«Парфенон» против «Апельсина»

Художественная общественность выступила против уничтожения ЦДХ в Москве

Варвара Петренко, Александра Карпова 19.03.2008, 18:32

Деятели культуры восстали против неожиданных планов строительства здания-апельсина на месте Центрального дома художника (по тому же адресу располагается и обширная экспозиция Третьяковки). Владельцы ЦДХ возмущены, что судьба здания решается за их спиной. О планах на Дом художника они узнали случайно, когда глава компании «Интеко» Елена Батурина рассказала о своем новом проекте на международной выставке недвижимости в Каннах.

Во вторник обитатели Центрального дома художника ответили на недавно появившуюся в прессе информацию о планах ЗАО «Интеко» построить на месте ЦДХ многофункциональный комплекс «Апельсин» по совместному проекту Елены Батуриной и проекту знаменитого английского архитектора Нормана Фостера. Открытое письмо от имени художественной общественности Москвы, России и стран СНГ подписали генеральный директор Всероссийского музейного объединения «Государственная Третьяковская галерея» Валентин Родионов, президент Международной конфедерации союзов художников (МКСХ), председатель Союза художников России Валентин Сидоров и председатель Исполкома МКСХ Масуд Фаткулин.

«Администрация государственной Третьяковской галереи и Исполком МКСХ заявляют решительный протест против начавшейся пиар-кампании, имеющей целью подготовить общественное мнение к возможности осуществления беспрецедентной акции по ликвидации одного из самых любимых и посещаемых очагов культуры Москвы», — говорится в письме.


О том, что «Интеко» в случае проведения конкурса на реконструкцию ЦДХ (по данным компании, он будет проведен в ближайшее время) может представить на него проект здания в форме поделенного на дольки апельсина, глава девелоперской компании Елена Батурина заявила в прошлую среду на международной выставке недвижимости MIPIM-2008 в Каннах. «Во всем мире есть несколько знаковых объектов, которые выделяются на фоне других зданий. Среди них — здание оперы в Австралии, отель «Парус» в Дубаи и здание, выдержанное в храмовом стиле в Индии. Мы решили, что такое здание должно быть и в Москве», — процитировал Батурину «Интерфакс». Как уточняется в сообщении РИА «Новости», «говоря о необычной форме здания, которое напоминает разделенный на дольки апельсин, Батурина отметила, что это ее идея. «Однажды мне пришла эта идея, когда я просто ехала в автомобиле. Позже я буквально сама слепила макет комплекса из пластилина», — рассказала она журналистам.

Где именно на территории ЦДХ собираются возвести 15-этажный комплекс общей площадью 80 тыс. кв. м, спроектированный компанией Foster + Partners, в который войдут апартаменты, гостиницы, музей, трехэтажная парковка, магазины и кафе, пока непонятно. Кроме собственно здания ЦДХ, часть которого (60%) отведена под постоянную экспозицию Третьяковской галереи (XX век и новейшие течения), а остальное (40%) принадлежит МКСХ и используется под выставки и ярмарки, на Крымском Валу находится музей под открытым небом — парк скульптуры «Музеон». К зданию ЦДХ также примыкают ярмарочные ряды.

Так или иначе, планы «Интеко» неприятно удивили тех, кто сейчас имеет непосредственное отношение к Дому художника. Как сказано в открытом письме, «ни с каким предложением о возможной реконструкции со сносом ЦДХ к руководству полномочных владельцев этого здания никто не обращался».


Авторы документа напомнили, что Дом художника построен на средства Союза художников СССР в 1979 году. Если у одного из нынешних собственников дома, МКСХ, договор аренды земли, заключенный с Москомземом, действует до 2025 года, то договор на использование земли у Третьяковской галереи --бессрочный. По мнению владельцев, здание Центрального дома художника находится в отличном состоянии, не требует реконструкции и капитального ремонта (за последние годы в него было вложено минимум 100 млн рублей) и потому может успешно эксплуатироваться в течение многих десятилетий.

Как уточнили владельцы, ежегодно на территории Дома худохника проводится около трех сотен разных выставок, которые посещает примерно миллион человек, и «исчезновение этого символа культуры нанесет непоправимый урон репутации Москвы и России».

«Ввиду того, что собственность МКСХ является корпоративной собственностью всех творческих организаций, входящих в международную конфедерацию, покушение на ЦДХ — это попрание самих основ международного права, подрыв культурного и юридического авторитета России на всем постсоветском пространстве», — утверждают авторы письма. А также отмечают, что «готовы приложить все усилия и использовать все доступные законные средства в деле отстаивания интересов очагов мировой культуры».

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» художники говорят, что опасаются «оказаться на улице».

