20 февраля 2018

 $56.56€69.87

18+

(none)

«Словом «осваивают» мы не пользуемся»

Как и по каким принципам Фонд «Сколково» сейчас выдает гранты

Фотография: ИТАР-ТАСС

О новых трендах в грантовой политике Фонда «Сколково», в частности, точке зрения «А сколько надо, чтоб сделать качественный рывок вперед?», «Газете.Ru» рассказал Кирилл Булатов — вице-президент по грантам и экспертизе Фонда «Сколково».

– Грантовая политика Фонда «Сколково» все время совершенствуется. Намечаются ли в ближайшее время какие-либо изменения в финансировании сколковских проектов?

– Достаточно много изменений, и они касаются не формальных вещей (больше или меньше документов надо подавать), а ключевых моментов. Мы поняли, что нам не нужно слишком много знать о компаниях, и нам не очень важно участвовать на каждом этапе реализации проектов. Мы считаем, что компании лучше нас знают, чем они занимаются, и в состоянии сами определить, на что им нужны деньги. У нас, конечно, есть ряд формальных требований, регламентирующих то, что они должны сделать – защитить интеллектуальную собственность, создать прототипы, например.

Но, в основном, идет облегчение условий. С точки зрения требований Фонда грант стало получить гораздо легче.

И еще у нас есть ряд новых программ, которые мы сейчас дорабатываем, и которые в течение месяца будут реализованы. Они еще больше облегчат жизнь небольших компаний, потому что в этих программах не говорится: давайте мы вам сразу дадим денег на некоторый проект. В них говорится, что есть задача, которую надо решать, и мы даем денег непосредственно на решение этой задачи. Например, предприниматель понимает, что у него есть продукт, но нет покупателей, а для этого надо съездить на выставку и показать свой продукт. Мы можем профинансировать поездку на выставку. И это не займет много времени, это будет просто сделать. Или, например, вам надо поговорить с инвестором, а для этого надо показать прототип. Инвесторы — живые люди, и как все живые люди, любят пощупать те вещи, на которые собираются давать деньги. Необходимо будет принести определенный пакет документов и, получив одобрение, через некоторое время пойти и забрать этот прототип у подрядчика. Аналогичные программы мы сейчас разрабатываем по защите интеллектуальной собственности и проведению независимых испытаний. Эти программы мы внедряем, и в течение месяца, надеемся, они заработают. Таким образом, мы увидим гораздо большее количество компаний-получателей грантов и более интенсивное их продвижение по «дорожной карте» и выход на коммерциализацию.

– Вы предпринимаете эти шаги, стремясь подготовить конкретные привлекательные предложения для участников мероприятия Startup Village, которое скоро будет проходить в Гиперкубе?

– Мы надеемся к этому моменту успеть, но, как я сказал, нам понадобится месяц, а до Startup Village осталось около двух недель. Скорее всего, мы успеем объявить лишь параметры программы, а запускать ее будем сразу после Startup Village.

– То есть, участники Startup Village – целевая аудитория?

– Конечно. Именно поэтому стоит прийти на это мероприятие, чтобы узнать, что конкретно мы делаем, какие преимущества у участников Фонда «Сколково» и у нашей экосистемы в целом. Это не только инноград и гранты, но и доступ к индустриальным партнерам, доступ к рынкам, доступ к подрядчикам, которые смогли бы множество вещей для вас сделать.

Это экосистема – как нас учили еще в школе, – которая содержит все элементы для продвижения научной задумки, заканчивая готовым продуктом, который можно продавать.

– Но чтобы получать эти гранты, для начала надо стать резидентом Фонда «Сколково»?

– Да. Такой первый этап должен быть. И причем этот этап недолгий и простой. Он целиком проходит в режиме онлайн, где надо предоставить ограниченный перечень документов и получить на выходе свидетельство участника, так же как, например, реализован выпуск кредитных карт в некоторых банках. И эксперты работают онлайн, и те, кто подает заявку.

– Вы говорите, что достаточно быстро все рассматривают и почти никому не отказывают. Какой процент подавших заявку получает статус резидента и каков процент получивших финансирование среди резидентов? Грантовое и негрантовое финансирование как-то отличается или все финансирование – грантовое?

– Нет, в принципе это одно и то же. Доля получивших статус от общего числа заявителей составляет около 20%, из них примерно 25% резидентов получили финансирование. И это только денежное преимущество. Но, не стоит забывать, что участие в экосистеме – это дополнительный бонус. Где еще вы найдете возможность пообщаться с главами крупнейших компаний и рассказать им о своем продукте, и о том, как они смогут этот продукт применять?

– Это еще и связи?

– Да.

– Гранты – это любой вид финансирования?

– Если речь идет о деньгах, которые передают в компанию, то это гранты.

– Равномерно ли распределение грантов среди этих 25% резидентов? Или есть VIP-резиденты и те, кто получил мало?

– Наши участники получали разные суммы. И размеры финансирования вовсе не от аппетитов, если можно так сказать, а от необходимости.

Ведь можно подходить с точки зрения «А сколько дадите?», но мы подходим с точки зрения «А сколько надо, чтоб сделать качественный рывок вперед?».

