Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Монгольские ученые многое сделали в Дубне»

Директор Фонда науки и технологии Монголии рассказывает о монгольской науке

Александра Борисова (Улан-Батор – Москва) 04.06.2011, 12:39
Иван Куликов

Чем живет наука в Монголии и как с советских времен в этой стране изменилось научное сотрудничество с Россией, «Газете.Ru» рассказал Т. Ган-Эрдэнэ, директор Фонда науки и технологии Монголии.

— Чем живет монгольская наука, какие исследования ведутся в Монголии?

— В Монголии развивается ряд научных направлений, но виднейшее место занимает экология, изучение экосистем нашей обширной страны. Науку в нашей стране курирует наше министерство образования, культуры и науки, а также министерство экологии. Отдельные проекты реализует Фонд науки и технологии, который я возглавляю. Вообще же Монголия старается развивать все отрасли науки — от этнографии и наук о нашем родном языке до ядерной физики. Вы, наверное, знаете, что Монголия является страной — участницей Объединенного института ядерных исследований в Дубне. У нас не так уж много физиков-ядерщиков, но в разные годы монгольские ученые занимали серьезные посты в ОИЯИ.

Наш академик Содном долгое время был вице-директором ОИЯИ, сейчас другой монгольский ученый работает заместителем заведующего одного из отделов института.

Совместно с ОИЯИ монгольские ученые многое сделали как на площадке в Подмосковье, так и у нас в Монголии — и продолжают делать. Конечно, наша наука не идет ни в какое сравнение с большой российской наукой, но мы трудимся по мере сил.

— В системе международного научного сотрудничества Монголии Россия продолжает играть основную роль или на первый план выходят другие партнеры?

— Во времена СССР мы в основном работали со странами бывшего социалистического лагеря, в первую очередь с советскими специалистами, учеными. Прочные контакты сохраняются и сейчас. Самые близкие наши партнеры региональные — это Бурятия и Иркутская область. Мы ведем совместные экологические программы: великое русское озеро Байкал ведь получает большую часть своих вод из рек на территории Монголии, поэтому изучение Байкала необходимо вести комплексно с изучением наших экологических проблем. Я сам участвовал в важнейшей экспедиции по изучению Байкала последних лет – в погружении глубоководных аппаратов «Мир» на дно озеро; также погружался и президент Монголии.

Между РАН и Академией наук Монголии существует очень важное для нас сотрудничество.

Но мы работаем и с другими международными центрами — институтами США, Германии, Великобритании, Китая, Кореи, Японии. Сейчас в нашей науке происходит смена поколений, и более молодые люди уже ориентированы на научное сотрудничество с развитыми странами.

— А как обстоят дела с финансированием науки в Монголии?

— К сожалению, пока правительство страны не оказывает должной финансовой поддержки, но ситуация потихоньку улучшается.

Однако в науке много решают и личные, частные отношения.

Наши молодые люди ездят учиться в развитые страны, получают там научные степени, возвращаются на родину и работают здесь, а их научные связи и контакты остаются — так развивается научное сотрудничество нового типа.

— Сколько примерно людей занято в Монголии в науке и в преподавательской работе в высшей школе?

— В Улан-Баторе пять крупных государственных вузов. Еще есть очень много частных. Всего же в Монголии более ста вузов. Всего в Монголии около 2,5 тысяч ученых, из них тысяча занимаются и наукой, и преподаванием, а полторы тысячи собственно научные кадры. Конечно, это не очень много, даже по сравнению с показателями Бурятии, но мы надеемся пополнить ряды ученых за счет талантливой образованной молодежи.

— Монгольские студенты учатся на родине или больше за рубежом?

— Мы готовим кадры сами, но наши студенты также учатся за границей, получая стипендии, гранты от зарубежных вузов. Кроме того, традиционно популярен Иркутский университет.

— Для Монголии актуальна проблема оттока талантливой молодежи за рубеж?

— Да, эта проблема есть, однако есть и программы, призванные ее решить. У нас есть правительственная программа «птичье гнездо», которая призвана обеспечивать нашей талантливой молодежи возможности работы на родине, чтобы они работали здесь, приносили свои знания, умения, которые они получили в других странах. Программа только запущена, но уже показала свою эффективность. Мы надеемся, что в будущем удастся получить больше финансирования и привлечь больше талантливых молодых людей.

Рецепт в общем-то прост: нужно создать ученым у нас в стране такие же условия, которые они имеют за рубежом.

Тогда они вернутся. Призывами и посылами такого не добьешься.