Пенсионный советник

Тайны педагогического искусства-4

Лектор: 23.06.2006, 18:37
Фото: vrn.ru

Когда и чему учить. Элементы возрастной педагогической психологии. От 7 до 14


В жизни человека есть период, когда он наиболее готов и хочет учиться. Это возраст от 6-8 до 10-12 лет. Целостное восприятие мира, характерное для более раннего возраста, когда ребенок скорее чувствует, чем воспринимает объяснения, сменяется интеллектуальным познанием. Сама природа говорит детям: «Пора в школу!».

К сожалению, многие родители и педагоги увлекаются модой «на интеллект» и форсируют интеллектуальное развитие ребенка в более раннем возрасте, т.е. рациональное словесно-логическое мышление получает несвоевременный и неоправданный приоритет перед целостным интуитивно-образным.

Мода на раннее обучение - это именно мода: «Как же, у всех дети в прогимназии и спецшколе, а мой чем хуже?»

Ребенка пристраивают в суперэлитарные прогимназии с иностранными языками и компьютерами (дорого, но зато такое гармоничное развитие). Интенсивное обучение в 5-7 лет, не учитывающее возрастных особенностей восприятия, приводит к запредельным психо-эмоциональным перегрузкам детей, последствия которых проявляются позже. Затем следует начальная школа с чтением «на скорость», результатом которого становится потеря понимания прочитанного.

Большинство школ имеют строгие установки: не набирать в 1-й класс детей, которым на 1 сентября менее 6,5 лет, - но родители бьются насмерть «за интересы» детей. В результате первоклассник, которому по возрасту еще положено играть в садике и спать днем, приползает домой после 6-го урока и со слезами садится за английский, чтобы не получить двойку - а то отчислят из гимназии.

Многие родители искренне считают, что если они не оставят своему ребенку ни минуты свободного времени, это пойдет только ему на пользу. Дополнительно к обычным занятиям по расписанию детского сада пятилетка ходит на три платных факультатива, да еще в две секции по субботам и воскресеньям, а после садика, в 6 вечера - на английский. К школе такой ребенок подходит обессиленным, с подорванным здоровьем, в учении нет для него ничего нового и притягательного. С такими «вымученными» вундеркиндами мне приходится встречаться регулярно на олимпиадах и при приеме девятиклассников в СУНЦ МГУ.

Советские психологи и педагоги создали в 50-е - 60-е годы прошлого века уникальную «систему развивающего обучения» (Д.Б.Эльконин, В.В.Давыдов), которая эффективно работает в начальных классах. Создатели «развивающего обучения» гордятся тем, что у учащихся начальной школы развивается «мышление особого типа, несвойственное многим обычным младшим школьникам». Фактически речь идет о форсированном развитии у 6-10-летних детей рационально-логического мышления, естественное время которого наступает в 15-16 лет. Подобное изменение развития может приводить к снижению именно интеллектуальных показателей в более старшем возрасте.


Согласно недавним исследованиям российских психологов, интеллект в процессе развития ребенка вторичен по сравнению с его творческими способностями. Творчество в более младшем возрасте, которому способствует развитое интуитивно-образное мышление, содействует развитию интеллекта в более старшем, но не наоборот. Творческие способности бывших юных интеллектуалов в старших классах оказываются даже ниже среднего возрастного уровня.

Но вернемся к начальной школе. Дальнейший жизненный сценарий очень сильно зависит именно от того, с каким учителем встретится ребенок в 7-10 лет.

Если первоклашке повезет с первым учителем (чаще у нас - учительницей), то в душе запечатлеется способ встречи со всеми взрослыми людьми, как с учителями. И от каждого старшего растущий человек научится брать лучшее. Как говорил Конфуций (Луньюй, 4, 1): «Встретив достойного человека, стремитесь с ним сравняться; встретив недостойного, вникайте внутрь себя.»

Положительный эффект от первого запечатления старшего в роли учителя оказывается очень важным для следующего «интеллектуального возраста», который наступает в 14-15 лет.

