20 февраля 2018

 $56.56€69.87

18+

БлогиАлександра Борисова

Сизифовы женщины

Александра Борисова

Помните, что такое сизифов труд? Катит-катит он свой камень наверх, и в самый последний момент камень скатывается назад. Вот такое же ощущение у меня создают дискуссии по ряду чрезвычайно важных тем: социальные расходы, поддержка науки и образования, московские пробки наконец. Собирает-собирает журналист факты и мотивы в поддержку одной позиции, а ее оппонент найдет один пункт, который разом пустит под откос всю аргументацию. Потому что тема – сложная, и единого решения – нет.

Тем не менее, покачу в гору и я свой камень и порассуждаю о правах женщин. Не в целом, в обществе – это слишком общо, а в науке. Вот Кристина фон Браун считает, что доминирование мужчин в естественных науках – явление социальное, а не биологическое. Да и вообще – о каком равноправии может идти речь, если история всего женского высшего образования – меньше 100 лет! А мужчины-читатели утверждают: дискриминации никогда и не было, это все свободная конкуренция, в которой женщины честно проигрывали. И добавляют: какая тут может быть карьера, если способная девушка отказывается от борьбы за позицию в пользу семьи и детей. И ничего, что госпожа фон Браун и в мыслях не имеет обеспечить руководящими постами домохозяек и многодетных матерей, «мужской» аргумент все равно работает, и нет середины, и покатился камень с горы.

Очевидно, оперировать общими категориями здесь не выйдет, поэтому попробую перейти на язык цифр нашей, не немецкой действительности.

По достоинству ли оценены женщины в российской науке? Сухая статистика говорит о том, что чем выше мы взбираемся по научной иерархической лестнице, тем меньше оказывается процент дам.

Согласно доступной статистике по РАН (возьмем ее для наглядности, чтобы не связываться с расплывчатым научно-преподавательским составом университетов), на 2009 год 40% сотрудников были женщинами. При этом среди докторов наук женщин всего 20%, среди завлабов – 19%, среди член-корреспондентов РАН – 4%, среди академиков РАН – менее 2%! Академическое звание – почти обязательный пункт для административной работы, поэтому среди заместителей директоров женщин всего 4%, а среди директоров – 2%.

То есть на порядок, на порядок и даже более отличается доля женщин в науке и в руководстве наукой. Как так? Будем честны: первая цифра в 40% вряд ли отражает реально процент научно трудоспособного женского населения. «Входной барьер» в среду преодолим: для защиты диссертации достаточно работоспособности и мотивированности. Кроме того, есть и «неостепененные» сотрудники, то есть в 40% женщин в науке входит все, что в советские времена называли «бабушки вяжут в НИИ носки».

А вот к 20% завлабов и докторов наук уже стоит отнестись серьезно. Ни докторскую, ни лабораторию за «красивые глаза» не получишь. Наоборот, даже способной женщине с хорошим списком публикаций и достойной работой, например, у физиков пробиться очень трудно просто потому, что она женщина.

Работу, которую от мужчины пропустили бы автоматически, от женщины ученый совет начнет рассматривать под лупой. В общем, «полом не вышла». То есть эти 20% - достойные из достойных, многие из которых, кроме успешной научной работы, преодолели и горнило не всегда справедливой политической борьбы. Далее – на Западе позиция профессора, завлаба является верхней точкой собственно научной карьеры. Дальше начинается карьера административная, деканов факультетов и президентов университетов на короткий срок избирают именно из профессуры. И куда же пропали наши 20% достойных женщин? 4% членкоров, 4% замдиректоров, 2% академиков, 2% директоров! Вы правда верите, что из 20 женщин-завлабов, успешно руководящих большой группой людей, рождающих научные идеи, ставящих задачи и контролирующих их исполнение, выбивающих гранты и справляющихся с бесконечной бюрократическо-бухгалтерской волокитой по распределению финансирования и отчетности по нему лишь 2 способны руководить институтом? Так и верите? То есть у нас было, положим, 20 завлабов-женщин и 80 завлабов мужчин. А в дирекции из пяти человек женщине место не нашлось. Да и в дирекции из 10 человек – тоже. Не странно? В президиуме РАН женщин не видали, что называется, отродясь. Пример академии беру просто потому, что по нему есть четкая статистика. В высшей школе ситуация не лучше.

Раз у нас есть 20% несомненно талантливых в науке и управлении женщин, стоит ли бояться и осуждать ввдение такой «женской квоты» в руководстве? Откуда вообще взят пассаж о том, что вот они разрушат систему и неконкурентны? Наверное, они управляют и мыслят чуть по-другому, но ведь гибкость мышления и способность приспособиться к меняющимся условиям – хорошая составляющая успеха.

К слову, в немецких университетах де-юре квот нет, но де-факто принято стараться принимать больше женщин в профессуру. И несмотря на такую «квоту», коллеги-мужчины – физики и химики – не раз говорили, что «пустых» теток среди профессоров нет, отбор среди них строгий и всегда удается найти достойных.

Вот и покойный Виталий Лазаревич Гинзбург считал важным активнее продвигать женщин в российской науке. Очень мудрый был человек.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: