Лиходея не вменили

Присяжные сочли недоказанной вину Владимира Луковского в убийстве лидера фонда инвалидов-«афганцев» Михаила Лиходея

Присяжные заседатели единогласно признали Владимира Луковского невиновным в убийстве председателя Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Михаила Лиходея, которое произошло 17 лет назад. Жюри признало его вину только в хранении взрывчатых веществ, что обвиняемый в суде не отрицал. Оглашение приговора назначено на 9 сентября.

В пятницу в Московском городском суде присяжные заседатели вынесли свой вердикт по делу Владимира Луковского, обвиняемого в убийстве председателя Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) Михаила Лиходея и его телохранителя Валерия Нурина в 1994 году. Три года назад Луковский заочно получил срок за это убийство — 15 лет лишения свободы.

Первый раз по этому делу Луковский был задержан в сентябре 1997 года вместе с предполагаемым подельником Александром Хинцем. Три года подозреваемые провели в СИЗО в ожидании суда.

В 2000 году дело было передано в Мосгорсуд, который отправил его на доследование. Срок содержания под стражей у обвиняемых истек, и они были выпущены на свободу. В 2004 году материалы дела снова были направлены в Мосгорсуд, а на заседание явился только Хинц. Луковский к тому времени скрылся за границей. Хинц же дал признательные показания и был осужден на 15 лет. Сейчас он отбывает наказание в Челябинской области.

Луковский был объявлен в международный розыск. В 2008 году суд заочно приговорил его к 15 годам заключения. В мае 2010 года подозреваемый был задержан на территории Украины с паспортом на имя Христо Донова.

В январе 2011 года Луковский был экстрадирован в Россию, после чего заявил о своем несогласии с заочным приговором. Верховный суд постановил провести судебные слушания с его очным участием.

По версии обвинения, убийство Лиходея произошло из-за конфликта вокруг фонда. РФИВА был создан в 1991 году для защиты интересов инвалидов-«афганцев» и был освобожден от налогов и сборов. Сразу же появились желающие завладеть средствами фонда. Среди них, по мнению следствия, был глава фонда Валерий Радчиков. В августе 1993 года он был освобожден от своих обязанностей и на его место избрали Михаила Лиходея. Но Радчиков не согласился с решением совета фонда и при поддержке части региональных отделений продолжал осуществлять свою деятельность. Минюст в нарушение закона зарегистрировал второй фонд с тем же названием, и организация под руководством Радчикова получила доступ к налоговым льготам. Фактически в России стали функционировать два фонда с разными расчетными счетами и председателями.

Среди поддерживавших Радчикова был Луковский. В период 1993–1994 годов он работал главным бухгалтером, заместителем гендиректора, а затем гендиректором промышленной компании «Интерфеникс», созданной для уставных целей и задач фонда. Радчиков, полагая, что он и его сообщники «смогут извлечь материальную выгоду из финансово-хозяйственной деятельности фонда», решил устранить Лиходея и, по мнению следствия, поручил исполнение его убийства Луковскому, который привлек своего знакомого Александра Хинца.

По мнению следствия, в ночь на 10 ноября 1994 года Луковский и Хинц установили самодельную бомбу в переговорное устройство лифта в подъезде дома, где жил Лиходей.

На следующий день они наблюдали за подъездом с технического этажа дома напротив. Увидев, как Лиходей, его жена Елена Краснолуцкая и два его телохранителя, Валерий Нурин и Иван Лесных, зашли в подъезд, предполагаемые преступники привели бомбу в действие. Лиходей и Нурин были убиты, Краснолуцкая и Лесных получили легкие повреждения. Вдова Лиходея погибла спустя два года в результате взрыва на Котляковском кладбище во время поминок по мужу. Луковский и Хинц поделили между собой вознаграждение в $100 тыс.

В августе 1995 года Луковский стал директором филиала № 6, созданного решением совета РФИВА. Средства фонда перечислялись на счет филиала, который оплачивал счета за товары и услуги сторонних организаций. Так, за свое проживание в гостинице, а также своего брата и знакомых им было переведено более 193 млн рублей (без учета деноминации). В марте 1996 года Луковский заключил договор, по которому на средства филиала были закуплены пиломатериалы на сумму 500 млн рублей. В апреле--августе пиломатериалы были переданы ему же. В мае 1996 года было переведено 42 млн рублей для строительства забора и других инфраструктурных объектов к коттеджу Луковского. В период с августа 1995 года по апрель 1996 года Луковский уговорил партнеров фонда перечислять денежные средства по задолженностям перед фондом на расчетный счет возглавляемого им акционерного общества. Ими было перечислено более 8 млрд рублей, часть из них пошла на оплату гостиницы и абонемент в элитном спортивном клубе, всего более 144 млн рублей.

Луковский в суде утверждал, что невиновен в убийстве Лиходея, а вменяемые ему растраты были законны.

Единственное, что он признал, — это хранение в доме взрывчатых веществ, но утверждал, что понятия не имел, что это такое. По его словам, элементы взрывного устройства ему передал на хранение Хинц.

Ключевой свидетель по делу Александр Хинц в суде отказался от своих прежних показаний, данных в ходе следствия.

Он поведал присяжным, что действительно покупал детали взрывного устройства, но для того, чтобы подорвать дачу знакомого, который был ему должен и не хотел возвращать деньги. Части бомбы он отдал на хранение Луковскому.

Заседание в пятницу началось с напутственного слова судьи Андрея Расновского, который напомнил присяжным, что при вынесении вердикта они должны руководствоваться только теми доказательствами, которые услышали в суде, полагаясь на свою память, личный опыт и совесть. Присяжным предстояло ответить на десять вопросов по поводу виновности Луковского.

Послушав речь, основной состав коллегии из 12 человек удалился в совещательную комнату для вынесения своего решения.

Вердикт обсуждали в течение пяти часов. Это время жена обвиняемого Виктория, его друзья и знакомые провели в сильном волнении. «Он не из тех людей, кто способен убить», — говорили они корреспонденту «Газеты.Ru». «Я очень волнуюсь, отключила телефон, все ждут моего звонка, — рассказывала супруга Луковского. — Его первая жена звонила, тоже переживает».

Спустя три часа присяжные вышли: оказалось, что у них есть несколько вопросов к судье по поводу оформления своего вердикта. Получив консультацию, они вновь удалились еще на два часа.

Когда зрителей и участников процесса во второй раз пригласили в зал заседания, на Луковском не было лица. Побледневший, он держал в руках Тору и периодически вытирал пот с лица носовым платком. Старшина, выйдя к трибуне, огласил решение.

Присяжные единогласно сочли вину Луковского в убийстве Лиходея недоказанной. По финансовой стороне обвинения мнение жюри разделилось поровну, что трактуется в пользу подсудимого. Он был признан виновным и не заслуживающим снисхождения только в хранении взрывчатых веществ, чего и не отрицал в суде.

«По этой статье ему грозит три года лишения свободы, — сказал «Газете.Ru» адвокат подсудимого Алексей Мошанский. — Я не исключаю, что в день оглашения приговора он будет отпущен из-под стражи, поскольку ранее три года провел в СИЗО. Но не будем спешить и подождем окончательного решения».

Оглашение приговора назначено на 9 сентября.

Друзья Луковского остались довольны вердиктом, а его обрадованная супруга включила телефон и сообщила родным хорошую новость. Адвокаты давали интервью перед зданием суда тележурналистам, а присяжные, высунувшиеся из окна, махали руками друзьям Луковского. Его жена несколько раз поклонилась им в знак благодарности.