Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Карибы убила белая чума

Фото: AP
Малоизученная болезнь буквально выкосила коралловые рифы Карибского бассейна, ослабленные из-за слишком сильно потеплевшей за последние годы воды. По мнению ученых, пандемия «белой чумы» приведет к почти полному изменению экосистемы мирового океана.

Изучающие подводный мир Карибского моря специалисты столкнулись с фактом беспрецедентной по масштабу гибели кораллов.

Как передает агентство AP, за последние три-четыре месяца погибли около трети коралловых колоний, расположенных на официальных контрольных участках около Пуэрто-Рико и Виргинских островов США.

Биологи пытаются уточнить объемы и характер бедствия. Вероятно, кораллы гибнут от чересчур горячей для них воды, к которой недавно присоединилась «белая чума» — смертельное для кораллов заболевание. Массовая гибель кораллов не только важна сама по себе, но и свидетельствует о глобальном «подводном холокосте», говорят ученые.

Кораллы растут очень медленно, поэтому любые масштабные потери для них оказываются невосполнимыми. По словам биолога национальной службы National Park Service fisheries Джеффа Миллера, который на прошлой неделе лично проверил 40 станций в районе Виргинских островов, в год площадь кораллового рифа увеличивается «всего лишь на размер одного гривенника».

К тому же сейчас погибают «базовые» кораллы, лежащие в основании колонии. Они видели, еще как Колумб открывал Америку.

«Мы режем курицу, несущую золотые яйца!» — возмущается научный сотрудник университета Пуэрто-Рико Эдвин Эрнандес-Дельгадо. Нырнув в воскресенье, Эрнандес-Дельгадо обнаружил, что буквально только что близ Пуэрто-Рико скончалась колония звездчатых кораллов — ее возраст насчитывал 800 лет, а высота достигала 13 футов.

Коралловые рифы приносят многомиллиардные прибыли, привлекая бесчисленных туристов, обеспечивая естественную защиту от ураганов и цунами и поддерживая существование рыболовецкого промысла: для всех ключевых промысловых разновидностей рыб коралловые колонии служат средой обитания и источником пропитания. Экономика многих небольших островов держится исключительно на кораллах. В конце января ООН даже выпустила специальный доклад, посвященный экономическим эффектам от существования коралловых рифов и мангровых лесов, также переживающих не лучшие времена. Так, отдельно взятый Большой Барьерный риф ежегодно приносит $975 млн прибыли, а рыболовство, связанное с рифами, только в Юго-Восточной Азии дает доход в $2,5 млрд ежегодно.

Опасность для кораллов представляет, в первую очередь, нагревание вод мирового океана, вызванное глобальным потеплением. Среднегодовая температура поднимается уже многие годы, но 2005-й побил все рекорды: по данным Национального управления океанических и атмосферных исследований США (NOAA), вода нагрелась за последний год сильнее, чем за предыдущие 20 лет. От горячей воды кораллы «седеют», что считается первым признаком их умирания. Дело в том, что от перегрева погибают водоросли, живущие на кораллах в симбиозе с ними и обеспечивающие кораллы пищей. Раньше считалось, что «выбеливание» постигнет только некоторые разновидности кораллов на определенных глубинах, но последние исследования показывают, что процесс принял глобальный характер. Как показал февральский подводный мониторинг NOAA в районе острова Сент-Крой — крупнейшего в группе Виргинских, побелели до 96% обитающих там листовидных монтипор (lettuce coral), 93% звездчатых кораллов и 61% кораллов-мозговиков.

На протяжении всего 2005 года кораллы вымирали с совершенно аномальной скоростью.

Осенью они начали было приходить в себя от перегрева, но тут на них свалилась новая напасть.

Болезнь, поражающая кораллы, впервые была зафиксирована в 1993 году на Большом Барьерном рифе, и поначалу ученые не придавали ей большого значения. Поэтому даже общепринятого названия она пока не имеет — ее называют то «белым синдромом», то «белой оспой», а теперь «белой чумой». Однако наблюдения 2001–2002 годов показали, что малоизученное заболевание приобрело характер эпидемии и распространилось с 7 на 33 из отслеживаемых рифов. С тех пор «белую чуму» изучают, но пока без особых успехов. В 2002 году журнал Proceedings of the National Academy of Sciences опубликовал американское исследование, по которому причиной эпидемии признавались плохо очищенные канализационные стоки. Бактерии Serratia marcescens, обычно живущие в кишечнике человека, за десять лет уничтожили более 90% роговых кораллов в Карибском море. Помимо устаревших канализационных очистных сооружений усиленному размножению бактерий способствует и глобальное потепление.

Теперь «белая чума» вовсю свирепствует и на остальных кораллах Карибского бассейна. В среду координатор программы наблюдений за коралловыми рифами Виргинских островов США Тайлер Смит, ныряя близ популярного у туристов курорта Сент-Томас, наткнулся на фрагмент старого коралла-мозговика примерно в 3 фута в диаметре, не менее 90% которого были покрыты пятнами «белой чумы» и уже погибли. По словам Смита, такого масштаба бедствие на Карибах еще никогда не принимало.

Том Горо из Global Coral Reef Alliance назвал происходящее настоящим «подводным холокостом». Его поддержал Джеймс Крэбб из Лутонского университета: «Болезни кораллов — симптом широко распространившейся глобальной экологической деградации». Потеря любой составляющей не проходит бесследно ни для какой экосистемы, объясняет профессор Крэбб. Сначала погибнут кораллы, за ними — рыба, потом уйдут мелкие хищники и беспозвоночные. Между тем коралловые рифы — подводный аналог влажных тропических лесов. Мир рифов уникален своим биологическим сверхизобилием и дает приют огромному количеству видов флоры и фауны, сосуществующих в хрупком равновесии.

Впрочем, плохо будет не всем. По последним данным, настоящее процветание переживают некоторые разновидности глубоководных рыб, не доступных для рыболовецких флотилий и обитающих на глубинах от 3000 до 6000 метров. Например, глубоководные макрурусы более чем удвоили свою численность в период между 1989 и 2004 годами, показало новое исследование калифорнийских океанографов из института в Ла-Джолла, опубликованное в мартовском номере журнала Ecology. Так что экосистема мирового океана в итоге приспособится к новым условиям. Но, как она при этом будет выглядеть, предсказать пока никто не берется.