«Не милиция, а секта какая-то»

Майор Алексей Дымовский намерен передать Путину 150 часов аудиокомпромата

Кирилл Лебедев
Майор Алексей Дымовский верит, что его поддержат коллеги по всей стране, и не оставляет надежды встретиться с Владимиром Путиным. Ему и сотрудникам ДСБ МВД Дымовский намерен передать 150 часов аудиокомпромата на начальников УВД Новороссийска, которых он назвал поименно. Для этого он и приехал в Москву в День милиции.

Во вторник майор милиции Алексей Дымовский добрался до Москвы. Прославившийся своим видеообращением к премьер-министру Владимиру Путину милиционер выехал из Новороссийска в шесть вечера в понедельник. Он решил ехать до Ростова на автомобиле, а там купить билет на самолет до Москвы. «По Краснодару была настоящая гонка, я несколько машин поменял, выключил телефон — знал уже, что он на прослушке. Буквально на минуту включил, жене позвонить, — и в Ростове нас блокируют сотрудники ДПС. Две машины, спереди и сбоку. Стали говорить, что они требовали остановиться, а мы проигнорировали, — но нас три человека в машине, не было же такого, глаза-то у меня есть, и у двоих еще две пары. Я стал звонить журналистам, всем. Минут через 20 отпустили», — рассказывал Дымовский московским журналистам.

На этом ночные злоключения не закончились: в аэропорту Ростова выяснилось, что банковская карта майора заблокирована из-за отсутствия денег. Первоначальный план лететь на самолете пришлось подкорректировать. Три тысячи рублей наличными, которые были у Дымовского и двух его друзей, вызвавшихся ехать в Москву вместе с ним, пошли на бензин, и майор отправился в столицу на машине. «В Ростове у меня знакомые есть, они писали, что поддерживают, но сопроводить нас из города на машине вызвался только один, бывший оперативник. Километров 200 за нами проехал», — рассказал Дымовский.

В Москве майор был утром во вторник, а к 15.30 прибыл в Независимый пресс-центр. Получасовое опоздание Дымовский, извиняясь, объяснил пробками на дорогах: «Я в Москве второй раз, не ожидал, что у вас тут так все загружено». Не ожидал майор и такого внимания к своей персоне: тесный зал пресс-центра не вмещал всех журналистов — корреспонденты, фотографы и операторы сидели даже на полу и стояли на подоконниках.

«Внимания общественности я добился, — объяснил свой приезд в Москву новороссийский милиционер. — Теперь самое главное — добиться изменения отношения начальства. Чтобы не было этих матюков, чтобы мы имели право голоса. Справедливости хочется добиться».

Майор опроверг предположения журналистов, что он подготовил свое обращение специально ко дню милиции, который празднуется 10 ноября: он готовился выступить против руководства УВД давно, «думал-думал и решился». Прежде чем разместить свое видеообращение на сайте, Дымовский собрал на начальство аудиокомпромат — около 150 часов записей разговоров с милицейскими начальниками Новороссийска разного ранга. Майор продемонстрировал миниатюрный диктофон, который вешал на шею, входя в УВД. «Я это где-то в мае или в апреле начал», — рассказал Дымовский. Среди тех, кого компрометируют эти аудиозаписи, начальник УВД Новороссийска Владимир Черноситов, начальник криминальной милиции Василий Шкидюк, начальник штаба УВД города Владимир Гребенюк. (Последний сейчас исполняет обязанности начальника УВД, потому что Черноситов находится на больничном.) Аудиоматериалы Дымовский намерен передать в Департамент собственной безопасности МВД и Владимиру Путину — надежду на встречу с премьером, о которой он просит и в видеообращении, милиционер не потерял.

«Вы правда думаете, что он ничего не знает?» — удивлялись наивности майора журналисты.

«Думаю, не знает. У нас же как проверки проводятся? Приезжают проверяющие, им за наши деньги, которые должны как материальная помощь выдаваться, набивают багажники вином, коньяком, деньгами, мобильные телефоны по 30 тысяч им требуют покупать, а потом уезжают и пишут отчеты», — отвечал Дымовский. Он объяснил свое упорное желание встретиться именно с премьером тем, что звонил Путину на «прямую линию», еще когда тот был президентом: «Я привык все до конца доводить».

