Пенсионный советник

«В вопросах качества и безопасности не может быть компромиссов»

Небоскреб «Лахта центр» продолжает удивлять технологиями

Алина Звенигородцева 06.05.2015, 10:51
Исполнительный директор АО «МФК «Лахта центр» Александр Бобков Газпром
Исполнительный директор АО «МФК «Лахта центр» Александр Бобков

О включении российского небоскреба в Книгу рекордов Гиннесса, технологиях строительства и работе при курсе на импортозамещение в интервью «Газете.Ru» рассказал исполнительный директор АО «МФК «Лахта центр» Александр Бобков.

— Прежде всего, хочется поздравить вас с тем, что «Лахта центр» был внесен в Книгу рекордов Гиннесса. Был отмечен фундамент здания, а именно – использованная технология непрерывного бетонирования, о которой мы уже рассказывали читателям. В чем необходимость этой технологии, почему без нее нельзя обойтись?

— У нас не было цели ставить рекорды. Конструкция, которая в результате была зарегистрирована в Книге Гиннесса, — это результат расчетов и испытаний, работы нескольких проектных институтов и ведущих конструкторов. Чтобы обеспечить безопасность и надежность здания весом 670 тысяч тонн, была выбрана именно такая конструкция – коробчатый фундамент на 264 сваях двухметрового диаметра, погруженных на глубину до 82 метров.

Самый мощный несущий элемент фундамента – монолитная железобетонная плита. Она размером с футбольное поле и высотой больше, чем этаж жилого дома.

За 49 часов в рекордную плиту было непрерывно уложено почти 20000 кубометров смеси с 13 заводов Санкт-Петербурга. Более 9 тысяч тонн арматуры (примерно столько металла потребовалось для строительства Эйфелевой башни) поставляли предприятия всей страны.

Плотная сетка армирования, высокопрочная бетонная смесь по специальному рецепту, отсутствие так называемых холодных швов сделали нашу плиту достаточно прочной, способной нести все расчетные нагрузки.

— То есть работы, за которые вы получили награду, велись с использованием российских материалов и российского оборудования?

— Как я уже сказал, арматура и бетон – отечественные. Техника, задействованная именно на этом этапе работ, не уникальна и в достатке присутствует в нашем регионе. Это автомиксеры, бетонные насосы. А вот технология и организация процесса – это результат серьезной работы международной команды: российские инженеры, конструкторы и строители решали эту задачу совместно с коллегами из Германии, Турции и Южной Кореи. В результате сложнейший и беспрецедентный технологический процесс прошел без единого сбоя. В течение двух суток на площадку ежеминутно заезжали и разгружались в общей сложности несколько тысяч автомиксеров с бетоном, а жители домов по соседству узнали об окончании этой «спецоперации» только из телесюжетов.

— А как вы в целом оцениваете перспективы импортозамещения в строительстве, а особенно в таких масштабных проектах, как ваш? Что можно заменить, а без чего иностранного обойтись нельзя?

— «Лахта центр» — это российский проект, и сам процесс его реализации отчасти символизирует возможности и уровень развития отечественной современной строительной и инженерной отрасли.

Конечно, мы стремимся к максимальному замещению импортных составляющих отечественными. Но в уникальном здании, которое претендует оставаться современным и передовым на десятилетия вперед, не обойтись без мирового опыта и лучших зарубежных составляющих.

Заметная доля импорта в нашем проекте все-таки будет. Это касается тех элементов, отечественные аналоги которых требованиям проекта пока не отвечают: это часть специальных металлических конструкций, элементы остекления и инженерное оборудование.

С другой стороны, наш проект с колоссальными объемами и высоким темпом строительства не только обеспечивает работой заметную часть сектора строительства и поставщиков материалов Северо-Запада, но и создает возможности для наших субподрядчиков и поставщиков отработать новые технологии, приобрести опыт и перенести в массовое строительство новые эффективные решения. Растет и качество предоставляемых услуг благодаря тому, что среди потенциальных партнеров усиливается конкуренция.

— Каким образом удается организовать работы такого масштаба, как выстроена система контроля за качеством работ и безопасностью?

— В организации таких масштабных работ нет мелочей. Здесь важно все: от расположения заводов, поставляющих материалы, до расстановки регулировщиков на площадке для организации движения техники.

Проработка технологий и логистики при этом занимает в разы больше времени, чем сами работы. На подготовку заливки нижней плиты фундамента ушло несколько месяцев.

Для нас в вопросах контроля качества и безопасности нет и не может быть компромиссов. Четкого и беспрекословного соблюдения всех норм мы требуем от всех участников производственного процесса, введена и работает многоступенчатая система контроля за соблюдением технологий, требований охраны труда. Организован перекрестный, дублирующий контроль. Соответствующие службы есть в структуре заказчика, генподрядчика, разработчик проекта осуществляет авторский надзор, отдельная, независимая организация привлечена для строительного контроля.

Кроме того, как особо сложный и уникальный объект, мы попадаем в сферу отдельного контроля федерального Ростехнадзора. Несмотря на частоту, тщательность и даже пристрастность проводимых комплексных проверок, существенных нарушений на нашем объекте нет. Для нас это еще одно подтверждение того, что ключевые проектные решения и основных подрядчиков мы выбрали верно, и в целом наша система управления проектом осуществляется правильно.

— Какие еще уникальные для России разработки, а может, и для всего мира вы планируете использовать при строительстве «Лахта центра»?

