Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Край Вселенной из Лыткарино

Как завод в Лыткарино поможет построить 40-метровый телескоп

Александра Борисова 07.09.2011, 17:14
ESO

О том, как завод в подмосковном Лыткарино поможет в строительстве самого крупного наземного оптического телескопа и какие преимущества получит Россия, если вступит в Европейскую южную обсерваторию, «Газете.Ru» рассказал сотрудник ESO, профессор Пол Рис.

С 2005 года Европейская южная обсерватория (ESO) ведет работу над проектом по созданию крупнейшего телескопа, диаметр зеркала которого должен составить более 39 метров. Проект получил название E-ELT — European Extremely Large Telescope, то есть «европейский сверхбольшой телескоп». Телескоп планируется построить к 2018 году высоко в горах, в Чили, в месте, где преобладает устойчивый сухой климат. Этот инструмент расширит комплекс приборов ESO для астрономических наблюдений, самым мощным из которых на данный момент является VLT (Very Large Telescope) — система из четырех телескопов, размеры зеркал которых превышают восемь метров. С помощью данного инструмента ученые ESO рассчитывают наблюдать такие объекты, как планеты вокруг других звезд, первые объекты во Вселенной, сверхмассивные черные дыры, а также пролить свет на характер и распределение темной материи и темной энергии, которые, предположительно, доминируют во Вселенной.

К работе над этим проектом ESO предлагает присоединиться и России, о чем в июне президент РАН Юрий Осипов рассказывал премьер-министру Владимиру Путину.

Пол Рис // OpTIC Glyndwr
Пол Рис // OpTIC Glyndwr

Строительству телескопа E-ELT было посвящено заседание научного кафе, которое состоялось накануне в посольстве Великобритании в Москве. Одним из участников мероприятия стал профессор Университета Глиндор (Уэльс, Великобритания) Пол Рис. После завершения мероприятия профессор Рис ответил на вопросы корреспондента «Газеты.Ru».

— Насколько велика вероятность вступления России в ESO? Какие преимущества получит Россия, если она станет членом ESO?

— Вопрос вступления России в ESO очень сложный, поскольку здесь наука встречается с научной политикой и с обычной политикой. О судьбе такого политического решения я, конечно, ничего не могу сказать. Но с научной точки зрения Европейская южная обсерватория (ESO) — это передний край астрономической науки.

Если Россия сейчас возьмет на себя обязательства полноправного участия в ESO, то у российских ученых появится возможность не только использовать E-ELT в будущем, но и сейчас подключаться к работам на уже существующих телескопах.

Кроме того, активизируется международное академическое сотрудничество в смежных областях, а также, что немаловажно, научно-производственное сотрудничество, обмен технологиями создания и диагностики сложнейшей оптоэлектроники между, например, Лыткаринским заводом оптического стекла и научно-технологическим центром OpTIC Glyndwr в Уэльсе, где я работаю и который с британской стороны осуществляет экспертизу проекта E-ELT. Со стороны ESO, конечно, мы надеемся, что в России руководство примет решение о вступлении в организацию и присоединит свои ресурсы для строительства телескопа.

— Президент РАН Юрий Осипов в беседе с премьер-министром России Владимиром Путиным говорил о возможности участия российского Лыткаринского завода в производстве зеркал для телескопа E-ELT. Как связано вступление России в ESO с получением контракта заводом Лыткарино?

— Предприятий, которые могут делать нужное для будущего телескопа стекло, в мире всего четыре.

Одно из них находится во Франции, еще два в США, а четвертое — это российское Лыткарино.

Поскольку E-ELT — европейский проект, с финансовой точки зрения для руководства предпочтительнее, чтобы средства пошли в страну — участницу проекта, а не в ту же Северную Америку. Если Россия все-таки не станет полноправной участницей Европейской южной обсерватории, это не отменяет перспектив использования мощностей Лыткаринского завода в строительстве — заказчиком в этом случае выступит другая страна.

Однако передаче заказа в Лыткарино возникнет заметно больше препон, возможно, участие будет ограничено.

Так или иначе, вступление России в ESO поставит на более надежную основу и сотрудничество ESO с Лыткарино, и университетские контакты, которые есть, в частности, у британских вузов с Бауманским университетом и РАН. Они включают как астрономические вопросы, так и вопросы инновационных технологий в производстве и диагностике крупногабаритной оптики, без решения которых немыслимо строительство сверхбольших телескопов.

— В чем преимущества сотрудничества с Лыткарино для ESO?

— ESO хочет построить E-ELT очень быстро — за 7 лет. Для этого производство сегментов для зеркал телескопа должно также вестись очень быстро — фактически быстрее, чем на данный момент могут обеспечить все соответствующие производственные мощности в мире. Значит, нам нужны новые технологии, то есть строительство E-ELT подразумевает использование технологий, которых сейчас вообще нет и которые должны быть созданы специально для этой задачи. Международное сотрудничество, как показал пример строительства Большого адронного коллайдера в CERN (его ведь тоже 20 лет назад планировали с использованием еще не существовавших технологий), крайне полезно и плодотворно для решения таких сверхзадач. Мы надеемся, что необходимые технологии могут быть созданы (фактически они уже создаются) в Лыткарино при содействии Бауманского университета, который разрабатывает уникальное оборудование для диагностики зеркал.

Лыткарино в данном случае выступает уникальной площадкой для практического внедрения перспективных научных разработок, масштаб которых невозможно представить в рамках лаборатории и вуза.

Это уникальный и очень полезный пример взаимодействия науки и наукоемкой промышленности.

— Сколько сейчас стран в ESO и как развивалась эта организация?

— ESO за 20 лет выросла из совсем небольшой организации в международный научный центр, сравнимый по масштабам с CERN. Это требование сегодняшнего дня: наука стала очень дорогой, и строительство современного научного оборудования уже немыслимо силами одной страны. Так, страны — участницы CERN вместе построили Большой адронный коллайдер, чтобы объяснить природу массы. Общая стоимость проекта E-ELT достигает миллиарда евро — конечно, он сразу планировался как международный проект, отвечающий нуждам современной астрономии: для движения вперед нужен большой инфракрасный телескоп, который сможет обеспечить большее разрешение, чтобы астрономы могли проводить более глубокие и качественные наблюдения.

Изначально страны-участницы представляли Европу, но теперь в организацию вошла и Бразилия — динамично развивающаяся в науке страна, она стала пятнадцатым членом ESO. Теперь к участию мы пригласили и Россию.

Как видите, финансы здесь идут за наукой: правительства договариваются о выделении средств и организации совместных проектов, но их содержание определяется нуждами науки, последними вызовами, возникшими перед учеными. Если такой телескоп не построит Европа, это сделают США или Китай: он полностью востребован научно.