Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Формула любви

Фото: www.veer.com
Итальянские биохимики опубликовали полный отчет об обнаруженной ими «формуле любви» — нейротрофном белке, который провоцирует в организме состояние ранней влюбленности и огненной страсти. По мнению ученых, открытие можно использовать и для создания «приворотного зелья», и как «лекарство от любви».

Биохимическая сторона любви до сих пор остается малоизученной. Ученые толком не знают, что происходит в организме, когда человек влюбляется. Итальянским нейрофизиологам удалось значительно продвинуться в изучении романтических чувств: они выяснили, что

всю гамму ощущений в начале бурной влюбленности определяет один-единственный нейротрофный белок.

Об открытии сообщает агентство «Генотерра» со ссылкой на апрельский номер 2006 года журнала Psychoneuroendocrinology. Исследование завершилось в августе 2005-го, но публикация всех подробностей только готовится к печати.

Физиологи из университета Павии отобрали 58 человек из числа тех, кто недавно влюбился. На первой фазе отбора остались только здоровые физически и психически, без зависимости от никотина или каких-либо лекарственных препаратов люди примерно одинакового возраста и со схожим уровнем образования. Затем их оценили по шкале страстности и отсеяли всех, кто набрал менее 85 очков из 135 возможных. Отобранных респондентов сравнивали с двумя контрольными группами, в первую группу вошли одинокие люди, во вторую — состоящие в длительных любовных отношениях.

У испытуемых из всех трех групп взяли кровь на анализ, чтобы определить уровень белков-нейротрофинов, в частности фактора роста нервов, в крови.

У влюбленных уровень фактора роста нервов на 52% превысил тот же уровень у одиноких людей и людей, состоящих в устойчивой любовной связи (в среднем 227 пикограммов на миллилитр против, соответственно, 123 и 149 пикограммов на миллилитр).

Причем чем сильнее была страсть, испытываемая респондентами, тем выше поднимался уровень фактора роста нервов (сами ученые оценили корреляцию как «существенную»). Концентрация прочих нейротрофинов у всех трех групп почти не отличалась.

По истечении 12–24 месяцев с начала исследования у 39 человек, которые продолжали поддерживать отношения с прежним объектом романтических чувств, из числа первичных 58 влюбленных повторно забрали кровь и провели повторную оценку по шкале страстности. Уровень страсти и концентрация белка — фактора роста нервов у всех исследуемых пропорционально уменьшились и совпали с показателями двух контрольных «обычных» групп.

Ученые пришли к выводу, что гормональные изменения, вызываемые наплывом бурных чувств, оказались обратимыми.

Фактор роста нервов не только регулирует ряд эмоциональных переживаний и аспектов поведения на первых стадиях влюбленности, но и вызывает чувство тревоги, улучшает работу сердца и повышает чувствительность к боли. Так, в воспаленной или поврежденной ткани уровень ФРН заметно возрастает — то есть выражение «любовная лихорадка» является никак не метафорой, а точным медицинским термином. Вырабатывание фактора роста нервов в повышенном количестве, в частности, подавляет рост волос — между тем, в ряде стран лысые мужчины считаются особенно любвеобильными. Облысение обычно пробуют лечить моноксидилом, понижающим уровень ФРН в крови. Такие наблюдения в совокупности, как считают итальянские физиологи, открывают прямую дорогу к потенциальному медикаментозному вмешательству в любовную сферу и, возможно, позволят впоследствии создать «лекарство от любви» на основе выявленного действия фактора роста нервов.

Лекарство помогло бы сгладить боль при утрате возлюбленного и избегать любовных безумств и необдуманных поступков, свойственных влюбленным.

Несколькими годами ранее ученые Джорджтаунского университета сумели идентифицировать ген верности. В результате проведенной в 2001–2004 годах серии экспериментов на мышах исследователи сначала выявили гормон моногамии — вазопрессин, а затем и ген, ответственный за его выработку.

Исследователей заинтересовал тот факт, что два родственных вида полевых мышей совершенно по-разному строят свою семейную жизнь. Если самцы Microtus ochrogaster однолюбы, то самцы Microtus pennsylvanicus, напротив, ярко выраженные сторонники полигамного образа жизни. Вазопрессин вырабатывается во время секса, затем его улавливают рецепторы V1a в мозге и активизируют «систему награды», которая прочно связывает чувство счастья с данным конкретным партнером.

Само по себе наличие вазопрессина еще ничего не решает. Но если в мозге снижено количество воспринимающих его рецепторов, как у самцов Microtus pennsylvanicus, то чувства привязанности не возникает и мыши склонны искать себе все новых и новых партнерш.

Когда же им вводили ген, стимулирующий развитие V1a, мыши резко меняли поведение и занимались сексом только с одной самкой, игнорируя всех прочих. Вазопрессин используется в лечебной практике обычно как средство против неконтролируемого мочеиспускания у людей; кроме того, некоторые ученые полагают, что с ним связано такое заболевание, как аутизм. Существование у людей аналогичного механизма моногамии, запускаемого вазопрессином, предполагается, но пока не доказано.