Пенсионный советник

Не рай и там

Читатель «Газеты.Ru» о пяти проблемах Германии

Виталий Бланк 31.01.2015, 10:41
iStockphoto

Читатель «Газеты.Ru», проживший десять лет в Германии, делится своими впечатлениями: условия для жизни там хорошие, но далеко не райские. Бюрократия, как и в России, проблемы с коммунальными службами, мигрантами и здравоохранением.

Итак, Германия — не рай. Вернее, конечно же, почти рай. Не дают здесь благоухать амброзиям и течь рекам нектара, на мой взгляд, всего пять причин.

Сразу же сообщаю, что на объективность здесь претендовать не принято. Все пишется исключительно по настроению и согласно опыту десятилетнего проживания автора в этой стране.

Стройка ради стройки

Уверен, все, кто приезжал в Германию, отмечал баснословное скопление всевозможных ремонтных или строительных работ на каждом клочке земли в этой стране. Будь то ремонт автобана, тоннелей, церквей, памятников, метро. Заканчивают ремонт одного участка дороги, тут же начинают ремонтировать второй. Закончили со вторым, возвращаются к первому. Из-за постоянной стройки любой немецкий город — это нескончаемые пробки.

Вылизывают до совершенства, качественно строят, качественно находят новые проблемы, качественно решают.

В некоторых случаях выглядит все это достаточно гротескно и вызывает нехорошие мысли о не совсем адекватных, а иногда и прямо криминальных действиях. Как?! Думаете, в Германии нет распила при строительстве? Поинтересуйтесь историей возведения всех более-менее значимых объектов в ФРГ. Связанные со строительством «Альянц-Арены» в Мюнхене, вокзалов в Берлине, Штутгарте сейчас в тюрьме.

Вот, например, Гамбургскую филармонию начинали строить со сметой в 200 млн евро, теперь добрались уже почти до миллиарда. А филармония до сих пор не построена.

Гордость и символ Мюнхена — Фрауэнкирхе. Признавайтесь, кто-нибудь видел башни-груди церкви без «лифчика» из строительных лесов? Я живу в Мюнхене с 2009 года. Еще ни разу не видел Фрауэнкирхе «обнаженной». Вот, не поленился сделать коллажик Фрауэнкирхе разных годов.

В 2001 году после шестилетнего ремонта церковь предстала во всей своей красе. Спустя восемь лет новый ремонт. Лет на десять как минимум. Стоимость работ каждый год примерно миллион евро. Неплохо, да?

Но спустимся с высоких материй на бренную землю. Карта моего района (рыжий треугольник). Белые островки — детские игровые площадки. На каждый дом своя. При том что на площадках даже в самый летний час пик можно увидеть от силы трех скучающих мам с детьми.

Видите на картинке правую звездочку? Это 15-я (!) по счету детская площадка на квартал. Красивое число. Но месяц назад в район левой звездочки (расстояние сто метров от правой) приехали тракторы и экскаваторы, разворотили грязь и начали что-то строить. Устанавливают 127-ю по счету горку и качельку!

На расстоянии 100 метров от приличных размеров такой же детской площадки. Кстати, снизу и слева только лес, а сверху больница — никаких жилых домов. Спрашивается, зачем? Чтоб пациент из больницы в песочке гипсом ковырялся? Или грибник, чтоб из леса вышел и сразу с горки на лукошке скатился?

А далее по тропинке, между прочим, огромный биохимический кластер фирм-стартапов. Ежедневно по грунтовой дорожке от метро шагают туда сотни биологов. Весной, осенью и зимой по колено в грязи и снегу. Сложно заасфальтировать?

Здравоохранение

Каждый наемный работник в Германии каждый месяц отдает от своей зарплаты примерно €300 на медицинскую страховку. Не важно, посещает он врача или нет. Каждый раз, договорившись заранее с врачом о приходе, пациент в состоянии чуть легче чем коматозном, сидит в комнате ожидания в среднем более часа. Каждый раз врач, увешанный самым современном оборудованием, не в состоянии поставить точный диагноз.

Тем более обидно за детей. Врачи, обслуживающие на дому, отсутствуют в крупных немецких городах как класс. Больной ребенок с ослабленным иммунитетом обязательно должен идти к врачу и сидеть там больше часа в компании других больных (и заразных!) детей, чтобы получить банальное жаропонижающее. Лихорадка в 40 градусов у младенца — не повод вызывать «скорую».

