«Сексуальная зависимость — это не оправдание»

Существует ли на самом деле сексуальная зависимость

Существует ли сексуальная зависимость, от которой никак не излечится продюсер Харви Вайнштейн, и виноваты ли страдающие от нее люди в своих действиях, «Газете.Ru» рассказал психиатр Павел Бесчастнов.

Голливудский продюсер Харви Вайнштейн, обвиняемый в многочисленных домогательствах, несколько дней назад прибыл в штат Аризона для лечения сексуальной зависимости.

«Ребята, я не в порядке, — говорит он в видео, опубликованном новостной службой NBC News. — Я стараюсь. Мне нужна помощь».

На фоне скандала от Вайнштейна ушла жена, он поссорился с братом. «Мой брат Харви, очевидно, очень больной человек. Я настоятельно призывал его немедленно обратиться за профессиональной помощью, потому что она ему очень нужна. Его раскаяние и принесенные жертвам извинения — пустые слова», — рассказал NBC News Боб Вайнштейн.

Однако мнения специалистов насчет того, действительно ли Вайнштейн болен или же просто пользуется своим авторитетом, на удивление схожи.

«Не знаю, когда быть эгоистичным подонком-женоненавистником стало расстройством,

— говорит Дэвид Лей, клинический психолог из Альбукерке. — Эта концепция используется для объяснения безответственного импульсивного сексуального поведения у эгоистичных могущественных богачей. Сексуальную зависимость лечат уже 40 лет, но до сих пор нет доказательств, что лечение работает. Это индустрия, которая любит извлекать выгоду из скандалов, связанных с «сексуальной зависимостью» знаменитостей».

Вторит Лею и сексуальный терапевт Даун Майкл из калифорнийской клиники Thousand Oaks. По его мнению, многие мужчины злоупотребляют властью, и это мало связано с сексом.

«На мой взгляд, проблема с ярлыком «сексуальная зависимость» в том, что он снимает с человека ответственность и заставляет его думать, что в его действиях виновато расстройство, а не он сам»,

— поясняет Майкл.

«Сексуальная зависимость как диагноз весьма сомнительна, — объяснил «Газете.Ru» психиатр Павел Бесчастнов. — Формально — да, что-то подобное есть. В международной классификации болезней (МКБ-10) есть раздел «гиперсексуальность» или же «повышенное половое влечение», код F52.7. Туда входят нимфомания и сатириаз. В котором, надо полагать, нашего героя и подозревают. Сам же термин «сексуальная зависимость» медицинского смысла не имеет, это просто эффектное словосочетание для массовой аудитории».

Не подтверждается сексуальная зависимость и исследованиями. Так, в работе 2013 года ученые исследовали работу мозга 52 человек, сообщивших, что они испытывают проблемы с контролем над своими сексуальными желаниями.

Исследователи демонстрировали участникам нейтральные картинки и изображения сексуального характера, регистрируя изменения в электрической активности их мозга.

У наркоманов и других людей с зависимостью демонстрация объекта зависимости вызывает выраженные изменения амплитуды волны P300, однако у участников исследования ее колебания оказались не связаны с демонстрацией сексуальных стимулов.

Впоследствии ученые сравнили электрическую активность мозга у людей, считающих себя сексуально зависимыми и, наоборот, здоровыми. К удивлению исследователей, мозг здоровых участников реагировал на сексуальные стимулы даже более активно, чем мозг тех, кто подозревал у себя зависимость.

«Болезненно повышенное половое влечение — это довольно редкая ситуация, к тому же субъективно неприятная. Человеку от этого никакой радости. Постоянные навязчивые мысли о сексе, непрерывно переживаемое лихорадочное желание, все время приходится мастурбировать, обычной разрядки секс не приносит, это ощущается как непрерывная гонка без итога и вознаграждения.

Вряд ли у человека в таком состоянии получится быть социально успешным и чего-то существенного добиваться, ему сложно отвлечься хоть на какую-то продуктивную деятельность»,

— поясняет Бесчастнов.

По его мнению, сексуальная зависимость относится скорее к категории психологических проблем, как комплекс неполноценности или детские психотравмы.

«Думаю, имеется в виду, что человек, который заявляет о своей «сексуальной зависимости», тем самым признает, что это проблема, что это нездоровое состояние. Понимает, что так делать не надо, и даже не в абстрактном этическом плане плохо, а лично у него будут за это ощутимые неприятности. Но локальный сиюминутный импульсивный порыв перебивает рациональные соображения и удаленные негативные последствия. Понимает, что нехорошо ему за это будет и так делать не надо, но все равно делает, — рассуждает Бесчастнов. — Пьяница понимает, что не надо пить, игрок понимает, что не надо играть, толстяк понимает, что не надо объедаться. Они не выдумывают, они правда не могут с собой совладать. Виновны ли они в этом? Нет, не виновны, они не контролировали свое импульсивное поведение.

Но то, что в этом нет их вины, никак не отменяет того факта, что за последствия все равно им отвечать.

Это все равно их решения, это их зона ответственности и с последствиями им иметь дело. В этом смысле «сексуальная зависимость» — это объяснение, но не оправдание».

А зарубежная пресса тем временем выдвигает предположения насчет того, какую клинику обратится Вайнштейн. Вероятно, он обратится в Meadows, где есть программы лечения сексуальной зависимости и управления гневом, в числе которых Gentle Path — 45-дневный курс, который пациент проходит в стационаре.

Месяц пребывания в клинике, согласно сайту Rehab Reviews, стоит $37710. Лечение состоит из консультаций, приема медикаментов, йоги и иппотерапии. Правда, помогают ли усмирить повышенное либидо скачки на лошадях и разговоры с психологом, может сказать только сам пациент.