— По большому счету каждый элемент нашего комплекса уникален. Но применяемые технологии по большей части уже отработаны в мировой практике высотного строительства. Например, мощные буронабивные сваи используются в основаниях небоскребов часто. Но наш диаметр в два метра – абсолютно уникальная ситуация. Подрядчиком для нашего проекта было специально изготовлено новое оборудование для бурения проектного диаметра.

Совершенно уникальна, пожалуй, система обслуживания фасадов. Из-за их нетипичной формы, закручивающейся по мере движения вверх, на фасаде небоскреба нет параллельных линий.

Сконструировать систему рельсов и подвесных люлек для очистки и, в случае необходимости, ремонта стекол команде инженеров и конструкторов было непросто. Еще сложнее – найти способ борьбы с образованием льда на шпиле в условиях нашего климата с высокой влажностью и постоянными перепадами температур. Но эти задачи нами сейчас решены и могут в дальнейшем войти в копилку уже российских уникальных технологий для последующего применения в новых проектах как у нас в стране, так и за рубежом.

— Какое внимание на вашем проекте уделяется «зеленым» технологиям?

— Мы работаем в этом направлении, это не только современно, но и выгодно. Сейчас мы проходим процедуру сертификации проектных решений по международному экологическому стандарту LEED. Это чрезвычайно важно как еще одно подтверждение высокого уровня здания, создающегося по требованиям завтрашнего дня. Все «зеленые» инновации – от «умного» освещения до многоступенчатой системы сортировки утилизации отходов – у нас будут внедрены. Не менее значимый для нас аспект – экономия ресурсов, а следовательно, снижение затрат на последующую эксплуатацию.

— Есть какие-то архитектурные или технические особенности, вызванные тем, что строительство ведется в Санкт-Петербурге?

— Конечно. И в первую очередь они обусловлены климатическими особенностями. «Лахта центр» — самое северное здание такой высоты. Нам пришлось особенно ответственно подойти к учету ветровых нагрузок, были проведены несколько этапов аэродинамических испытаний. С учетом их результатов было изменено первоначальное расположение зданий комплекса, чтобы обеспечить комфорт на территории всем сотрудникам и гостям.

Внутри здания комфортный микроклимат обеспечивается благодаря двойному фасаду, который компенсирует резкие перепады температуры снаружи здания.
Еще один вызов для проектировщиков и строителей – близость к воде. Вся площадь застройки защищена шпунтовой стенкой, фундамент небоскреба – стеной в грунте на глубину более 30 метров. Каждый элемент фундамента тщательно гидроизолирован. Сотни датчиков позволяют осуществлять постоянный контроль надежности подземных конструкций.

— Повлиял ли кризис на ход строительства «Лахта центра» — сдвинулись ли сроки работ, несете ли вы дополнительные затраты?

— Сроки сдачи комплекса в эксплуатацию остаются неизменными. Это 2018 год. И набранный темп строительных работ позволяет нам быть уверенными в реальности этих планов.

Что касается кризиса, то можно сравнить его с плохой погодой: игнорировать сложно, но жизнь при этом не останавливается.

В нашем случае минимизировать риски, связанные с экономической конъюнктурой, позволяет гибкая модель управления проектом, которая предусматривает постоянный аудит и оптимизацию проектных решений на всех этапах. Например, дополнительные расчеты и испытания дали нам возможность заменить дорогостоящие стальные колонны высотного здания на композитные – с металлическим сердечником и железобетонным окружением. Одно это решение дает существенную экономию металла, измеряемую тысячами тонн, а также сокращает сроки возведения.

— Не изменились ли планы по использованию здания? Как вы сейчас видите его будущее? Не будет ли оно пустовать, как некоторые помещения «Москва-Сити»?

— Планы по функциональному наполнению комплекса также остаются неизменными. В башне основную часть займут офисы группы «Газпром». Большая часть многофункционального здания, которое по площади превосходит высотку, будет отведена под объекты общественно-досуговой инфраструктуры: самый большой в Европе детский научно-образовательный центр «Мир науки», планетарий, выставочные пространства, зал-трансформер для организации различных мероприятий, киноцентр, медицинский и спортивный центр, кафе и рестораны. Вложения инвестора в создание действительно комфортной современной территории, безусловно, добавляют привлекательности объекту. Опасений, что площади будут не востребованы, у нас нет. Намерения инвестора остаются неизменными, а штаб-квартира крупнейшей энергетической компании гарантированно станет магнитом для сопутствующих бизнесов и сферы услуг.

— Как сделать так, чтобы новый район с абсолютно новым обликом, с одной стороны, вписался в уже существующую атмосферу Санкт-Петербурга с определенным колоритом, а с другой – был функциональным? И как вообще девелоперы должны искать этот баланс между историей и современным городом?

— В нашем случае эту задачу решает местоположение. С одной стороны, мы находимся в существенном отдалении от исторического центра, на расстоянии более 9 километров, что в принципе исключает опасность влияния на охраняемые городские панорамы. С другой стороны, уникальное расположение на побережье Финского залива диктует необходимость создания нового знакового объекта морского фасада современного Петербурга.

Ведь сейчас туристы, прибывающие в город морским путем, удивляются: массивы новостроек, невеселые промышленные пейзажи, портовые краны и есть тот самый великий Петербург?

Создание на окраинах города, особенно на побережье, современных городских территорий с новой архитектурой, с развитой деловой и общественной функцией – это сегодня насущная потребность. Наш комплекс предоставит десятки тысяч новых рабочих мест, частично развернет от центра существующие напряженные транспортные потоки и, мы очень надеемся, будет включен в туристические маршруты как новая достопримечательность Петербурга.