И очень часто для этого не нужны десятки и сотни миллионов, а нужно буквально полмиллиона, два, три, четыре, пять. Простая процедура, в которой не задействован грантовый комитет, у нас существует уже сегодня. Такие суммы выдаются на маленькие шажочки.

– Маленькие шажочки – до миллиона рублей?

– До 5 миллионов рублей. Это называется минигрант.

– Поправьте, если я неправа: в зависимости от размеров финансирования Фондом резидент должен сам найти и привлечь определенные дополнительные суммы в проект. Что-то меняется сейчас?

– Нет, такое требование остается. В зависимости от стадии развития компании мы требуем от 25% софинансирования (это деньги, которые должен найти участник в дополнение к нашим; в данном случае к 1 рублю от инвестора мы даем 3 рубля своих), вплоть до 75% софинансирования. Речь идет о проектах, которым необходимо создание производства.

Там уже ситуация обратная: к 1 рублю нашему идет 3 рубля частного инвестора. Это сделано по определенным причинам.

Для того чтобы помогать стартующим компаниям, у которых есть проблемы в доступе и к технологиям, и к рынкам, необходим рычаг, и государство в нашем лице готово этот риск на себя брать. Нужно ли частному инвестору брать на себя определенные трудности, чтобы убедиться, работает ли данная технология и подтвердит ли рынок, что данная технология или продукт востребованы? Такие проекты мы финансируем по максимуму. А в среднем у нас 50 на 50 получается. Как говорится, средняя температура по больнице.

– А рубль всегда государственный вы даете? Или частный тоже?

– У нас деньги государственные. Других источников финансирования нет.

– Некоторое время назад шла речь о прекращении деятельности в рамках Фонда некоторых инновационных компаний. Это связано с тем, что не все они успешно осваивают те средства, которые вы им выделяете?

– Словом «осваивают» мы не пользуемся. Результат эффективности наших резидентов – это не объемы средств, которые они потратили, а достижения научные и достижения коммерческие. Есть, конечно же, компании, которые получили статус, но не смогли выполнить свои обязательства по проведению исследовательской деятельности. В подавляющем большинстве случаев эти компании сами сказали, что больше не хотят быть частью этой экосистемы, и «пожалуйста, исключите нас из вашего реестра». Таких компаний не более 3-4 десятков, учитывая то, что у нас в Сколково компаний более 1000. Среди компаний, получивших грантовое финансирование, тех, кто допускал серьезные нарушения, нет. Есть компании, которые не смогли достичь запланированных поставленных задач, это естественно, как и при любых научных исследованиях. Но они либо достигли схожих результатов, либо поняли, что необходимо двигаться в другую сторону.

В этих случаях либо они получили дальнейшее финансирование на уже модифицированную задачу, либо финансирование было прекращено. Они все остались резидентами Фонда «Сколково».

– Те, кто ушел с орбиты Фонда, финансирования не получали?

– Нет. Они видимо поняли, что научная деятельность не для них, или у них недостаточно средств, чтобы выполнить те задачи, которые они себе поставили.

– Какие из пяти кластеров Фонда наиболее успешны в получении грантов?

– Здесь нельзя сравнивать, поскольку у всех своя специфика. Если брать по количеству компаний, получивших грант, и по суммам, то, конечно же, первый – ИТ-кластер. Следом, наступая на пятки, идут кластеры биомедицинских и энергоэффективных технологий. Остальные – ядерный и космический – следуют за ними, но необходимо учитывать, что это достаточно специфические направления деятельности, и они не такие большие, и не так много там проектов, которые попадают в нашу сферу деятельности.

– Ваши пожелания компаниям-участникам Фонда.

– Решение о выделении грантов мы принимаем каждые две-три недели, и проекты становятся все более качественными, по мнению грантового комитета. И все больше и больше проектов получают гранты. На последнем заседании комитета, которое проходило вчера, 4 из 6 проектов получили гранты. Одному проекту было отказано и один отправили на доработку, после которой, очевидно, финансирование будет возможно. Это хорошие показатели. В позапрошлом году лишь 50% обратившихся компаний получали гранты.

Можно сказать также, что денег на гранты достаточно, их хватит до конца года на всех подающих заявку. Приходите на Startup Village, там будет рассказано все более детально.

– Вы приглашаете всех участвовать?

– Конечно, ведь слон не так страшен, как его малюют. Он белый и пушистый. Больше слухов, чем фактов.

– А с чем, все-таки, связано то, что профинансировано не более 25% компаний-участниц?

– Заявки на получение грантов подавали не более половины участников. Но не все потеряно. Продолжайте подавать. Не всегда с первого раза можно получить грант. Как говорят в науке, отрицательный результат – тоже результат. Очень часто предприниматели, увлекшись своим проектом, видят какую-то одну его сторону, потому что проект – их детище. Эксперты долго работают в своих отраслях, и члены грантового комитета обладают определенными компетенциями, чтобы сказать, что проект движется не в ту сторону, и нам, как членам Фонда, было бы интереснее поддержать другое направление. Соответственно, предприниматель уходит чуть-чуть подумать и через 2-3 недели возвращается с переделанным проектом и получает финансирование. Такие примеры есть, когда не с первого раза получалось, и их не один десяток.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru