Слушать новости

Пастор-охотник сел за контрабанду

Американский пастор осужден в России за незаконный ввоз боеприпасов

Московский суд вынес приговор пастору из США, который провез в Россию коробку охотничьих патронов. Обвиненный в контрабанде Филипп Майлз проведет в российской колонии три года и два месяца.

В понедельник Головинский районный суд Москвы вынес обвинительный приговор пастору из США Филиппу Майлзу, который оказался на скамье подсудимых за незаконный ввоз в Россию патронов для охотничьего «Винчестера». Американский пастор утверждает, что вез их в подарок своему коллеге из Перми.

Дело в отношении Майлза было возбуждено по двум статьям УК РФ: ст. 118 (контрабанда) и ст. 222 (незаконное приобретение, хранение, перевозка и сбыт оружия и боеприпасов). За эти преступления гособвинитель потребовал приговорить 58-летнего пастора из Южной Каролины к трем годам и двум месяцам лишения свободы. Защита настаивала на отсутствии в действиях Майлза состава преступления, так как пастор нарушил закон неумышленно. «Пастор утверждает, что не знал о необходимости декларировать патроны при въезде в Россию», — заявил «Газете.Ru» адвокат американского священнослужителя Владимир Ряховский.

Однако суд согласился с прокурором и приговорил Майлза к трем годам и двум месяцам лишения свободы в колонии строгого режима.

Оглашая приговор, судья Ольга Дроздова указала, что пастор приезжал в Россию более десяти раз в гости к другу в Пермь. «Они оба являются заядлыми охотниками и имеют разрешение на охоту», — охарактеризовала судья Филиппа Майлза и его российского друга Эдуарда Гробовенко. Прилетев 29 января 2008 года в аэропорт Шереметьево-2, говорится в обвинительном заключении, Майлз привез с собой 20 патронов к карабину «Винчестер» общей стоимостью $25, однако не оформил их провоз на территорию РФ в соответствии с законодательством. На российской таможне у Майлза возникли проблемы, на некоторое время он был задержан. Но вскоре священника отпустили, и он продолжил путь к другу в Пермь. 3 февраля дома у российского коллеги Филиппа Майлза взяли под стражу. Вскоре ему были предъявлены обвинения.

Сам пастор и в ходе предварительного следствия, и на суде отрицал свою вину: по его словам, он просто не знал правил ввоза патронов в Россию. Перед вылетом из аэропорта Атланты Майлз поинтересовался о правилах провоза патронов, и сотрудник аэропорта все ему объяснил. Согласно американскому законодательству, для вывоза охотничьих боеприпасов никаких дополнительных документов оформлять не требуется. Однако порядок провоза боеприпасов в США отличается от российского.

Согласно показаниям пастора, он не знал, что при ввозе на территорию РФ охотничьи патроны нужно декларировать. Суд посчитал, что Майлз заявляет о незнании правил, желая избежать ответственности.

По словам судьи, пастор мог прочесть в Шереметьево-2 правила таможенной декларации, изложенные на информационном стенде по-английски. «По-русски на стендах действительно было написано, что необходимо декларировать оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества, по-английски же о патронах не было сказано ни слова — на стендах упоминались лишь огнестрельное оружие и взрывчатка», — опроверг утверждение судьи российский адвокат Филиппа Майлза Владимир Ряховский. В разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» юрист добавил, что суду были представлены фотографии этих стендов, однако он их «попросту проигнорировал».

Огласив приговор, судья указала, что на его обжалование у сторон есть десять дней. Адвокат после окончания заседания заявил журналистам, что обязательно обжалует приговор в Мосгорсуде. «Я шокирован приговором. Мы не ожидали, что моему подзащитному за такое незначительное преступление назначат наказание в виде реального лишения свободы», — сказал Ряховский «Газете.Ru». Юрист добавил, что на протяжении всего процесса защита настаивала на отсутствии в действиях пастора злого умысла. Кроме того, считает Ряховский, Майлз не опасен для общества, а потому ему можно назначить наказание сроком максимум на 2,5 месяца — то есть то время, что пастор уже провел за решеткой. Впрочем, этот срок будет учтен — отбывание наказания Майлзом будет исчисляться с момента его задержания, говорится в тексте приговора.

Сам Филипп Майлз на суде заявил, что сожалеет о случившемся. В ходе слушания он держался очень бодро и обращался к журналистам со скамьи подсудимых: «I'm surviving, I'm O.K». Однако, услышав обвинительный приговор, сопровождавшийся максимальным сроком, пастор с 30-летним стажем был шокирован и назвал такое наказание суровым. После окончания судебного заседания осужденного священнослужителя отправили в СИЗО № 5 на ул. Выборгской, где он содержится под стражей уже 2,5 месяца.

«Это решение суда еще раз указало на формальность российского законодательства и огромное количество пробелов в законах. Формально все верно, но в реальности приговор не справедлив», — считает юрист Игорь Трунов.

«Только у нас в стране можно попасть под суд за разглашение государственной тайны, получив информацию из открытых источников. Так и в этом случае — за контрабанду боеприпасов осудили человека, который ввозил патроны, даже не заряженные порохом, и не подозревал, что он контрабандист», — заявил Трунов «Газете.Ru». По словам юриста, 222-ую статью УК РФ — незаконное приобретение, хранение, перевозка и сбыт оружия и боеприпасов — в российском судопроизводстве часто используют как прикрытие: с ее помощью удается привлечь к суду человека, если дело против него, возбужденное по другим статьям, разваливается. «В моей практике был случай, когда молодого человека привлекли к ответственности за патрон, привезенный им после службы в армии в качестве сувенира. Он написал на нем дату демобилизации, покрыл патрон лаком и поставил на полку. Через несколько лет против молодого человека возбудили уголовное дело совсем по другой статье, а когда оно стало разваливаться, «всплыл» этот патрон. Баллистическая экспертиза показала, что он боевой, и был вынесен обвинительный приговор. Правда, даже тогда срок заключения соответствовал тому времени, которое подсудимый провел в СИЗО, то есть после суда он вышел на свободу», — рассказал Трунов «Газете.Ru».

В отношении перспектив обжалования приговора Филиппу Майлзу в Мосгорсуде юрист также настроен скептически. «Московский городской суд, как правило, оставляет в силе решения районных судов. Приговор может быть обжалован, только если высшая инстанция найдет в действиях Головинского суда совсем уж грубые процессуальные нарушения», — пояснил эксперт.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть