Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Алферов может себе позволить ничего не делать»

Корреспондент «Газеты.Ru» побывала на выставке «Скетчи нобелевских лауреатов», где появился портрет Жореса Алферова

Екатерина Шутова 23.10.2015, 16:20
Фолькер Штегер и фотография со скетчем Жореса Алферова Екатерина Шутова
Фолькер Штегер и фотография со скетчем Жореса Алферова

Жорес Алферов пополнил галерею «Скетчи нобелевских лауреатов», которая состоит из фотографий с учеными-нобелиатами, представляющими собственноручно нарисованные объяснения своих открытий. Презентация портрета Алферова состоялась в Москве, где сейчас находится выставка. На презентации побывала корреспондент «Газеты.Ru», которая поговорила с автором проекта — немецким фотографом Фолькером Штегером.

В ГУМе в рамках Фестиваля науки открылась интерактивная выставка «Скетчи нобелевских лауреатов». Теперь каждый желающий может полюбоваться на фотопортреты знаменитых ученых, держащих в руках скетчи (англ. sketch — эскиз, набросок) с изображениями открытий, за которые им и присудили премию. Портреты дополнены интервью, видео и цифровыми презентациями открытий лауреатов.

На выставке в Москве впервые был продемонстрирован портрет нобелевского лауреата по физике Жореса Алферова. В 2000 году Алферов получил премию за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов.

Автором проекта «Скетчи нобелевских лауреатов» является немецкий фотограф Фолькер Штегер.

Во время одной из регулярных встреч лауреатов Нобелевской премии с молодыми учеными и общественностью в немецком городе Линдау у Штегера появилась идея изобразить каждое открытие, за которое присудили премию, в виде рисунка.

Так появилась концепция «нобелевских скетчей».

Немец взялся за дело — но быстро разочаровался, потому что ученые использовали для рисунков только белую доску и черные и красные маркеры. Тогда фотограф позаимствовал у маленькой дочки цветные мелки — рисунки стали намного интереснее!

Сам Фолькер Штегер называет себя независимым художником и фотографом. Он сотрудничает с ведущими университетами и журналами. «Я все еще наивно уверен, что наука является лучшим способом понять мир», — заявляет Штегер.

О каждом из ученых, с которым сотрудничал Фолькер, у фотографа остались особые воспоминания. «За Крейгом Мелло, лауреатом по физиологии и медицине 2006 года, открывшим РНК-интерференцию, толпами бегают журналисты — особенно женщины. У него, кстати, удивительно красивая жена», — вспоминает Штегер.

«Роберт Кёрл, лауреат по химии 1996 года, открывший фуллерены, — удивительно спокойный человек, любящий уединение, — продолжает фотограф. — Он очень горевал, что под рукой не было зеленого маркера — ведь первые лазеры были зелеными».

Роберт Лафлин, нобелевский лауреат по физике 1998 года за открытие новой формы квантовой жидкости с возбуждениями, имеющими дробный электрический заряд, показался Штегеру очень жизнелюбивым человеком. В процессе сотрудничества фотограф выяснил, что ученый любит рисовать шаржи на друзей и коллег. «Вот бы его интеллектуальные способности оказались такими же заразительными, как его юмор», — вздыхает Фолькер Штегер.

По мнению Фолькера Штегера, его выставка скетчей позволяет понять, что нобелевские лауреаты — такие же люди, как и все остальные — жизнелюбивые, творческие, активные и веселые.

Фотограф надеется, что своим проектом поспособствовал распространению научных знаний по разным странам мира.

Корреспондент отдела науки «Газеты.Ru» задала Фолькеру Штегеру на открытии выставки в Москве несколько вопросов.

— Лауреаты, которых вы фотографировали, — больше талантливые или упорные люди?

— Удачливые! (смеется) Вы знаете, в случае с нобелевскими лауреатами все очень по-разному: есть люди гениальные, есть работящие, есть удачливые, а есть — все сразу. И случай играет не второстепенную роль! Посмотришь на иного лауреата — подумаешь: какой гениальный ученый! Да нет же — просто хороший ученый.

— Каким вам показался Жорес Алферов?

— Очень приятным человеком. Он очень любезен в общении. И он очень болеет за Россию. И вместе с тем, разумеется, Жорес Алферов уже в годах — ему 85 лет, — но и сейчас он очень много работает.

Алферов мне показался человеком очень деятельным, хотя он волне может себе позволить сидеть дома и ничего не делать.

— Кто самый интересный лауреат, с которым вы сотрудничали?

— Курт Вютрих, получивший Нобелевскую премию по химии в 2002 году за разработку и применение ядерной магнитно-резонансной спектроскопии для определения трехмерной структуры биологических макромолекул в растворе, особенно симпатичен и очень меня вдохновляет. Он работает в области химического анализа. С помощью технологии ядерной магнитно-резонансной спектроскопии он проводит гениальные исследования. Я его как-то спросил, сожалеет ли он о чем-то в жизни. Он, в общем-то, сказал, что не понял в свое время, что умеет рисовать. Через некоторое время после нашего разговора он получил Нобелевскую премию. Его метод ядерной магнитно-резонансной спектроскопии сейчас используется в медицине — и не нужно человека просвечивать рентгеновскими лучами. Вютрих сделал гениальное открытие.

— Вы сотрудничали и с женщинами, и с мужчинами… В чем различается их подход к научной работе?

— Женщины больше приспособлены, чтобы работать в коллективе. Женщины лучше отделяют науку от того, что находится за пределами науки. Именно женщины успешно делят свою жизнь на научную деятельность и на все остальное.

— Нобелевская премия — это больше политическое мероприятие или нет?

— В том, что касается естественных наук, — нет. Когда присуждают Нобелевскую премию мира или по литературе — без политики дело не обходится.

Выставка «Скетчи нобелевских лауреатов» будет проходить в ГУМе до 30 октября.