчатку в жестяные банки из-под пива. Инструкцию по изготовлению также нашел в интернете. «Взрывы проводил с целью дестабилизировать обстановку в городе Витебске. Я желал и осознавал, что могут пострадать люди», — сказал Коновалов на допросе. Проводя те взрывы, Коновалов, по его словам, находился неподалеку и наблюдал за происходящим.

В ходе судебного допроса председатель суда расспрашивал Владислава Ковалева о личности Дмитрия Коновалова.

Тут неожиданностью стал рассказ Ковалева о том, что Коновалов зимой 2007-го резал себе вены.

По словам Ковалева, сделал он это в подвале своего дома. «Когда я пришел, у него были плохо перебинтованы руки. На следующий день он пошел к хирургу и сказал, что травмы получил на работе». Однако хирург не поверил и пообещал в случае повторения инцидента отправить Дмитрия в психушку. Объясняя мотивы такого поведения друга, Ковалев сказал: «Депрессия, наверное».

Затем судья зачитал фрагмент допроса Ковалева от 23 апреля, где также шла речь о желании Коновалова совершить самоубийство. Со слов Ковалева, «во время учебы в школе Коновалов также не раз заявлял, что не знает, как жить дальше».

После просмотра видеозаписи у адвокатов обвиняемых возникли замечания. Так, адвокат Коновалова обратил внимание суда на то, что озвученный протокол допроса его подзащитного не соответствует видеозаписи. К примеру, в протоколе допроса Коновалов якобы говорит все в форме свободного рассказа, но на видеозаписи видно, что разговор происходит в виде диалога. Если в озвученном протоколе Коновалову приписаны слова «Я желал, чтобы пострадали люди, и осознавал этот факт», то на видеозаписи он только ответил на вопрос: «Вы желали, чтобы пострадали люди?» – «Да».

Также на суде во вторник был зачитан еще один протокол допроса Коновалова, который проводил заместитель генпрокурора Швед и еще несколько человек в присутствии адвоката обвиняемого – Дмитрия Лепретора. В ходе допроса Швед интересовался у Коновалова, для чего ему нужна была «дестабилизация обстановки в Республике Беларусь», а также спросил, что подразумевает под этим понятием обвиняемый. Коновалов ответил, что под дестабилизацией понимает «навести страх и панику». На том же допросе Коновалов сообщил, что не состоит в радикальных группировках, контактов с иностранными спецслужбами не имеет, является неверующим человеком. Коновалов не стал отвечать на вопрос о наличии каких-либо целей в жизни. Во время допроса, проведенного в ходе следствия, он сообщил, что ожидал, что его могут изобличить. Коновалов добавил, что незадолго до теракта в метро прошел процедуру дактилоскопии (тогда дактилоскопировали всех белорусских мужчин – «Газета.Ru») и ожидал, что может быть задержан за взрыв в Минске в 2008 году. По его словам, это его подтолкнуло к совершению теракта в метро.
В самый разгар суда над террористами, во вторник, Александр Лукашенко произвел рокировку в силовых структурах. Он отправил в отставку генпрокурора Белоруссии Григория Василевича. На его место назначен Александр Конюк, который прежде был заместителем председателя Верховного суда – того самого, который сейчас судит Коновалова и Ковалева.

Говоря о назначении Конюка, Лукашенко сказал ему: «В прокуратуре надо принципиально разобраться с ситуацией, прежде всего с кадровой. Как человек военный, вы по службе знаете многих людей, которых можно было бы привлечь для работы в Генеральной прокуратуре и прокурорских органах, чтобы прежде всего там навести порядок и повернуть прокуратуру лицом к решению тех проблем, которые надо сегодня решать».
На вопрос журналиста «Еврорадио» о том, куда его могут повысить, отправленный в отставку Василевич ответил: «На повышение я не иду. Вы же разумный человек – всё понимаете». Впрочем не исключено, что отставка Василевича связана не с судом над террористами, а с начинающимся политическим сезоном: так, уже в среду возобновятся акции «молчаливого протеста». А на 8 октября белорусская оппозиция назначила «Народный сход», задача-максимум которого – заставить Лукашенко покинуть свой пост.