Пенсионный советник
СПРАВКА

С какими проблемами сталкиваются на Байкале

Комментарий директора НИИ биологии ИГУ профессора Максима Тимофеева:

Для нашего института проект долговременного мониторинга озера Байкал — это и самая большая гордость, и самая больная тема. «Точка №1» — первый и самый длительный (70 лет) проект регулярного экологического мониторинга в истории современной науки. Все собранные за эти годы материалы еженедельных наблюдений внесены в единую базу данных, правообладателем которой является Иркутский государственный университет. Это ценнейший объект интеллектуальной собственности, который имеет огромное научное и прикладное значение. Сейчас в эпоху громких заявлений и дискуссий о катастрофах, проходящих на озере Байкал, крайне важно иметь надежный источник данных, тот инструмент, относительно которого можно оценивать, насколько сильно отклонились экосистемные показатели состояния Байкала от нормы и насколько эти отклонения характерны для долгой истории озера. Используя данные 70-летних наблюдений за озером Байкал, можно делать выводы и о многих изменениях, проходящих в последнее столетие, делать прогнозы. Учитывая, что в современной науке нет другого сколько-нибудь близкого по объему и длительности наблюдений массива данных, эти материалы имеют глобальное значение и для международного научного и экспертного сообщества. Их необходимо учитывать при формировании политики в области глобального изменения климата, при планировании и организации мероприятий по сбалансированному природопользованию и охране окружающей среды.
К сожалению, в эпоху краткосрочных проектов и конкретных финансовых интересов долговременные наблюдения становятся мало кому интересны «политически». Политикам, заинтересованным в кратковременных акциях, администраторам от науки, экологам-активистам нужны яркие, вызывающие, кричащие образы. Отсюда, вместо спокойного сдержанного анализа данных, в СМИ идет возбужденное обсуждение тем «катастрофического заболачивания Байкала» или его «масштабного пересыхания» и т.п. Результаты долговременного и информативного мониторинга отодвигаются на задний план, как будто бы и не существенные. А ведь именно они могут дать ответы на многие вопросы относительно катастрофичности тех или иных изменений.
Однако даже не отсутствие внимания со стороны политиков и общественности несет главную угрозу уникальному мониторинговому проекту. Главные риски связаны с не до конца продуманной политикой в области новых принципов финансирования научных работ в нашей стране. В целом здравая идея перевода научных исследований на конкурсное финансирование, с оценкой их качества по показателям публикационной активности, применимая к большинству научных проектов, оказывается не совместимой с долговременными программами, аналогичными байкальскому мониторингу. К мониторинговым проектам с накоплением данных в ходе десятилетий нельзя применять критерии 5-летней публикационной отчетности (как сейчас принято оценивать эффективность в заданиях Минобрнауки, да и тех же грантов РНФ). Специфика мониторинговых работ в том, что при больших трудозатратах и финансовых расходах по их организации с проектов идет выход небольшого числа публикаций, но при этом очень важных публикаций. Существование такого рода программ никак не учитывалось при планировании новой системы финансирования вузовской и академической науки, требующей от ученых большой количественной публикационной активности. Долговременные программы не попадают под интересы научных фондов или федеральных целевых программ с ограниченными сроками проектов 3–5 лет. В настоящее время единственным источником финансирования мониторинга остается только так называемое базовое финансирование госзадания, централизованно выделяемое университетом по линии Минобрнауки. Однако объемы этого финансирования год от года сокращаются (в текущем году сокращение более 30%), что прямым образом отражается на перспективах мониторинга. В итоге программа, которая была запущена более полувека назад, пережившая войну, застой, перестройку и лихие девяностые годы, к периоду своего 70-летия сталкивается с проблемой поддержания ее работоспособности. Хочется надеяться, что проводимая политика реформирования организации науки будет учитывать и существование таких не привлекательных для фондов и краткосрочных проектов, но чрезвычайно важных долговременных научных программ. Было бы очень печально, если рекордная программа долговременного мониторинга Байкала не дожила бы до своего 80-летия.


ВЕРНУТЬСЯ К СТАТЬЕ