Сауна лучше приюта

Семилетний Роберт Рантала сбежал из приюта

РИА «Новости»
Семилетний Роберт Рантала, которого власти Финляндии забрали у русской матери, сбежал из приюта домой. Подозреваемая в избиении сына мать забаррикадировалась в доме и угрожает начать видеотрансляцию, если представители органов опеки попробуют выломать двери.

Социальные работники решили отпустить мальчика в школу, и в первый же день Роберт сбежал домой. Это было сделать нетрудно: учебное заведение находится буквально в двух шагах от его дома, сообщил «Интерфаксу» уполномоченный Инги Рантала, матери мальчика, в Финляндии Йохан Бекман. «Роберту сегодня разрешили после долгого перерыва вновь пойти в школу, — пояснил Бекман. — Поскольку школа находится в 50 метрах от дома, мальчик тут же сбежал домой и не хочет возвращаться в приют. Родители не знают, что делать дальше».

Мать мальчика рассказала, что, увидев сына, она страшно обрадовалась, но тут же поняла, что им придется столкнуться с работниками органов опеки, передает агентство «БалтИнфо». «Самые крепкие замки у нас в сауне, мы посадили Роберта туда, — сообщила россиянка. — Двери, которые ведут в дом, легко выбить один ударом ноги. Нам уже звонят в дверной звонок, но мы никому не откроем, мы будем держать до последнего».

По ее словам, в квартире во всех комнатах установлены видеокамеры и все происходящее записывается.

«Скоро с нами на связь выйдет российское телевидение, и вся Россия в прямом эфире увидит, как в наш дом вламываются представители органов опеки», — заявила Инга. Она добавила, что сама позвонила в приют и сообщила, что Роберт пришел домой, передает РИА «Новости». По ее словам, соцработники сказали, что сами не поедут за ребенком, и попросили родителей привезти его в приют. Мать мальчика, в свою очередь, попросила дать ребенку успокоиться и переночевать дома. Какие меры намерена принять финская сторона дальше, пока неизвестно. «Я не воровала ребенка и никуда с ним не бегу», — добавила россиянка.

Мать говорит, что не в состоянии снова отдать сына в приют. «У меня сердце разрывается, я понимаю, что нарушаю закон, но я не могу остаться глухой к плачу собственного ребенка, — говорит она. — Он рыдает, умоляет не отпускать его, не отдавать обратно в приют. Я просто не могу этого сделать».

В начале марта на совещании органов опеки Финляндии было решено, что мальчика не вернут в семью. Планировалось полгода его продержать в приюте, а затем отдать на воспитание в приемную семью.

Отец Роберта финн, мать — россиянка. У самого ребенка двойное гражданство. Органы социальной опеки города Турку 4 февраля забрали Роберта из семьи и поместили в приют, а также направили дело в суд с целью лишить Ингу Рантала материнских прав. Органы опеки обвиняют мать мальчика в том, что «условия в семье являются опасными для ребенка». Поводом для этого стали произнесенные мальчиком в школе слова о том, что мама как-то шлепнула его и что семья может увезти его в Россию, так как у него двойное гражданство. Эти слова дошли до социальных работников, которые заявили, что не отпустят ребенка в Россию и считают мать угрозой для мальчика. В отношении Инги Рантала было возбуждено уголовное дело, сейчас оно передано в суд.

Сами родители считают, что в их деле замешана политика. Бабушка Роберта, россиянка Людмила Войнова заявила, что ее дочь и внук стали жертвой русофобии в стране, передает «Интерфакс». Она обратилась с письмом к президенту Финляндии Тарье Халонен, в котором попросила помощи. «Он наказан. За что? Только за то, что сказал, что хочет в Россию и может приехать к бабушке?» — задается вопросом бабушка Роберта. Муж Инги Вели-Пекка Рантала неоднократно расценивал действия властей в отношении ребенка как «произвол», он также заявлял о своем желании отказаться от финского гражданства и принять российское.

С точки зрения российского права, россияне имеют полное право требовать у властей другого государства вернуть ребенка, считает адвокат московской коллегии адвокатов «Юстиция» Виталий Ульяненко. «Законодательство Финляндии гораздо жестче в сравнении с российским в данном вопросе и гарантирует ребенку особую защиту, что может проявляться в изъятии детей у родителей: детей нельзя унижать, наказывать физически или обижать иными способами», — пояснил «Газете.Ru» Ульяненко.

Однако юрист подчеркивает, что в этом случае государства должны придерживаться не только своих законов, но и международных актов, ратифицированных как Финляндией, так и Россией. «Речь идет о положениях конвенции ООН «О правах ребенка», — пояснил адвокат. По его словам, в статье 8 конвенции указано, что государства обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, а в статье 9 есть обязательство не разлучать детей с родителями вопреки их желанию. «Но тут прописывается исключение, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка, — добавил Ульяненко. — Такое определение может оказаться необходимым, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком, или не заботятся о нем, или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».

Ситуацию с семьей Рантала на прошлой неделе обсуждали на министерском уровне.

Главы российского и финского МИД Сергей Лавров и Александер Стубб договорились на встрече о том, что эту проблему будут решать уполномоченные по правам детей. 16 марта уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов намерен отправиться на встречу с финским коллегой. «Вопрос, безусловно, должен решаться в правовой плоскости. Поэтому мы оказываем нашей гражданке Инге Рантала, матери Роберта, всю необходимую консульскую помощь, включая предоставление услуг высококвалифицированного адвоката, — заявил после встречи Лавров. — Надеемся, что финские власти будут принимать справедливые решения, которые будут продиктованы, как отметил Стубб, прежде всего интересами самого ребенка, интересами сохранения целостности семьи». Он добавил, что Астахов намерен обсудить не только ситуацию с ребенком, «но и вообще проблемы, возникающие с усыновлением, поскольку случай с Робертом не единичный». «Мы хотели бы наладить здесь тесное взаимодействие во избежание каких-либо недоразумений, а тем более инцидентов», — добавил Лавров.