Прокуратуру просят оценить экс-сенатора

Журналистка Ольга Романова требует «дать правовую оценку» действиям экс-сенатора Владимира Слуцкера

Григорий Туманов 13.09.2010, 10:25
РИА «Новости»

Журналистка Ольга Романова подала в Генпрокуратуру жалобу, в которой заявила, что уголовное дело против ее мужа Алексея Козлова было сфабриковано по указанию экс-сенатора Владимира Слуцкера. Слуцкер от комментариев отказывается, а Козлов, отбывающий восьмилетний срок в колонии, заявил «Газете.Ru», что готов ждать возбуждения уголовного дела против бывшего члена Совфеда «не один год».

Свою жалобу журналистка Ольга Романова отправила заказным письмом в приемную генпрокурора Юрия Чайки утром в понедельник. Как рассказала «Газете.Ru» сама Романова, в ней она требует «дать правовую оценку» действиям экс-сенатора Владимира Слуцкера, который, по ее мнению, «приказал сфабриковать уголовное дело против ее супруга, финансиста Алексея Козлова».

В письме, копия которого есть в распоряжении «Газеты.Ru», Романова утверждает, что дело против ее мужа, в марте 2009 года приговоренного к восьми годам лишения свободы, было возбуждено из-за его конфликта с экс-сенатором.

Слуцкер и Козлов в 2006 году были деловыми партнерами. Козлов возглавлял фирму «Финвест», совладельцем которой был Слуцкер, а в 2007 году решил выйти из этого бизнеса, забрав причитающуюся ему долю. «На решение Алексея повлияло убийство бывшего главы УФСБ по Подмосковью и начальника службы безопасности Слуцкера Анатолия Трофимова и его жены, а также конфликт основных акционеров их бизнеса», — объяснила Романова. Когда он сообщил об этом Слуцкеру, утверждает журналистка, тот пообещал «закатать мужа в асфальт», а летом 2007 года Козлова арестовали по обвинению в мошенничестве. В обвинительном заключении говорилось, что в 2007 году Козлов с помощью поддельных документов перевел более 600 тысяч акций ОАО «Искож» на счета офшорной компании «Карнавон Лимитед», а затем собирался перепродать их. В марте 2009 года Пресненский райсуд признал бизнесмена виновным и приговорил его к восьми годам лишения свободы. Сам Козлов, выступая с последним словом, своей вины не признал и заявил, что конфликт между ним и Слуцкером лежал в гражданско-арбитражной плоскости, а в уголовную, пользуясь связями, его перевел сам экс-сенатор.

«Я не питаю иллюзий относительно привлечения господина Слуцкера к уголовной ответственности, поэтому и выбрала формулировку «дать правовую оценку», — сказала Романова. Ранее с аналогичным заявлением она обращалась в прокуратуру Москвы, но ответа оттуда так и не получила. «Столько всего было написано в СМИ, в том числе и «Бутырка-блоге», который вели я и мой муж, но это никого не заинтересовало. Мы столько писали о том, как из нас вытягивали взятки за закрытие уголовного дела, как брали их и ничего не делали. Сколько всего было сказано в суде, все эти факты должны были стать объектом судебного следствия, но этого не произошло», — вспоминает Романова. Как считает журналистка, все из-за того, что на тот момент Слуцкер еще являлся действующим членом Совета федерации и имел неприкосновенность. В августе этого года срок полномочий Слуцкера истек, а месяц спустя на должность представителя в Совфеде от Чувашии, которую он занимал с 2002 года, был назначен другой. Теперь, когда сенаторской неприкосновенности у Слуцкера нет, считает журналистка, шансов привлечь его к уголовной ответственности у нее гораздо больше.

Экс-сенатор заявил, что комментировать жалобу Романовой генпрокурору не собирается. «Мы считаем ниже своего достоинства комментировать слова человека, который неоднократно публично признавался, что передал миллион долларов для взятки следователю, который вел дело ее мужа», — передала «Газете.Ru» слова Слуцкера его пресс-служба.

Сам Козлов, отбывающий восьмилетний срок в колонии под Тамбовом, в телефонном разговоре заявил «Газете.Ru», что не верит в скорое привлечение Слуцкера к уголовной ответственности.

«Но это произойдет. Лет через пять, но этот человек окажется на скамье подсудимых и поймет, что чувствовал я, но уже за дело. Для этого я использую все, что у меня есть», — заверил бизнесмен. По словам Козлова, «ему совершенно ясно», что следователи «вряд ли осмелятся сразу же взяться за расследование» дела против экс-сенатора. «Я все понимаю, поэтому сейчас меня больше волнует рассмотрение моего дела в Верховном суде. Нам очень важно, чтобы судьи рассмотрели мою жалобу по существу», — сказал Козлов.