Это кто-то другой: как пациент лишился ДНК

Пересадка костного мозга заменила ДНК пациента на донорскую

После пересадки костного мозга кровь и сперма пациента перестали содержать его ДНК — в них оказалась только ДНК донора. Такие изменения могут привести к криминалистическим ошибкам, если человек с пересаженным костным мозгом совершит преступление или станет его жертвой, предупреждают специалисты. Кроме того, неизвестно, чью ДНК в итоге получит ребенок пациента.

Американец Крис Лонг перенес пересадку костного мозга от молодого донора из Германии. Три месяца спустя он узнал, что ДНК в его крови заменилась на донорскую. Его случай был представлен на Международной конференции криминалистических наук. Более подробно о нем рассказывается в статье в издании New York Times.

Мужчина работал в полиции, и сдать анализ крови его попросила коллега, которая была в курсе операции. Трансплантация костного мозга подразумевает перенос кроветворных клеток, поэтому логично, что могут произойти некоторые изменения. Однако более тщательное обследование спустя четыре года показало: ДНК донора содержалась не только в крови, но и в мазках со слизистой рта. А ДНК, выделенная из спермы, принадлежала донору полностью.

«Я подумал, что это невероятно, — вспоминает Лонг. — Я могу исчезнуть, и появится кто-то другой».

Живые существа с несколькими наборами ДНК называются химерами в честь мифологического греческого создания с головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом в виде змеи. И врачи, и криминалисты давно знакомы с тем, что химеризм наблюдается у людей после некоторых медицинских процедур, но то, где еще кроме крови может обнаруживаться донорская ДНК, практически не изучалось.

Тем временем через трансплантацию костного мозга ежегодно проходят десятки тысяч людей. Привнесение чужой ДНК, насколько это известно, не вредит пациенту, его личность остается прежней. Также ни на что не влияет попадание мужских половых хромосом в женский организм и наоборот.

Однако в случае судебно-медицинской экспертизы такие изменения могут иметь далеко идущие последствия. При сборе ДНК на месте преступления криминалисты руководствуются тем, что ДНК каждого человека уникальна и есть лишь у него.

Когда Рене Ромеро, заведующая криминалистической лабораторией в офисе шерифа округа Уошо, узнала, что ее коллега перенес пересадку костного мозга, она не могла упустить такой шанс изучить возможные изменения. Лонг, страдавший острым миелоидным лейкозом, согласился сделать необходимые анализы до и после операции.

«Я тогда даже не знал, выживу ли», — вспоминает он.

На протяжении следующих четырех лет Лонг пребывал в ремиссии и вернулся к работе. Все это время Ромеро следила за тем, как ведет себя донорская ДНК в его теле.

В течение четырех месяцев она вытеснила собственную ДНК Лонга из его крови. Процентная доля новой ДНК в мазках слизистой рта то уменьшалась, то увеличивалась.Также донорская ДНК заместила гены Лонга в сперматозоидах. Одна только ДНК Лонга содержалась лишь в волосах с головы и груди.

Криминалист Бритни Чилтон предупреждает — если гипотетический преступник прошел через подобную операцию и его ДНК тоже поменялась, это может создать следствию серьезные проблемы. Она уже сталкивалась с подобным случаем. В 2004 году на Аляске следователи обнаружили ДНК, полученную с места преступления, в полицейских базах. Однако на момент совершения преступления подозреваемый уже сидел в тюрьме.

Оказалось, что подозреваемому ранее пересадили костный мозг. Его ДНК оказалась в базе уже после операции. А преступление совершил донор — его брат.

Еще один случай был связан с делом об изнасиловании. Следователи поставили под сомнение показания жертвы, так как в них фигурировал лишь один мужчина, а анализ выявил ДНК двоих. Но в конце концов полиция установила, что насильнику ранее пересадили костный мозг.

Также изменения в ДНК могут создать путаницу и при определении личности жертвы. Так, в 2008 в Корее судмедэксперты пытались установить по ДНК личность мужчины, погибшего в ДТП. При этом ДНК в крови принадлежала женщине, ДНК в почках — мужчине, а ДНК в легких и селезенке была и мужской, и женской. Как выяснилось позднее, мужчина получил трансплантат костного мозга от дочери.

Ситуация Лонга вызывает неизбежный вопрос — что, если у него будет ребенок? Передаст ли он своим потомкам гены донора? Проверить это, впрочем, вряд ли удастся — у Лонга уже есть двое детей, и он, не планируя заводить еще, сделал вазэктомию.

Однако какие проблемы могли возникнуть у других пациентов, чьи половые клетки получили чужую ДНК, — неизвестно.

Другие формы химеризма тоже приводят к проблемам — так, однояйцевые близнецы в утробе обмениваются геномом, а затем результаты теста на отцовство показывают несовпадение с ДНК отца, что приводит к ложным обвинениям в неверности. Анализ показывает и несовпадение с ДНК матери, и в одном из таких случаев женщина едва не потеряла опеку над своими детьми.

Спинной мозг донора не должен влиять на ДНК сперматозоидов, уверены врачи. Они связывают этот эффект с вазэктомией Лонга. Однако вопрос требует дальнейшего изучения.

Участники конференции отмечают — случай Лонга индивидуален, как и случай каждого, кто перенес трансплантацию костного мозга. Невозможно заранее сказать, как изменится ДНК пациента. Однако саму возможность таких изменений криминалисты должны иметь в виду, чтобы избежать ложных обвинений.

Лонг же планирует посетить Германию и лично поблагодарить донора за спасение своей жизни.