18 февраля 2018

 $56.39€70.03

18+

4785453

«Аэроб» ради воров и тигров

Резидент «Сколково» предлагает следить за амурскими тиграми при помощи гексакоптера

Беспилотный самолет «Аэроб-4Д»
Беспилотный самолет «Аэроб-4Д»

Фотография: пресс-служба

В «Сколково» разрабатывают беспилотники, способные следить за похитителями нефти, тиграми и лесными пожарами. Главный конструктор Александр Горбачев рассказал, кто и как собирает самолеты и конвертопланы.

— Александр, кому принадлежит идея проекта и из какой сферы пришли люди, создающие ваш беспилотник «Аэроб»?

— Компания была создана примерно три года назад; идея возникла у коллектива разработчиков, которые в свое время занимались несколько другой темой – спутниковым мониторингом автотранспорта. Появилась идея распространить мониторинг более широко – с летательных аппаратов. Это могло решить сразу несколько задач – и наблюдение за какими-нибудь подвижными или стационарными объектами, получение картографической информации и другие задачи. Например, тот же транспорт на карьерах сложно отслеживать при помощи спутника, так как там ухудшен прием сигнала. Основные организаторы были далеки от авиации, кроме как любительской, один из конструкторов закончил МФТИ. Сам я до этого никак с авиацией не был связан, кроме как с любительской, делал радиоуправляемые свободно летающие модели самолетов. А основная моя специализация – разработка электронных систем. Мы привлекали специалистов «старой гвардии», профессоров, докторов наук из компании «Вертолеты России», из Академии имени Жуковского.

Есть студенты и выпускники МАИ, Бауманки — специалисты по аэродинамике, по системам приводов и электронике.

— Чем конкретно занимается ваш проект?

— Если общими словами, то мы занимаемся разработкой, производством и, по мере сил, продажами беспилотных авиационных систем. Это общий термин, который включает в себя сам беспилотный летающий аппарат, определенные каналы связи и оборудование наземного управления.

— Сам планер и двигатель тоже ваши?

— Конечно, не все мы делаем своими руками. Двигатель мы приобретаем пока что импортный, поскольку в России нет двигателей с подобными характеристиками. На нашем самолете стоит керосиновый оппозитный двигатель внутреннего сгорания. Мы сами спроектировали схему летательного аппарата – корпус, крылья рассчитали, воплотили это все в модель и подготовили ее к серийному производству. Некоторые элементы, такие как сервоприводы, стандартные, а авионику (система управления, инерциальная система, система стабилизации) мы делаем сами.

— Мне всегда казалось, что современный беспилотник – это хай-тек, который, даже имея профильное образование, нельзя начать производить с нуля — что называется, на коленке… Да и наша страна, кажется, никогда не была впереди планеты всей в этой области: мы, кажется, закупали израильские аппараты?

— Кто-то понимает беспилотник как пенопластовый самолет из магазина за сто долларов, в понятии других беспилотник – это действительно тот самый хай-тек, который может нести оружие и выполнять какие-то задачи. В России компаний, которые производят беспилотники, порядка пятнадцати, и среди них есть те, которые уже заняли свои определенные ниши, например получив заказ от Министерства обороны. Частным образом делать это действительно тяжело, и без поддержки государства практически невозможно.

— Самолет, который висит у вас в кабинете под потолком, – действующая модель?

— Это «Аэроб-4Д», последняя модель. Первые два были прототипами, один был моделью, которую мы запускали однократно. Сейчас, чтобы сделать еще несколько самолетов, нужно достаточно много средств.

— Какие задачи он призван решать?

— Самолет может находиться в воздухе до 12 часов, лететь с крейсерской скоростью 120 километров в час и преодолевать расстояние в тысячу километров. Рабочая высота – три километра, Взлетный вес составляет 30 килограммов, грузоподъемность – около пяти. Штатно сейчас на борту стоит фото- и видеокамера для лобового обзора и мониторинга каких-либо объектов, фотокамера для проведения аэрофотосъемки. Вместо видеокамеры мы можем ставить инфракрасную камеру, а сейчас мы прорабатываем возможность установки радиолокатора. Это позволит осуществлять любой мониторинг в непогоду, днем и ночью.

Каждый ротор конвертоплана создает усилие в 7 килограммов. Чтобы удержать модель в условиях кабинета, стенд нагрузили ста литрами воды
Каждый ротор конвертоплана создает усилие в 7 килограммов. Чтобы удержать модель в условиях кабинета, стенд нагрузили ста литрами воды

пресс-служба

— А какими правилами у нас регламентируются полеты беспилотников?

