Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Я застал в Москве одни гадюшники

Aleksei 19.12.2012, 15:36
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Мои знакомые голландцы на старости лет запросто переехали на французский Côte d'Azur, без особых страданий продав свой фамильный 5-этажный домик в районе Jordan, который ничем не хуже района Патриарших. Но средиземноморское побережье всё приятнее, чем берега Северного моря, хотя там у них и тюльпаны кругом чуть ли не круглый год.

От редакции. Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Оставьте нам нашу Москву». Обращаем ваше внимание, что тексты, опубликованные в рубрике «Личный опыт», написаны читателями «Газеты.Ru». Редакция не всегда разделяет их точку зрения.

А мои знакомые русские, давно съехавшие из Москвы в 4-этажный дом в той же Голландии, всё никак не соберутся избавиться от своей московской «трешки» и купить на вырученные деньги себе комфортный домик для отдыха где-нибудь на Канарах.

Не тянет их лишний раз отдохнуть у теплого океана за 250-300 евро туда-обратно, а тянет регулярно мотаться в Москву за 400-500 евро, чтоб около Третьяковки на лавке посидеть да окна помыть в своей квартире, которую они даже не сдают. Вот она, сила — то ли русского патриотизма, то ли московской местечковости!

Хотя съехали они отсюда давно – сын в московской школе не успел даже первый класс закончить, для него что Минин с Пожарским, что Дон Кихот с другом. Памятник да и памятник.

Он даже Мавзолей на Красной площади не особо мечтает посетить.

Ну у съехавших из этой страны, понятное дело, ностальгия. Не совсем понятно, что за болезнь у оставшихся.

Особенно обожаю, когда о жизни рассуждают «коренные москвичи». Сам-то не коренной, просто обретаюсь здесь с 70-ых годов, но приятно видеть, как коренные цепляются за свои мифы про «дух старой Москвы».

А дух-то, извините, сильно отвратный. Если и были когда-то в старой Москве «интеллигентные» учителя, врачи, ученые и инженеры-конструкторы, то методом отрицательной селекции повыведены из нее напрочь очень давно.

Я, во всяком случае, застал здесь лишь гадюшники, что в МГУ, что в уважаемых институтах АН СССР, что в прочих местах. Глотку могли перегрызть друг другу за любую ерунду, не говоря уж о должностях, должностных окладах или квадратных метрах.

Московские школьники в 1970-1980-ые были одними из самых безграмотных в стране, в победителях всесоюзных олимпиад по математике, физике, химии московские почти не встречались.

В МГУ московские поступали в основном через спецшколы и репетиторов, да и то во многом благодаря раздельному конкурсу при поступлении: проходной для москвичей на вступительных экзаменах устанавливался на пару баллов ниже.

Понятно, что «коренные москвичи» живут «ощущениями», а не разумом. В первую очередь, они ощущают, что к красивой жизни на своих Патриарших они приспособлены лишь в условиях закрытой от всей остальной страны московской прописки и при особых московских льготах в доступе к рабочим местам, квадратным метрам, вузам, еде и ширпортребу.

Так что ничего удивительного нет ни в неприязни, ни в ненависти многих москвичей к понаехавшим, ни в их мечтах об «очень высоком заборе». Им самим в детстве бабушки про ихнюю избранность в образцовом коммунистическом городе объяснили, так они теперь и своих внуков хотят в «ту же школу на Патриарших» определять.

Не нравятся им и «бутики воровские», и фейс-контроли, и чиновники все! Ну не проходят они через нынешние фейс-контроли и ничего им не светит в бутиках, и чиновники с них дерут, как с простых смертных.

И перестали им, «коренным», выдавать в красивую жизнь спецпропуска, заработанные их пращурами за заслуги перед Иваном Грозным!

А они так привыкли к близости к барскому столу! Ради объедков с того стола ихняя «интеллигенция» в любой момент всегда готова подтасовать любые «выборы», ведь честных москвичей, как и умных, работящих, воспитанных и приветливых, отрицательная селекция оставляла за бортом весь прошлый и нынешний век.

А устоявшие под напором этой селекции несколько десятков тысяч, выходящих в Москве на «марши миллионов» против фальсификации выборов «интеллигенцией», заседающей в префектурах, управах, УИКах и ТИКах, погоды не сделают.

Ведь даже в мэрии московской не всегда манси заправляли. Элитные москвичи и при коренном Лужкове не менее веселую жизнь сородичам устраивали.

Так что

болезнь у оставшихся в этой стране одна: не приспособлена эта страна к жизни вообще, не хватает тут мест под солнцем.

В соседнем Евросоюзе на 500 миллионов народа мест хватает, несмотря на понаехавших, а эта страна рассчитана только на 40 миллионов населения, которое при вертикали власти или при горизонтали нефтегазовой трубы. На остальных тут не рассчитано — ни дорог, ни зарплат, ни жилья, нету на то Воли Божьей.

А при социализме, как известно, на них даже туалетной бумаги не было рассчитано. И никакие «национальные проекты» в этой стране не помогают и не помогут. И не поможет никакой «очень высокий забор вокруг всего этого райского гадюшника».

Не зря, ох, не зря «лишние люди» – любимый образ русской классики.