16 августа 2018

 $67.33€76.44

18+

БлогиАлександра Борисова

Не в деньгах счастье

Александра Борисова

«Опять будем рассказывать о том, как ученые жалуются, что им денег не дают?» — встречает выпускающий редактор мою очередную заметку на тему «научной политики». С трибуны высшие госчины вещают о том, как заливают науку буквально триллионами рублей. Обыватели кипят злобой на «заевшихся» ученых. Вот сегодня про деньги мы говорить не будем. А поговорим о правилах и о деталях, в которых прячется дьявол.

Знаете ли вы, что для ученого получить грант, то есть увидеть официальное одобрение выделения финансирования под свой научный проект, — лишь полдела? Возможно, четверть.

Ведь эти деньги сначала должны прийти на счет института, а потом их нужно израсходовать на оборудование, расходные материалы, реактивы, командировки и зарплату, наконец, так, чтобы не нарушить существующих правил. Просто ли это? Судите сами: финансирование по грантам Российского фонда фундаментальных исследований в этом году «добралось» до институтов только в начале сентября, гранты президента ждут и вовсе к концу октября. Подчеркну: финансирование на 2012 год. Что это значит? Что большую часть года лаборатории вынуждены работать на «внутренних ресурсах»: закупки произвести не на что, а командировки (большая часть конференций проводится в летний период, а не перед Новым годом) сотрудники вынуждены оплачивать из своего кармана в надежде увидеть компенсацию к концу года. Но самое адское время начинается с поступлением денег. Ведь средства, поступившие в сентябре (или даже конце октября), необходимо потратить до конца финансового года! За эти несколько месяцев необходимо объявить все необходимые тендеры, осуществить все закупки, на которых лаборатории жить до следующей осени (процедура закупок достойна отдельной истории). Все это оборачивается бесконечной бумажной волокитой, которая фактически парализует научную деятельность. А с января история повторяется: денег на счетах нет, нельзя оплатить замену внезапно «полетевшего» блока прибора, нельзя дозаказать неожиданно понадобившиеся реактивы (совершенно нормальная для науки надобность!). Или вот восхитительная история с финансированием квартир для молодых ученых: деньги в РАН выделили, но поставили планку в 40 тыс. рублей за квадратный метр. Для Новосибирска ситуация неплохая, но в Москве просто нет жилья по такой цене, находящегося в разумной транспортной доступности от институтов. И крутись как хочешь: или нарушай закон, или получай нагоняй от начальства.

Чудеса творит и доблестная таможня. Вот леденящая душу история географов, изучающих баланс углерода в Арктике. Для тех, кому некогда перейти по ссылке, вкратце: ученые пытаются ввезти в страну небольшой прибор, необходимый для полевых работ — отбора и анализа проб аэрозолей — в Северном Ледовитом океане. Сначала его «рубит» таможня Владивостока как прибор «двойного назначения». Все усилия по убеждению в безобидности анализатора тщетны: прибор отправили назад в Стокгольм за счет отправивших его шведских коллег. В экспедицию ушли без него. Для новой экспедиции, стартующей из Мурманска, отчаявшиеся ученые решили привезти устройство как частный груз — на автомобиле из Норвегии. Норвежские таможенники и усом не повели, а встреча с нашими повлекла тотальный обыск, арест прибора, почти суточную задержку людей и штраф в десятки тысяч долларов.

Эти люди действительно ученые с мировым именем. И они делают свою работу в России, изучают российский шельф. Они материально могут себе позволить необходимое оборудование, но работать с ним, судя по всему, удастся лишь за рубежом.

После публикации был просто шквал «советов»: «проявить русскую смекалку», «обратиться в компанию Х — они растаможат быстро и недорого», «дать на лапу». Помилуйте, да почему ученые должны знать все это, идти на подлог, пользоваться серыми схемами, платить неведомому посреднику (который, видимо, как раз знает, где дать на лапу)? Арктику они должны исследовать и статьи в Science и Nature писать, что они и делают. И смекалку свою в науке проявлять, а не в борьбе с таможней.

А вот история уже не из мира науки, а из «стратегически важной отрасли» — космоса. Чтобы вы знали, до сих пор на космических предприятиях действует система форм секретности. Ну и прекрасно, человек должен отвечать за неразглашение государственной тайны — в чем проблема? В деталях. На некоторых предприятиях (в частности, самарском «ЦСКБ-Прогресс», одном из ведущих заводов отрасли) правила трактуют в своем стиле, и обязательная для сотрудников «секретность» оборачивается запретом на выезд за рубеж. Странно и наивно в наши дни, когда интернет доступен с сотового телефона, а иностранцы свободно путешествуют по стране. Сотрудники ЦНИИМаш или Центра управления полетами в Королеве, имеющие доступ к секретным документам того же класса, спокойно путешествуют. А теперь

поставьте себя на месте молодого перспективного сотрудника. Вам предлагают интересную важную работу, неплохую зарплату, карьерный рост, социальную защиту, но — вот штука — запрет на возможность увидеть Джоконду или погреть косточки в теплых странах. Запрет не смертельный — жили же так всю жизнь советские люди, но уж больно абсурдный.

Маленькие дети в ответ на абсурдные, нелогичные запреты пытаются пальчики в розетку — чтобы восстановить баланс сил, нарушив нормальный запрет. А лучшие потенциальные работники, имеющие выбор, пожмут плечами и пойдут искать место, где руководство ведет себя более логично.

Выходит, не в деньгах счастье, а в возможности потратить их? Тугой кошелек при связанных руках — не помощник ни работе, ни отдыху.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal
[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: