Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
СПРАВКА

Малыши и врут, и читают лица

Летом текущего года британские психологи заявили, что дети начинают прибегать к обману в возрасте 6 месяцев, тогда как до недавнего времени учёные считали, что врать детки начинают лишь в четырехлетнем возрасте. В ходе исследования доктор Васудеви Редди, представляющая психологический факультета Портсмутского университета, провели беседы с родителями более чем 50 детей, кроме того, понаблюдала за действиями всех малышей.

В результате ей удалось выявить 7 основных категорий обмана, которыми пользуются дети, в возрасте от 6 месяцев до трех лет. Как рассказала Редди, к полугоду дети отлично понимают, что притворный плач или смех могут привлечь внимание окружающих. К восьми месяцам младенцы начинают практиковать более сложные формы обмана — дети пытаются сокрыть совершение табуированных действий, а также всячески пытаются
отвлечь родительское внимание. Достигнув двух лет, малыши используют самый настоящий обман, особенно если чувствуют нарастающую угрозу наказания.

По словам Редди, притворный плач является одной из самых ранних форм обмана, однако она, также как и все остальные, направлена на выявление тех видов хитростей, которые «срабатывают». Иными словами, дети пытаются понять, какие виды лжи работают в тех или иных ситуациях и какие негативные последствия может иметь подобного рода обман.

Также в 2007 году международная команда ученых из канадских университетов Британской Колумбии и Макгилла, британского Оксфорда и испанского Университета Барселоны, изучила, насколько важна речевая мимика для восприятия речи грудными младенцами. В результате им удалось выяснить: несмотря на то, что звучание речи, фонемы и интонирование крайне важны для восприятия ребенка, именно мимика родителей до 6-8 месяцев функционирует как основной сигнальный раздражитель к обучению, и лишь потом этот импульс теряет свое первоначальное значение.

В рамках исследования учёные провели эксперимент. Детям в возрасте 4, 6 и 8 месяцев (по 36 детишек каждого возраста) давали прослушать беззвучную видеозапись диктора, который произносил одно предложение. Диктор произносил предложение на французском и на английском языках. Степень заинтересованности и концентрации внимания учёные замеряли по времени фиксации взгляда ребенка на содержимом видеоклипа, при этом считалось, что малыш терял интерес к происходящему в тот момент, когда внимание рассеивалось на 60 % (соотношение фиксации взгляда ребенка на видеокартинке и на окружающих предметах).

Это означало, что малыш уже тщательно изучил то, что проговаривал диктор, и решил отвлечься на что-то более интересное. Именно в этот момент исследователи включали «французскую» версию клипа, а в качестве контрольного теста в той же ситуации рассеивания внимания детям давали посмотреть на то, как диктор проговаривал еще одну фразу, но уже на родном для младенцев английском языке.

В результате выяснилось, что дети в возрасте месяцев реагировали на смену языка, а вот смена фраз без смены языка им мало интересовала. Став на два месяца старше, то есть достигнув возраста 8 месяцев, детей переставала интересовать и смена языка.

Как считают авторы, их исследование доказывает, что к 8 месяцам дети уже воспринимают фонетическую стимуляцию и для них она оказывается важнее, нежели еще недавно существенная мимическая. Впрочем, все это касается детей-носителей одного языка. Малыши-билингвы и в 8 месяцев в значительной степени полагаются на речевую мимику, поскольку им надо усвоить в два раза больше информации и одна фонетическая стимуляция или интонирование им вряд ли помогут.


ВЕРНУТЬСЯ К СТАТЬЕ