— На данный момент для беспилотной авиации особых правил не существует. Само воздушное пространство поделено на определенные воздушные зоны, и у каждого аэродрома есть своя зона ответственности. Поэтому, даже если проводим испытания, мы информируем диспетчера своего аэродрома и не выходим за пределы зоны без его разрешения.

— А где вы летаете?

— У нас есть своя база – аэродром Шевлино в Московской области.

— Каким образом самолет взлетает и садится?

— Самолет взлетает с катапульты, которую мы возим на прицепе. Штатная посадка самолета – на парашюте.

Альтернативный вариант – это запатентованная нами система посадки. Израильский самолет Sky Eagle садится, цепляясь крючком за вертикально натянутую веревку. У нас, поскольку мы не используем высокоточные GPS-приемники, осуществляем посадку в треугольную сетку с диаметром в поперечнике 2,5 метра. Пока у нас на эту разработку только патент, самолет так ни разу мы не сажали.

Еще одна альтернативная конструкция – некий надувной матрас, подушка, в которую поддувается воздух. На этой подушке стоят ворота, в которых натянута сетка.

— Расскажите про систему автопилота?

--По нашему мнению, сегодня автопилот – неотъемлемая часть беспилотной авиации, и в рамках разработки авиационной системы мы делаем и собственную систему автопилота, причем мы видим, что в последнее время на рынке есть устойчивый спрос на такие системы. Сейчас мы ведем как минимум три проекта для разных планеров, в том числе для аппарата, который называется конвертоплан. Это четырехмоторный квадрокоптер, который поднимается в воздух вертикально, переводит роторы в горизонтальное положение и летит как самолет. Этот аппарат сделан другой российской компанией, а мы на него ставим свою систему управления и разрабатываем алгоритмы.

--Какие типичные задачи может решать самолет?

— Типичная задача – фотографирование какого-либо объекта: поле, стройка, карьер. На наземном пункте управления на карту наносятся реперные точки, где самолет должен совершить поворот или выполнить какую-то задачу, определяются точки взлета и посадки. После этого самолет полностью автономно, возможно даже не имея связи, может выполнить задачу и вернуться обратно.

— Вы получили грант от «Сколково»?

--Мы получили маленький грант (5 млн руб.), дважды заходили на получение большого гранта, но нас не пропустил грантовый комитет — видимо, мы заявляли очень сложную тему.

— Чтобы стать резидентом «Сколково», надо убедительно обосновать, как ваша разработка найдет своего потребителя. В вашем случае это кто?

— Я не специалист в области экономики и финансов, но та информация, которую мы представили, всех устроила. Самый реальный заказчик сейчас в нашей стране – это Министерство обороны. Сложившегося рынка беспилотников у нас нет, но есть большое количество компаний и частных лиц, которым интересны такие услуги и которые готовы платить деньги за это.

Например, задача мониторинга протяженных объектов – нефте- и газопроводов.

Во-первых, это контроль их состояния – поиск повреждений, трещин; второе – несанкционированные врезки.

Насколько я помню, у нас до 20% нефти пропадает на пути от скважины до завода.

И я вам скажу, как это делается. Идет труба, делается подкоп, выводится на несколько сот метров отвод, а там стоит придорожное кафе. В него эта труба заводится, и дальше подъезжают водители и сливают сырую нефть. Я об этом говорю, потому что по тематике мониторинга автотранспорта у нас постоянно была задача мониторить не сами нефтепроводы, а обходчиков, которые ходят вдоль магистралей и проверяют наличие врезов и повреждений. Если человек там прошел, значит все нормально. Сейчас мы прорабатываем проект установки на самолет магнитометра, который измеряет отклонения магнитного поля с высоты в 100 метров. Это позволяет ему оценивать состояние труб, зарытых на глубину до трех метров, и наличие отводов.

Одним из экзотических примеров может быть доставка грузов, например отвезти 5 кг груза в Воронеж.

Другие темы – кадастр, контроль строительства, например коттеджных поселков. Иногда люди строят, но не легализуют свое жилье, возникают налоговые недоимки, контроль этого — одна из наших задач. Еще стоит отметить природоохранные задачи, начиная от вырубки лесов, заражения разными болезнями, заканчивая подсчетом поголовья диких животных. Сейчас прорабатывается вопрос использования мультиротора для дальневосточного заповедника в Приморском крае. Мы делаем для биологов, которые следят за тиграми, гексакоптер. Дело в том, что в этих краях есть такие места, сопки и холмы, где человек просто не может пройти. Поэтому нужен аппарат, который может буквально за 10 минут облететь нужное место и с высоты посмотреть, что там происходит. Сейчас мы разрабатываем такой аппарат.

  • Livejournal
Читайте также:

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru