«Я собрал скромный чемодан и поехал учиться в Швецию»

Читатель «Газеты.Ru» о переезде из России в Швецию

«Несмотря на дороговизну, жилищный кризис и, конечно, климат, Швеция – страна сравнительно комфортная, толерантная и приветливая», — читатель «Газеты.Ru» рассказал о своем опыте поступления в шведский университет и жизни россиянина в Скандинавии.

Со Швецией меня не связывало почти ничего. Я не знал ни языка, ни истории и имел почти исключительно стандартный (впрочем, положительный) набор стереотипов: блондины, гендерное равенство, лосось, welfare state, хвойные леса. Очень любил я только студенческий город Уппсалу, в который до этого приезжал дважды и куда обязательно хотел попробовать поступить. Когда меня взяли в магистратуру и дали щедрую стипендию, выбора уже не стояло. В августе 2013 года я собрал скромный чемодан и поехал учиться на англоязычную программу по медиакоммуникациям в Уппсальский университет.

Про стипендию надо сказать отдельно, потому что это возможность, которой молодым людям пользоваться можно и нужно.

Выдает ее правительственная организация под названием Шведский институт, которая занимается продвижением шведской культуры в мире. Они раздают вообще немало грантов, но конкретно этот – Visby Program Scholarship – рассчитан на студентов из пяти постсоветских стран, включая Россию. Грант покрывает расходы и на обучение, и на проживание. Я попробовал подать документы – и мне повезло.

Студенту освоиться в Уппсале нетрудно. Это древний, четвертый по величине город Швеции в 40 минутах езды на поезде от Стокгольма.

Как Париж во времена Жана Фролло Мельника, Уппсала разделена рекой на две части: университетскую и городскую. На университетской – многочисленные корпуса старейшего в Скандинавии университета и студенческие общества. На городской – большинство магазинов, ресторанов и административных учреждений. Чем тут заниматься тем, кто не учится в университете, поначалу не совсем понятно; кажется, что город создан только студентами и для студентов, на улице постоянно встречаешь знакомые юные лица, и студенческая жизнь бурлит. В конце концов, это один из трех последних городов в Европе – вместе с Лундом и Турку, которые сохранили «нации» (nationer, их еще переводят как «землячества») – 13 студенческих обществ, с XVII века представляющих исторические провинции и города Швеции.

Шведские студенты чаще присоединяются к нациям, отвечающим за их регион, а иностранцы – к тем, где больше вечеринок.

Большинство наций располагаются в старинных особняках. Они служат студентам и дешевыми кафе, и ресторанами, и ночными клубами, а некоторым счастливчикам и домом.

Счастливчикам – потому, что, если родная нация не обеспечила вас жильем (а для этого надо очень постараться), в какой-то момент жилье вам придется искать самостоятельно. В Уппсале международным студентам в первый год обучения помогает добрый университет, но если ваша программа длится два года, дальше нужно выкручиваться самим.

Нехватка жилья – вообще одна из главных проблем в Швеции, а в регионе Стокгольма — Уппсалы все бывает и вовсе плачевно.

Если повезет, в Уппсале можно найти комнату в студенческой квартире и за 2100 шведских крон (около 15 тыс. руб.), но разумнее ожидать ежемесячной платы в диапазоне 3000–4000 крон (21–28 тыс. руб.) за комнату в общей квартире или коридоре общежития.

Комната будет в вашем личном распоряжении – больше одного человека здесь не заселяют. Но даже перед тем, как найти дорогое жилье, вам предстоит провести много времени на сайтах, в соцсетях и, вероятно, встретиться не с одним арендодателем. Еще, как в хорошей социалистической стране, в Швеции можно встать в очередь на получение жилья, но время ожидания в популярных городах может растянуться на годы.

Сами шведы давно нашли способ обходить неприятности: как русских дворян с рождения записывали на военную службу, чтобы к совершеннолетию они доросли до офицерского звания, так и шведских подростков записывают в очереди в вероятные города будущего проживания, чтобы к моменту поступления в университет они располагались на самом верху списка. Тогда есть шанс получить что-то сравнительно недорогое.

Уровень цен – вообще постоянная боль иностранца в Скандинавии, а иностранного студента – особенно.

Скажем, цена за буханку хлеба обычно начинается с 17 крон (120 руб.), за дюжину яиц – 20 крон (140 руб.), за пол-литра молока – 8 крон (56 руб.).

С ночной жизнью за пределами наций совсем беда (и это касается не только Уппсалы): стакан даже самого дешевого и скверного пива редко где найдешь дешевле 60 крон (420 руб.), бокал вина – дешевле 75 крон (530 руб.). С алкоголем в Швеции вообще особая история: за пределами баров его продают только в управляемой государством и неоправданно дорогой сети магазинов под невзрачным названием Systembolaget («Системная компания»). Магазинов этих немного, они обычно открыты с 10 до 19, в субботу – с 10 до 15, а в воскресенье закрыты вовсе. Нетрудно представить, что происходит у касс в пятницу вечером.

И все же, несмотря на дороговизну, жилищный кризис и, конечно, климат, Швеция – страна сравнительно комфортная, толерантная и приветливая.

В 2014 году она приняла значительно больше беженцев на душу населения, чем любая другая европейская страна, и оба основных политических блока – правый и левый – едины в позитивном отношении к иммиграции.

Прожить без знания шведского вполне возможно – на английском разговаривают и водители автобусов, и кассиры, и уборщики, – но найти работу и чувствовать себя как дома, само собой, будет не так просто.

Шведский, замечу, язык не из простых: страна большая и малонаселенная, между поселками могут быть десятки километров, диалектов море, и все равноправные, а если северяне и сами не всегда поймут южан, то чего спрашивать с иностранцев.

Вдобавок, если вы и будете понимать своих собеседников, то от вас потребуется немало усилий, чтобы заставить их не переходить на английский ради легкости общения. В общей сложности я учил шведский два с половиной семестра, но свободно по-прежнему не говорю – и с тоской наблюдаю, как сильно это снижает шансы на трудоустройство.

К России у шведов отношение двоякое: настороженность, смешанная с любопытством (со времен СССР, похоже, мало что поменялось). Впрочем, негативного отношения к себе лично я не испытывал.

Да и чему удивляться, если каждый семестр Уппсала заполняется толпами студентов по обмену со всего мира, и здесь совсем не важно, кто ты и откуда.

Учеба непростая, российский студент поначалу теряется от количества групповых работ, но академическое вдохновение в небольшом студенческом городе, где работали и Линней, и Цельсий, и Фуко, не покидает никогда.

Не успеешь оглянуться и осмыслить перемены в жизни, как два года магистратуры уже пролетели, надо двигаться дальше, но Уппсала не прощается с тобой: членство в нациях можно продлевать хоть всю жизнь, библиотечную карточку никто не отбирает, и у многих выпускников есть традиция собираться здесь в последний день апреля. В самом деле, мы теперь как одна большая семья.