Тогда после периода вполне закономерного «разгильдяйства» в 12-14 лет у восьмиклассника снова просыпается желание и интерес к учебе. Но, если встреча с первым учителем оказалась неудачной, то вторичный всплеск интеллекта будет очень слабым или не проявится вовсе.

Описанные читателями «Газеты.Ru» встречи с психически неуравновешенной учительницей-садисткой в этом отношении становятся катастрофой - человек после такого опыта «учебы» сможет даже поступить и закончить престижный вуз с помощью репетиторов, но скорее всего не сможет быстро переучиваться, т.е. адаптироваться к современному меняющемуся миру.

Возраст от 10 до 14 лет можно назвать «пионерско-коммунарским» или «скаутским». Это - время перерыва в интеллектуальной учебе. К десяти годам всплеск желания учиться, т.е. развивать только интеллект, затихает, начинается время проявления того, что приобретено ранее. Главная активность не «в голове» - это время кружков и походов. На самом деле, в 10-12 лет активизируются все основные человеческие способности (разные специалисты насчитывают их от 7 до 15), а столь ценимый школой интеллект - только одна из них.

Появляются острая потребность создать свою команду (в СССР именно в 10 лет принимали в пионеры) и потребность действовать самостоятельно. Сначала - по совету взрослого, а к 14 годам уже не под руководством, а рядом с авторитетным старшим . В это время для правильного постижения общественной жизни совершенно необходим отрыв от родителей, который начинается в 12 и достигает максимума к 15 годам. К сожалению, в последние годы у подростковых команд остается все меньше взрослых лидеров - «вожатых», и все больше лидеров - криминальных «паханов».


Запечатленный ранее выбор между работой (для себя) и трудом (для окружающих) впервые активно проявляется и закрепляется. Резко обостряется чувство справедливости и ответственности за свой поступок. И это возникающее ощущение «закона чести» вновь подхватывает обычно не школа, а «улица» - неформальные группировки подростков часто живут по криминальному «понятию».

В 5-8-х классах школьные предметы лучше всего постигаются «руками», т.е. в ходе самостоятельного экспериментирования. Наукообразное теоретизирование школьники этого возраста понимают гораздо хуже.

В кандидатской диссертации опытного педагога-практика Л.С.Чернышевой написано:

«Многие учителя констатировали, что одной из причин низкого уровня химической подготовленности выпускников школ является предлагаемая в большинстве программ и учебников последовательность рассмотрения учебного материала от абстрактного. Этот подход мало сориентирован на интересы учащихся и практически исключает из учебной деятельности один из основных этапов - исследование объекта на практике.

Учащиеся оперируют лишь формами знаний, что «размывает» реальный объект, способствуя потере конкретного (многообразного и богатого).

У учащихся остаются несформированными умения и потребности узнавать в реальных жизненных ситуациях химические явления и объекты. Большинство учащихся (около 60%) считает учебный предмет химию трудным, изучающим формулы, уравнения, Периодическую систему.»

Аналогичная проблема возникала при построении школьного курса физики. В 1968-1972 гг. в основу отбора содержания учебного материала и методов преподавания физики был положен принцип научности обучения, реализация которого зачастую вступала в противоречие с принципом доступности, не учитывала уровня развития абстрактно-теоретического мышления учащихся, умений теоретического обобщения и абстрагирования (учебник И.К.Кикоина и А.К.Кикоина для 8-го кл.). Игнорирование важнейших факторов, оказывающих влияние на эффективность учебного процесса, привело в конце концов к падению интереса учащихся к изучению физики, а также к снижению качества их знаний и умений.

Для того, чтобы помочь понять детям высокоумные слова из учебника, необходимо выяснить, как они эти слова понимают на самом деле. Самые причудливые образы, с которыми связывают школьники научную терминологию, обычно нуждаются в корректировке и объяснении. Однако в некоторых случаях это непросто сделать даже специалистам; к тому же за несоответствие учебнику многие учителя просто снижают оценки.