По словам председателя Исполкома МКСЖ Масуда Фаткулина, никакого другого помещения у организации нет, и перевезти экспонаты и имущество ей будет абсолютно некуда. «У нас нет запасников, мы работаем в онлайн режиме, используем все площади, — объяснил господин Фаткулин «Газете.Ru». — Мы потому и бьем тревогу, что нас даже не известили, ничего не известно и о каких-то дальнейших предложениях. Мы просто боимся оказаться на улице со своими картинами».

Как заявил «Газете.Ru» член президиума Экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе Москвы вице-президент Академии художественной критики Алексей Клименко, вопросы преобразования этой территории должны решать не частные компании, а профессионалы и собственники объекта. «От чьего имени выступает госпожа Батурина, заявляя на международной арене, что «мы решили», что в Москве, как и во всем мире, должны быть здания, отличающиеся от всей остальной застройки? Она не градостроитель, не урбанист, а частное лицо», — пояснил эксперт. По мнению Клименко, сейчас повторяется алгоритм, который был с Пушкинской площадью, когда «еще не осмысленный профессиональными кругами замысел представлялся как готовая к употреблению реальность».

Как заявил эксперт, он ничего не имеет против Нормана Фостера, украсившего Лондон домом-огурцом, он «талантливый художник». Однако «раскрученный бренд» Фостер — «самый дорогой архитектор мира».

«Я далек от мысли считать чужие деньги, — заявил Клименко, — но за свои идеи Фостер берет гонорар в $100 млн. У нас что, нет других проблем?»

Собеседник «Газеты.Ru» отметил, что лично ему не нравится архитектура ЦДХ. «Сама по себе она неплоха, но это место заслуживает иного архитектурного решения», — пояснил свою позицию Клименко. И художественная общественность уже устраивала конкурсы с целью «осмыслить идеи по возможному преобразованию этой территории». Но относиться к ЦДХ, который многие специалисты рассматривают как памятник архитектуры брежневских времен, надо с осторожностью. «Когда-то я предлагал одному из авторов ЦДХ, архитектору Николаю Сукояну кое-что здесь изменить, но он возразил мне, что ЦДХ — это «московский Парфенон», — отметил Алексей Клименко. —

Теперь «Парфенон» может быть трансформирован в «Апельсин».

Правда, пресс-служба «Интеко» уже поспешила объяснить планы компании, заявив, что организация конкурса — прерогатива собственников здания, основным из которых является Российская Федерация, а объявление конкурса на реконструкцию ЦДХ — только вопрос времени, не связанный с проектом «Апельсин». «Создание «Апельсина» в Москве на месте существующего Дома художников возможно только после проведения конкурса на реконструкцию ЦДХ, для участия в котором компания готова представить свой проект. Стандартная процедура проведения конкурса предполагает осуществление всех необходимых согласований с имеющимися собственниками, соответствующими инстанциями и общественными организациями. «Интеко» при участии в конкурсе, безусловно, будет соблюдать этот регламент, — заявил пресс-секретарь «Интеко» Геннадий Теребков. — Новым собственникам мы предоставим гораздо более благоустроенные и комфортные выставочные площади. Этот вопрос будет решаться с каждым собственником в индивидуальном порядке».

По мнению экспертов, последнее слово действительно остается за федеральными органами власти.

Как объяснила «Газете.Ru» старший юрист юридической компании «Мегаполис Лигал» Елена Турецкова, решение о строительстве проекта будет принимать либо правительство РФ, либо Росимущество. В случае возникновения спора между собственниками ЦДХ (Росимущество и Международной конфедерации союзов художников), решение об изъятии у несогласных собственников здания будет принимать суд. А компания, которая собирается реализовывать проект, должна компенсировать несогласным собственникам убытки, возникшие в связи с изъятием здания и земельного участка под ним. Кроме того, остается вопрос разрешенного использования земельного участка. «Эта земля предназначена не для строительства жилья, а, скорее всего, для выставочной деятельности, связанной с промыслами и искусством, — считает партнер юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Виталий Можаровский.

Что до прав владеющей 40% здания конфедерации союзов художников — некоммерческой организации, то, как утверждает Можаровский, с юридической точки зрения, конечно, нельзя ее игнорировать, но прецеденты нарушения прав собственников были.

«Яркий пример — «Россия», где быстренько снесли гостиницу и начали строить новый гостиничный центр, не учтя мнения собственников помещений в этой гостинице», — напомнил он. Однако, отмечает эксперт, с практической точки зрения права собственности на помещения — далеко не единственный аргумент в этой дискуссии. Например, существуют еще и требования безопасности. Если комиссия решит, что здание находится в аварийном состоянии, восстановлению не подлежит, ценности не представляет и завтра развалится, его просто придется разбирать. Тогда и будет объявлен конкурс на реконструкцию.