Одно из нарушений, о котором милиционер собирается доложить премьеру, — заказные уголовные дела. Самого Дымовского вынуждали посадить Михаила Слышика — сына экс-начальника новороссийского ОБЭПа.

Подполковник Александр Слышик конфликтовал с главой УВД Черноситовым, и тот потребовал от Дымовского отправить за решетку его сына, подбросив ему наркотики. «Он взял с меня устное обещание, потом вызывал регулярно и спрашивал, какая работа проделана по Слышику», — рассказывает милиционер. За заказное уголовное дело Дымовскому было обещано звание майора, которое он в итоге получил. «Но невиновного я не садил», — настаивает милиционер. Он объяснил, что давал обещание, зная, что приказ о присвоении звания уже подписан и лежит у Черноситова на столе. О том, что по несуществующему делу ведется работа, майор начальнику УВД «просто врал».

Если собранного на Черноситова и других начальников компромата не хватит, чтобы доказать свою правоту, Дымовский не боится сесть в тюрьму.

«Главное, я все это расскажу, а потом пусть сажают, если хотят, я уже посмотрел: три года мне могут дать», — рассуждает майор. Беременная жена его поддерживает: «Она же видит, что происходит». Продолжая тему переработок и «скотского» отношения начальства, милиционер рассказал, что «жена радуется, если я прихожу с работы в 11 вечера»: в обычные дни служба заканчивается в 2–3 ночи. Еще одна история была посвящена тому, как в УВД сломался компьютер, майор принес из дома дочкин (у Дымовского есть приемная дочь Диана), а потом не мог его забрать, потому что руководство требовало предоставить документы, доказывающие, что опер не украл компьютер с места работы. Рассказал милиционер и о том, что «в милицию не отбирают, а набирают». Постовой, который хочет пойти на повышение и стать участковым или оперативником, должен привести на свое место двоих новобранцев: «Как секта какая-то, честное слово».

Вопреки заявлениям руководства, которое через двое суток после появления в сети обращения Дымовского заявило, что «коллеги поступок майора осудили», милиционер утверждает, что его «поддерживают многие». Помимо экс-начальника угрозыска Андрея Нарваткина, который накануне рассказал «Газете.Ru», как его просили оговорить Дымовского, а он отказался, майор перечислил фамилии нескольких полковников милиции в отставке из УВД Новороссийска и одного действующего — Олега Рязанова. Последний в эфире «Эха Москвы» подтвердил слова Дымовского: «Никакого компромата мы не собираем, мы просто вам говорим факты, то, что творится в милиции. В этой ситуации должно разбираться руководство МВД и прокуратура, никаких личных эмоций нет, идет полное нарушение всех норм и законов».

Дымовский говорит, что в его защиту в Новороссийске уже собирают подписи, ему шлют СМС со словами поддержки коллеги из Якутии. Живым подтверждением слов милиционера о том, что он не один, стали сотрудники московского ОВД «Митино» — во вторник они явились прямо на пресс-конференцию Дымовского и рассказали, что объявили голодовку в знак протеста против заведенных на них уголовных дел. Митинские милиционеры находятся под следствием из-за массовой драки, которую они разнимали в январе этого года. Они задержали ее участников, среди которых был вооруженный человек — как выяснилось позже, сотрудник Московского уголовного розыска. Сотрудник МУРа обратился в Службу собственной безопасности МВД, и после проверки в мае этого года в отношении четырех милиционеров возбудили уголовное дело по ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ст. 318 (оказание сопротивления сотруднику правоохранительных органов) УК РФ. «Красавчики, мужики, держитеся», — Дымовский пожал коллегам руки и обратился к журналистам: «Тысячи их будут, тысячи, и потом кто мне чего скажет, что я тут клевещу». Закончив двухчасовое выступление, измученный всеобщим вниманием майор отправился отсыпаться.