Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Тайны педагогического искусства-3

Лектор: (none) 16.06.2006, 12:59
Фото: CI

Когда и чему учить. Элементы возрастной педагогической психологии. От (?) до 7


Основатель фирмы Sony Масару Ибука известен и как автор книги «После трех уже поздно». Этот великолепный учебник по педагогике, написанный высокопрофессиональным специалистом по электронике и бизнесу, во многом определил развитие системы образования современной Японии.

Основной смысл книги ясен уже из названия - начинать учить и воспитывать ребенка в три года поздно. А когда не поздно?

Если человека рассматривать «по-научному», как материальный объект обучения и воспитания, то для начала педагогического процесса этот объект должен родиться и проявить простейшие рефлексы. Однако многочисленные данные говорят о том, что в подсознании остаются образы, запечатленные человеком еще во внутриутробном периоде.

Уже на третьем-пятом месяцах беременности будущий ребенок запечатлевает душевное состояние матери. Если мама доверяет окружающему миру и на все неприятности отвечает терпением, прощением и любовью, ребенок родится с большим запасом душевных сил и способностью справиться с будущими возрастными кризисами и прочими трудностями. Если мама переживает состояния бессилия, отчаяния, обиды, гнева - у ребенка не хватит сил, чтобы быть добрым к людям и, что покажется странным, к самому себе.

Принято считать, что во время беременности мама должна избегать любых отрицательных эмоций.

В реальной жизни избежать стрессов невозможно, поэтому очень важно научиться не убегать (это как раз дополнительный стресс), а понимать и прощать.

Кстати, сглаживать следует любые сильные эмоции - как отрицательные, так и положительные.

Музыкальный фон, наиболее подходящий для беременности - классический, основанный на спокойных произведениях. Достоверно вредна музыка с тяжелым навязчивым ритмом (не только «металл»). Следует исключить и телевизор, так как большинство передач абсолютно вредны для душевного здоровья.

В процессе рождения человек переходит от состояния «океанического блаженства» защищенности организмом матери к самостоятельной жизни. Если процесс протекает естественно (редкое, просто уникальное сейчас явление), то в подсознательной памяти закрепляется образ трудного, но преодолимого этапа, «сказки со счастливым концом».

Стимуляция родов воспринимается «изнутри» как грубое давление, насилие, «изгнание из рая». Ребенок чувствует себя отверженным и преданным матерью. При этом чувство непреодолимой внешней угрозы и собственной неспособности с ней справиться закрепляется и сохраняется в течение всей сознательной жизни. Вот они - глубинные первопричины «социального пессимизма», недоверия ни окружающим, ни самому себе.


В первые недели ребенок, в основном, спит или плачет; а иногда лежит себе, сопит и ничего не понимает, только таращится на родителей. Научно доказано, что его зрение в это время не полноценно - объекты воспринимаются не резко и часто перевернутыми.

Но именно в это время малыш обладает уникальной способностью - понимать и запечатлевать внутреннее, душевное состояние окружающих.

Хорошо известно, что грудные дети на приходящих незнакомых людей могут реагировать совершенно по-разному - улыбаются или оглушительно орут, пока «не принятый» гость не уйдет. Также на всю жизнь запечатлевается способ общения матери и отца (или других старших из непосредственного окружения).

На основе такого запечатления в период от рождения до трех лет развиваются внутренние программы поведения, произвольная регуляция собственной жизни. Иногда этот процесс называют «интроекция».

Отсутствие интроецирования в первые два года жизни приводит к серьезному психологическому нарушению - сниженной способности к произвольной регуляции.

При этом у подростка, юноши и взрослого не формируется внутренняя программа поведения, систематического выполнения определенной работы, и он живет по принципу «здесь и сейчас» - в соответствии с рекламой «Живи настоящим!». В результате такой человек оказывается не способным выполнять очень многие виды профессиональной деятельности, даже если он им обучен. Это характерно для подавляющего большинства современных беспризорников, а также для многих детей из «благополучных семей», которые так и не смогли запечатлеть родителей, занятых исключительно собой и своим бизнесом.

