Наводчик ударил по команде

Выборгский гарнизонный военный суд приговорил наводчика танка за гибель офицеров

ИТАР-ТАСС
Наводчик-оператор танка Т-80 Александр Шлакин признан виновным в гибели на учениях двух офицеров. Выборгский гарнизонный военный суд приговорил его к 4 годам в колонии-поселении. Также суд удовлетворил иски матерей погибших к Минобороны: военное ведомство должно будет выплатить им по миллиону рублей.

В среду в Выборгском гарнизонном военном суде был вынесен обвинительный приговор по делу о гибели на боевых учениях двух офицеров. Трагедия произошла в ночь с 8 на 9 апреля 2010 года на Бобочинском военном полигоне. Как заявили тогда в Следственном управлении по Ленинградскому военному округу (СУ ЛенВО) СКП, «после учений командир экипажа танка Т-80 младший сержант Евгений Маскин доложил руководителю стрельб об окончании выполнения упражнения, а также о том, что один снаряд не использован и находится в канале ствола». После этого руководитель стрельб, «действуя в соответствии с требованиями руководящих документов», отдал команду разрядить ствол танка, выстрелив по мишени. «Выстрел был произведен, но в сторону, противоположную от мишени».

Снаряд полетел в тыл и попал в пункт управления огнем — наблюдательную вышку.

Погибли командир разведвзвода лейтенант Олег Звездин и командир инженерно-саперного взвода лейтенант Илья Смолин. У Звездина остались жена и пятилетняя дочь.

Было возбуждено уголовное дело по факту нарушения правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 349 УК). Обвинение было предъявлено младшему сержанту воинской части 02511 Александру Шлакину — наводчику-оператору. По мнению следствия, потеряв ориентиры, он должен был немедленно прекратить огонь, но не сделал этого.

Как выяснилось, Шлакин принял за мишень освещенное окно третьего этажа вышки, где находились офицеры, и поэтому попал туда боевым фугасным снарядом.

Как рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» источник в СУ ЛенВО СКП, Шлакин сам был в шоке от того, что натворил: «Он увидел результат своего выстрела. От кирпичного здания вышки пункта управления огнем осталась только груда кирпичей. О людях и говорить нечего. Там, кстати, было три офицера, один по счастливой случайности в момент выстрела вышел наружу, чтобы позвонить по мобильному. В общем, мы предполагали, что Александр полностью признает свою вину».

В ходе предварительного следствия Шлакин действительно признал себя виновным и попросил провести суд по его делу в особом режиме, когда суд после чтения обвинительного заключения сразу приступает к прениям сторон и тут же выносит приговор. В итоге процесс по делу по ЧП на полигоне закончился за один рабочий день.

Ирина Толстихина, адвокат Александра Шлакина, рассказала корреспонденту «Газеты.Ru»: на суде присутствовали матери погибших официров.

«Когда судья огласила приговор Шлакину — 4 года в колонии-поселении, они встали и с места начали просить заменить реальный срок на условный», — говорит адвокат.

По мнению Ирины Толстихиной, матери погибших поддержали мнение защиты в том, что виноват не только Александр Шлакин, но и те, кто отдавал приказы. Адвокат пояснила, что ее подзащитный до учений честно признался командиру роты, что никогда не стрелял боевым снарядом, тем более в ночное время, но командование проигнорировало это заявление. При этом подсветка на панели приборов работала слабо. Кроме того, говорит адвокат, ориентировку потерял не только наводчик, но и командир танка. И наводчик посоветовал ему даже открыть люк и осмотреться.

Но командиром батальона и командиром роты был отдан приказ стрелять.

Как сообщили корреспонденту «Газеты.Ru» в СУ ЛенВО, командиру танка сержанту Евгению Маскину уже предъявлено обвинение, также ведется проверка в отношении командира батальона и его подчиненных, которые командовали стрельбами, но пока решение о возбуждении уголовного дела в отношении офицеров не принято.

Пока же суд удовлетворил иски матерей погибших к Минобороны: военное ведомство должно будет выплатить им по миллиону рублей.