В прекрасный первый год Джуниора поймали какой-то вирусняк. Дали свечку парацетамола. Не помогает, температура растет. Дошла до сорока. Мы перепугались. Я никогда не видел такого горячего человека. Раскалился Джуниор до бела. Звоним в неотложку, так, мол, и так — жаропонижающее не помогает, приезжайте. Кровотечение есть? Задыхается? Нет? Тогда приезжайте сами. Или давайте мы вам через полчаса перезвоним... Через полчаса не перезвонили. Берем годовалого, еле дышащего ребенка, вызываем такси и в дождливую ночь срываемся в поликлинику. Дежурный врач диагностирует вирус и выписывает по рецепту ибупрофен. Естественно, медикаменты на руки не дает, его еще нужно найти в дождливом городе в ночной аптеке. Катаемся на такси по городу, нашли одну. Молимся, чтобы ибупрофен был на складе. Аптекарь, боязливо не открывая решетки ворот (мало ли кто там ночью нагрянул?), просовывает через дырку медикаменты и убегает. Приезжаем домой, даем ибупрофен, выдыхаем.

Эйчары

Объективность такова, что в поиске работы невозможно избежать спрута полумафиозных фирм и фирмочек, соединяющих работодателя и работника. Работнику найти рабочее место напрямую без заключения кабального контракта с хедхантером очень сложно. Работодатели готовы платить хедхантерам почти вдвое больше за наемного работника, только чтобы была возможность расстаться с таким работником на следующий день, а не через два-три месяца, как если бы контракт они заключали напрямую. А хедхантеры за такую возможность обдирают уже работника, выплачивая ему жалкие €9 в час. Ну и сами хедхантеры имеют о работнике такое же представление, как батайский гопник о галерее Лафайет.

Дети

Во время летних школьных каникул на три недели закрываются школы, не работают продленки. Куда девать ребенка на три недели при условии, что бабушками в Германии пользоваться не принято, летних лагерей в нашем понимании почти нет, а если и есть, то стоят они многие тысячи евро? Вот и делят коллеги в жарких кулачных боях отпуска друг с другом.

В общем-то, немецкое правительство круглый год высказывает озабоченность демографией. Мол, население не прирастает. Но на деле для стимуляции семейных пар рожать детей практически ничего не делается. Выдаваемых государством €150 на ребенка хватит в Германии на памперсы и книжку. Садики хоть и оплачиваются государством, но свою долю в €200–300 в среднем родители обязаны вносить. С садиками до сих пор ситуация была аховая. Мест не хватало. Место в садике нельзя было получить без подтверждения о выходе на работу матери, а работу, в свою очередь, нельзя получить без подтверждения наличия места в садике. Такой вот уроборос.

Кроме того, я до сих пор не могу понять, почему уже после четвертого класса ребенку по сути предопределяют его карьерные перспективы? Ведь именно с четвертого класса пути детей разделяются. Согласно успеваемости, одни идут учиться дальше в Gesamtschule, после которой прямая дорога в ПТУ, а другие идут в Realschule, дающую право претендовать на высшее образование. В данном случае советская система, где карьерные перспективы школьника решались аж после восьмого класса, видится мне гораздо более объективной. Как можно оценивать умственный потенциал ребенка и решать его судьбу в 10 лет? К тому же это сильнейший стресс для родителей.

Интеграционная политика

Объективность интеграционной политики такова, что через поколение население Германии сильно потемнеет. Конечно, это очень благородно для страны, что она принимает у себя жертв войн, эпидемий, немецких переселенцев, евреев и прочих обездоленных. Но в лагере для беженцев я был, кухню изнутри знаю. Знаете, сколько среди этих масс липовых евреев, липовых немцев, липовых беженцев? В африканской части знакомый либериец рассказывал, что его сограждан здесь от силы с десяток, остальные — нигерийцы с фальшивыми паспортами. Гибралтар переплыл, в Германию пробрался, паспорт «потерял» — все! Жизнь удалась, кто теперь сообразит, что у тебя нигерийский загар, а не либерийский, что в твоей стране не воюют? Теперь получай соцпособие да сверкай новым мобильником.

Занимательная история одной африканской семьи, которая после десяти лет ПМЖ в Испании перебралась в Германию и потребовала статуса беженца! Помилуйте, разве в Испании война и болезни? Один случай Эболы в Мадриде и все? Аларм? В статусе беженца им немцы отказали, те подали протест. Дело варится уже несколько лет. За это время семья оперативно разрослась до пяти детей. За это время семье был предоставлен бесплатный собственный дом, бесплатный садик с питанием и т.д.