Заключенных переводят от следствия

Правозащитники обвинили ФСИН в препятствовании расследованию случаев насилия в колонии Краснокаменска

РИА «Новости»
Забайкальские правозащитники обвиняют ФСИН в попытке затормозить расследование избиений осужденных в сгоревшей Краснокаменской колонии № 10. Потерпевшими по делу числятся около 50 заключенных, которых неустановленные пока следствием надзиратели избивали стальными прутьями и травили собаками, но допросить их всех сотрудникам Следственного комитета пока не удается, так как большинство из них уже этапированы в другие регионы страны.

В среду юристы Забайкальского правозащитного центра заявили, что им, наконец, удалось получить доступ к осужденным из исправительной колонии № 10 города Краснокаменска. Как рассказал «Газете.Ru» глава организации Виталий Черкасов, связаться с зеками, чтобы оказать им юридическую помощь, он пытается с апреля, когда в колонии произошел пожар. По версии Следственного комитета (СК), который возбудил по факту бунта уголовное дело по ст. 212 Уголовного кодекса (организация и участие в массовых беспорядках), бараки, жилые корпуса и хозяйственные постройки в ИК № 10 подожгла группа «отрицательно настроенных осужденных». В общей сложности подозреваемыми по делу проходят 25 человек, а некоторым из них уже предъявлены официальные обвинения. Сотрудники СК также нашли признаки нарушения по ст. 286 (превышение должностных полномочий) Уголовного кодекса в действиях сотрудников ФСИН после пожара. Правда, установить надзирателей, которые избивали зеков, следствию не удается.

Как уже писала «Газета.Ru», пока сотрудникам СК не удалось найти подозреваемых, но установить конкретные факты применения насилия по отношению к осужденным смогли правозащитники. Им же, по словам Черкасова, удалось узнать фамилии и имена надзирателей, участвовавших в избиениях, но обнародовать их они пока не собираются, так как «полученная информация еще требует проверки».

Еще в мае Забайкальскому правозащитному центру удалось выяснить, что осужденного Александра Пузырева после пожара надзиратели избили резиновыми палками и металлическими прутьями.

Другие подробности начали появляться после того, как правозащитникам удалось заключить с некоторыми осужденными соглашение о представлении их интересов и таким образом получить доступ к материалам уголовного дела. Согласно документам, копии которых есть в распоряжении «Газеты.Ru», потерпевшими числятся около 50 заключенных. В частности, как следует из показаний осужденного Леонида Путина, к пожару привели действия администрации колонии. «Всю зону ломают, хотят сделать «красной». В колонии периодически устраивают «маски-шоу», избивают осужденных», — рассказал он следователям. Осужденный Артем Андреев в своих показаниях правозащитникам также рассказывает: «С весны 2010 года в колонии стал ужесточаться режим отбывания наказания. Если раньше администрация предоставляла осужденным незначительные послабления, то затем все изменилось. У осужденных стали изымать личные вещи, которые они получали в передачах. Некоторые осужденные отказывались выполнять новые требования администрации, но не оказывали какого-либо сопротивления, однако со стороны сотрудников к ним применялась физическая сила, а также оскорбления и нецензурная брань». Чтобы на время прекратить избиения, рассказал Андреев, некоторые заключенные резали себе вены. Официальную версию о том, что пожар устроили «отрицательно настроенные осужденные», Андреев отметает. «Таким образом они могли создать себе только дополнительные проблемы, но они пошли на такой шаг только потому, что хотели привлечь внимание людей на свободе к беспределу со стороны администрации колонии», — утверждает осужденный.

По словам Черкасова, после пожара больше всех пострадал заключенный Александр Смолянинов.

Когда бараки в ИК № 10 потушили, всех осужденных вывели во внутренний двор и заставили сесть на корточки. Так они просидели несколько часов. «После долгого сидения на корточках я не смог исполнить команду «Бегом!», и на меня спустили собаку. Она вырвала клок мяса из моей ноги и опрокинула меня на землю. Меня стали избивать, сломали о мое тело дубинку», — вспоминает Смолянинов в своих показаниях.

Сейчас, говорят в Забайкальском правозащитном центре, наибольшее беспокойство у правозащитников и сотрудников СК вызывает поведение представителей краевого управления ФСИН. Дело в том, что после пожара большую часть заключенных перевели в соседнюю ИК № 5, но затем часть из них вернули Краснокаменскую колонию. По мнению Черкасова, там их жизни может угрожать опасность. Кроме того, говорит правозащитник, следствие начало буксовать из-за решения краевого ФСИН о переводе потерпевших заключенных в колонии других регионов. Так, рассказал Черкасов, некоторых зеков, которые могут дать ценные для следствия показания, переводят в колонии Новосибирска, а при нескольких десятках потерпевших небольшой Ингодинский отдел СК по Чите не в состоянии оперативно проводить все следственные действия. «Следователи готовы разбираться в этом деле, они идут нам навстречу, но при таком противодействии со стороны ФСИН работать им просто невозможно», — говорит Черкасов.

Представители ФСИН по Забайкальскому краю обвинения в свой адрес никак не комментируют. На официальном сайте ведомства по-прежнему сообщается лишь о том, как в ИК № 10 силами осужденных успешно ведутся восстановительные работы.