В возрасте от 3 до 5 лет ребенок начинает активно постигать смыслы окружающей жизни. Получив к 3-м годам от родителей и других близких взрослых правила взаимоотношений, он проверяет их действенность в игре. Для игры нужны партнеры - поэтому после 3-х лет можно отдавать ребенка в детский сад. Только не надолго и, разумеется, не на 6 дней в неделю с ночевкой.

Если внимательно наблюдать за детскими играми в этом возрасте, можно заметить, что дети проигрывают самую суть окружающей взрослой жизни: «дочки-матери», «продавцы-покупатели» и т.п.

Такие игры очень важны. Когда взрослая жизнь не «сыграна» в надлежащем возрасте, в 12-16 лет подростки с трудом ориентируются во взрослых отношениях, многие жизненные смыслы остаются для них непонятными.

Нынешние дети часто играют не в реальный, а в виртуальный мир мультфильмов и компьютерных игр, даже в общении друг с другом присваивая себе роли телегероев. В результате нередко возникают очень жестокие игры - достаточно представить реальное живое существо на месте хотя бы Волка из «Ну, погоди!». Поэтому им нужно помогать играть - не вмешиваясь, а ненавязчиво ориентируя.


Родители могут легко проверить, чем занимается ребенок в детском саду и как с ним общаются воспитатели. Для этого предложите малышу сыграть со своими игрушками в «детский сад» и слушайте процесс из соседней комнаты (можно просто сидеть спиной к ребенку). Постарайтесь не реагировать бурно на услышанное (например, мат от лица «воспитательницы») и не вмешиваться сразу в игру.

Исключительно женский персонал детских садов не позволяет мальчикам развить в играх полноценную модель мужского поведения, а девочкам - модель общения с мужчинами. Поэтому очень важно общение детей с отцом или хотя бы с дедушкой.

Примерно с пяти лет начинается основной период воспитания в ребенке послушания и труда. Тут нужно обратить внимание на тонкие различия и смысл терминов. Послушание - это не безоговорочное подчинение из страха перед более сильными родителями. И это не подчинение ради похвалы или подарка. Послушание - это почитание старшего из любви к нему. Подсознательная любовь к родителям и желание их слушаться присутствуют в какой-то степени у любого ребенка. Но именно в 5-7 лет просыпается воля, которая учится делать выбор между двумя полюсами - любовь и послушание или хотение и своеволие. Если до 5 лет надо поощрять проявления ребенком самостоятельности, то после пяти - время учить его согласовывать свою самостоятельность со старшими.

Еще одно тонкое различие, с которым мне довелось очень хорошо познакомиться. Это разница между работой и трудом. Можно определить работу как действия по способностям, т.е. различного рода занятия: умственные (интеллектуальные), музыкальные, изобразительные, ремесленные, технические, спортивные, танцевальные и т.д. А труд тогда означает либо отклик на нужду, либо выполнение трудового действия из послушания (из любви). Родители и школа всячески поощряют в первую очередь работу, т.е. развитие ребенком своих способностей: «Пусть доченька не отвлекается на уборку, она такую сложную скрипичную пьесу разучивает!». Более 25 лет я связан с предметными олимпиадами школьников (по химии) всех уровней и понял, что эти «праздники интеллекта» духовно уродуют очень многих участников. Причем, если в детстве (5-7 лет) ребенок был ориентирован родителями именно на труд - т.е. деятельность в помощь окружающим, то последующие победы в олимпиадах и конкурсах его (ее) не развращают. И, наоборот, если родители ничего не жалели для своего «чудо-чада», лишь бы оно развило свои таланты, то...

Слишком памятна история, когда несколько студентов-химиков, бывших в школе олимпийцами высокого ранга, осуждены за производство наркотиков («таланты» нуждались в деньгах). С личными проблемами меньшего масштаба у бывших «юных гениев», умеющих только работать, но не трудиться, мне приходится сталкиваться постоянно.