По соседству с Гитлером

Хорошо обставленный дом помог Гитлеру завоевать симпатии англичан

Павел Чернышов 11.09.2015, 16:30
__is_photorep_included7750217: 1

Чтобы показать Гитлера в хорошем свете, Геббельс предложил уделить внимание дизайну его жилища. Ремонт и обстановка стоили колоссальных денег, но результат окупил себя: неожиданно ведущие мировые издания стали писать о фюрере как об обаятельном и хлебосольном хозяине прекрасного дома.

Первоначально Адольфа Гитлера весь мир видел кровожадным маньяком, не останавливающимся ни перед чем. Подобный образ, хотя и импонировал широким кругам избирателей, отпугивал буржуазию. Чтобы решить проблему, рейхсминистр пропаганды Йозеф Геббельс организовал ребрендинг для фюрера. Создать респектабельный образ помогли архитекторы и дизайнеры интерьеров.

Был тщательно проработан дизайн для трех основных мест обитания Гитлера — канцелярии в Берлине, резиденции в Мюнхене и сельского дома в Баварских Альпах. Работой руководила Герди Троост, в то время один из наиболее известных дизайнеров Германии, супруга архитектора Пауля Людвига Трооста, которого Гитлер высоко ценил. Чета Троост входила в ближний круг диктатора.

По иронии судьбы, Герди Троост сотрудничала с еврейскими дизайнерами, которых старалась оберегать от гонений, что, впрочем, ей не мешало также активно пользоваться трудом рабов Третьего рейха.

В ходе работы, по воспоминаниям современников, с заказчиком порой возникали споры, но Герди старалась настоять на своем. Некоторые решения казались Гитлеру слишком экстравагантными, например панорамные окна в альпийском доме.

Как благодаря дизайну произошло чудесное превращение, исследуется в недавно вышедшей книге «Гитлер дома».

«Неожиданно из мрачного одинокого политика Гитлер превратился в веселого и сердечного человека, соседа, которого каждый рад иметь. Это удалось сделать благодаря повсеместно тиражируемым фотографиям в домашней остановке. Хорошо продуманные интерьеры показывали, что дома у него царит теплая атмосфера», — рассказывает автор книги Деспина Стратигакос.

По оценке исследователей, работа над дизайном стоила баснословных денег.

Пока экономика Германии продолжала оставаться в кризисе, а население вынуждено было покупать дешевые товары из синтетики, для Гитлера использовали только натуральные материалы, большинство предметов было ручной работы.

В результате личное пространство Гитлера совершенно отличалось как от официального имперского стиля Третьего рейха, так и от баухауса. В целом дизайн от Троост эксперты характеризуют как «уютный модерн»: преобладали яркие теплые цвета, текстура. Транслировалось, что такой дизайн должны взять за образец все немцы.

После того как работа дизайнера была закончена, в гости к Гитлеру стали активно приглашать журналистов, которые могли увидеть его личную жизнь. Пресса тут же откликнулась.

В 1938 году в английском журнале Homes&Gardens вышел репортаж из баварской резиденции Гитлера.

Несколько цитат из этого материала дадут представление, каким Гитлера стали видеть иностранные читатели:

«Здесь открывается лучший вид в Европе. Белоснежные каскады гор чередуются с лесными чащами». «Дом заполнен воздухом и светом, это ощущение подчеркивают трели канареек, клетки с которыми развешаны по дому».

«Распространено заблуждение, что Гитлер принимает у себя только государственных деятелей. На самом деле в его доме всегда можно встретить блестящее общество иностранцев. Особенно часто бывают певцы, писатели и музыканты. Гитлер — радушный хозяин и прекрасный рассказчик».

«Гостям повар предлагает огромный выбор вегетарианских блюд, радующих и глаз, и желудок. Но есть и традиционные стейки, которые также выше всяких похвал».

Следом схожие репортажи опубликовали New York Times и Life.

В результате, хотя за спиной у Гитлера уже были такие вехи, как «ночь длинных ножей» и «хрустальная ночь», даже для зарубежных читателей Гитлер, радушный хозяин прекрасного дома, заслонил образ Гитлера-политика.

Как отмечает Деспина Стратигакос, эта книга — не только история о Гитлере и дизайнерах, но и предостережение для современных читателей.

«Тогда в моду вошли репортажи о частной жизни знаменитостей. Все хотели знать, что происходит за фасадом, и гитлеровская пропаганда успешно использовала это. Образ Гитлера как частного человека, принимающего гостей и играющего с собаками, на какое-то время перевесил его реальные дела. Сегодня мы должны сделать выводы из этого и гораздо критичней подходить к человеческим историям из жизни политиков, которые нам активно предлагают СМИ», — говорит она.

Впрочем, урок готовы воспринять не все. Как жалуется Стратигакос, некоторые ее читатели отреагировали на исследование комментариями в стиле «У Рузвельта дом был обставлен с куда меньшим вкусом».