Мусульман не посчитали

Прокуратура проверит воронежских милиционеров, пытавшихся узнать личные данные местных мусульман

ИТАР-ТАСС
Прокуратура Воронежской области проводит проверку по жалобам мусульманских организаций, которых милиция просили предоставить анкетные данные местных жителей, исповедующих ислам. Сотрудники МВД начали рассылать в мусульманские общины запросы с анкетами, в которых просили указать адрес, возраст и места, где они совершают молитвы. Воронежские мусульмане отвечать не стали, заявив, что требования милиции незаконны.

В четверг Воронежская облпрокуратура начала проверку по факту запроса милиционерами анкетных данных мусульман областного центра. Как рассказали «Газете. Ru» руководители местных мусульманских организаций, сотрудники МВД начали интересоваться горожанами, исповедующими ислам, в конце октября — с помощью письменных запросов или требуя предоставить данные устно.

Анкетные данные обо всех мусульманах города, местах богослужения, обучения священников, источников финансирования и другую информацию просило представить «в связи с изучением обстановки в Центральном районе Воронежа» руководство отдела №6 местного УВД.

Организации предоставлять информацию отказались, ссылаясь на нарушения закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а затем обратились в СМИ. На днях на адреса мусульманских общин письма из милиции, в которых разъяснялось, что запрос – недоразумение. Теперь в законности милицейских запросов разбирается прокуратура.

Начальник отдела воронежской прокуратуры по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Олег Паршиков отказался от каких-либо комментариев до окончания проверки. Официальный представитель ГУВД по Воронежской области в беседе с корреспондентом «Газеты. Ru» сообщил, что запросы из мусульманских общин уже отозваны и изначально не были обязательны к исполнению, «а носили характер просьбы». Адресаты могли по личному усмотрению предоставить или не предоставить информацию, сказали в ГУВД. В данный момент в ведомстве наряду с прокурорской проверкой проводится внутренняя. Почему милиционеров заинтересовали анкетные данные именно мусульман, а не представителей других конфессий в ГУВД не говорят.

Председатель Местной религиозной организации мусульман (МРОМ) Воронежа Марат Газиев не увидел в истории с запросом ничего удивительного.

По его мнению, сотрудники милиции имели полное право обратиться к общинам за информацией, а предоставлять ее или нет религиозные объединения могли решить сами.

«Мы регулярно сталкиваемся с подобными недоразумениями. Проблема заключается в недоразвитости взаимодействия в регионе между религиозными объединениями и властью, хотя у нас есть Межконфессиональный Совет при Воронежской областной Думе», — сказал он. Однако, пояснил Газиев, Воронежская область — единственный субъект, где совет выполняет функцию органа законодательной власти, а не исполнительной. По его мнению, уместнее было бы создать подобный совет при региональном правительстве для более оперативной реакции на возникающие религиозные конфликты.

Марат Газиев привел пример «более страшных недоразумений», возникших по вине региональных властей. Местная мусульманская община регулярно поднимает вопрос о строительстве мечети в Воронеже еще с 1990-х годов. Несколько лет назад появился проект целого исламского культурного центра. В 2009 году Управление главного архитектора Воронежа в ответ на обращение МРОМ по поводу выделения участков под строительство исламского культурного центра, сказал он, «направило интересный документ». Чиновники обещали принять решение после того, как Межконфессиональный Совет, проводивший «ревизию верующих всех конфессий» предоставит по запросу информацию «для определения необходимого количества культовых сооружений пропорционально количеству верующих». Летом этого года правительство Воронежской области официально отказало мусульманам по той причине, что масштабы предполагаемого культового сооружения не соответствует «местному статусу религиозной организации и уровню развития ислама» в регионе.